Герои без вести не пропадают

592 full reads
814 story viewsUnique page visitors
592 read the story to the endThat's 73% of the total page views
5,5 minutes — average reading time

Недавно по электронной почте я получил письмо от члена Союза писателей Санкт-Петербурга, военного переводчика, подполковника в отставке Юрия Лебедева. В письмо был вложен переведенный им немецкий документ, который он нашел в Федеральном архиве Германии во Фрайбурге. Речь шла об одном неясном эпизоде, связанном с сотрудниками Управления НКВД – НКГБ по Ленинградской области.

Сержант госбезопасности (НКВД) Анатолий Киселев (слева) и старший лейтенант госбезопасности (НКВД) Борис Гук
Сержант госбезопасности (НКВД) Анатолий Киселев (слева) и старший лейтенант госбезопасности (НКВД) Борис Гук
Сержант госбезопасности (НКВД) Анатолий Киселев (слева) и старший лейтенант госбезопасности (НКВД) Борис Гук

В документе говорилось о гибели советского самолета У-2, экипаж которого выполнял особое задание Управления НКВД по Ленинградской области и направлялся из осажденного Ленинграда в Тихвин. Вот, что командование 28-го немецкого армейского корпуса сообщало разведотделу 8-й немецкой армии: «Советский самолет У-2 был сбит 10 апреля 1942 года пулеметным огнем в условиях ограниченной видимости в прибрежной зоне Ладожского озера. После того как он совершил на берегу вынужденную посадку, была предпринята попытка взять экипаж в плен. Однако летчик взорвал самолет, погибнув при этом сам. Пассажир открыл огонь и был убит в перестрелке.

В самолете были обнаружены следующие документы:

1. Служебное удостоверение летчика, сержанта НКВД. Персональные данные: Киселев Анатолий Георгиевич. При нем найдена также записная книжка.

2. Пропуск на его имя, из которого следовало, что он командирован для выполнения особого задания командования НКВД по Ленинградской области в Тихвин и фронтовую зону в районе Волховстроя на самолете У-2 № 0007.

3. Служебное удостоверение пассажира, старшего лейтенанта НКВД. Персональные данные: Гук Борис Федорович.

4. Пропуск на его имя, из которого следовало, что он командирован для выполнения особого задания командования НКВД по Ленинградской области в Тихвин и фронтовую зону в районе Волховстроя. Пропуск действителен по 25.4.1942 г.

5. Девять резиновых печатей.

6. Тринадцать паспортов, поврежденных пожаром. Остальные паспорта, по-видимому, сгорели. Особый интерес представляет то, что все формуляры имеют одинаковый серийный номер Х – РС, а номера начинаются с 600 000.

7. Пакет с аптечными товарами из аптеки управления НКВД с надписью от руки «Стрептококи».

8. 41 рубль.

9. Несколько карт, а также маршрут полета.

Паспортные документы свидетельствуют об очень большом количестве пропусков, необходимых в Ленинграде для удостоверения своей личности, чтобы можно было свободно передвигаться по городу.

Документ был подписан 14 апреля 1942 г. капитаном фон Вакербарт».

Проведенной по архиву Управления ФСБ РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области проверкой было установлено, что старший лейтенант госбезопасности Б. Ф. Гук и сержант госбезопасности А. Г. Киселев действительно являлись сотрудниками 2-го спецотдела Управления НКВД по Ленинградской области и 20 мая 1942 года оба были исключены из списков и денежного довольствия как «пропавшие без вести».

Анатолий Киселев (слева), его супруга Ирина и неизвестный летчик у самолета У-2. Начало 1930-х годов (фото из семейного архива И. В. Киселева)
Анатолий Киселев (слева), его супруга Ирина и неизвестный летчик у самолета У-2. Начало 1930-х годов (фото из семейного архива И. В. Киселева)
Анатолий Киселев (слева), его супруга Ирина и неизвестный летчик у самолета У-2. Начало 1930-х годов (фото из семейного архива И. В. Киселева)

Для получения дополнительной информации о сбитом 10 апреля 1942 года У-2 я связался со старшим научным сотрудником музея-заповедника «Прорыв блокады Ленинграда» Павлом Апелем, поскольку музей, в котором он работает, находится всего в нескольких километрах от места гибели самолета. Оказалось, что у него есть информация о сбитом самолете: документы и топографические карты на немецком языке 1-й и 227-й немецких пехотных дивизий, а также 28-го армейского корпуса из коллекции микрофильмов документов вермахта Национального архива США НАРА (NARA).

После перевода с немецкого языка небольшого сообщения 412-го пехотного полка в журнале боевых действий 227-й пехотной дивизии стало ясно, что речь идет о гибели нашего самолета, но фамилий в документе не приводилось. Документ же, полученный ранее от Юрия Лебедева, был подписан на четыре дня позже – 14 апреля 1942 года.

Информация из микрофильма из архива NARA была следующего содержания:

«10.04.1942. 10:40. 412-й пехотный полк сообщает, что 1 км западнее границы дивизии 1-м противотанковым дивизионом огнем из пулемета был сбит русский биплан. Пассажиры, 2 офицера, мертвы. У них было найдено большое количество удостоверений для партизан, которые, по всей видимости, предназначались для распределения в тылу среди соответствующих агентов».

Первый противотанковый дивизион принадлежал 1-й пехотной дивизии. К документу прилагались карты, на которых обозначалась граница между 1-й пехотной и 227-й пехотной дивизиями, разделявшая обороняемое ими побережье Ладожского озера между городом Шлиссельбургом и деревней Липки. По этим картам можно определить, что самолет У-2 был сбит в 4–5 километрах от Шлиссельбурга. Также на картах были обозначены позиции 1-го противотанкового дивизиона между Староладожским и Новоладожским каналами в 1–1,5 км к западу от границы между дивизиями.

Документы 1-й пехотной дивизии уточняют, какое именно подразделение сбило самолет: 3-я рота 1-го противотанкового дивизиона.

Вечернее донесение разведотдела штаба 18-й армии в 28-й армейский корпус за подписью лейтенанта графа фон дер Шуленбурга вносит незначительное дополнение, касающееся экипажа сбитого самолета: «1-й пехотной дивизией из пулемета был сбит на Ладоге русский самолет, при этом застрелили одного комиссара».

Немецкая карта юго-восточного побережья Ладожского озера с указанием позиций вермахта
Немецкая карта юго-восточного побережья Ладожского озера с указанием позиций вермахта
Немецкая карта юго-восточного побережья Ладожского озера с указанием позиций вермахта

Исходя из приведенных выше документальных источников следует, что 10 апреля 1942 года на Ладоге еще стоял лед, У-2 произвел вынужденную посадку неподалеку от берега, где на бровке Новоладожского канала держал оборону немецкий 412-й пехотный полк, солдаты которого и попытались захватить советский самолет и его пассажиров.

У-2 представлял собой советский многоцелевой биплан, созданный под руководством Николая Поликарпова в 1927 году. В его конструкции преобладали дерево и полотняная обшивка. Бензобак в 125 литров обеспечивал беспосадочный полет на расстояние 350–400 км. Максимальная скорость биплана от 130 до 150 км/ч, а крейсерская скорость 100–120 км/ч, максимальная высота полета – 3800 м.

Маршруты летавших в Ленинград и обратно самолетов проходили над южной частью Ладожского озера. Эти полеты всегда были связаны с преодолением больших трудностей, поскольку летать приходилось в очень сложных метеорологических условиях – стоявшие пеленой дожди, туманы, низкая облачность. Дополнительной проблемой были действия немецких истребителей, которые стремились прервать связь Ленинграда с Большой землей. От экипажей наших самолетов требовалось высокое летное мастерство и большое мужество.

Расстояние от Ленинграда до Шлиссельбурга по прямой всего 40 км. Самолет У-2 мог его пролететь за 30–40 минут, но 10 апреля в Ленинграде была температура +2 и шел сильный дождь, который прекратился только к 12 часам дня.

У-2, как отмечается в немецких документах, «был сбит 10 апреля 1942 года пулеметным огнем в условиях ограниченной видимости в прибрежной зоне Ладожского озера. После того как он совершил на берегу вынужденную посадку, была предпринята попытка взять экипаж в плен. Однако летчик взорвал самолет, погибнув при этом сам…».

Из имеющихся документов следует, что из-за сильного дождя в момент полета у летчика сержанта госбезопасности Анатолия Киселева, который находился в открытой кабине самолета, видимость была минимальная. Как следствие, приблизившись к береговой полосе, которая являлась ориентиром, он попал под огонь немецкого пулемета и совершил вынужденную посадку на лед. При попытке захвата самолета немецкими солдатами Киселев произвел его подрыв, пытаясь таким образом уничтожить сам самолет и находящиеся в нем документы и карты. Но поскольку в бензобаке оставалось много неизрасходованного топлива, взрыв оказался настолько сильным, что погиб и сам летчик. Поскольку в конструкции У-2 преобладали дерево и полотняная обшивка, от самолета мало что могло остаться, кроме рамы, двигателя и других металлических деталей. Оставшийся один на льду у горящего самолета старший лейтенант госбезопасности Борис Гук вступил в перестрелку с немецкими солдатами и погиб в бою.

Самолет У-2 периода Великой Отечественной войны
Самолет У-2 периода Великой Отечественной войны
Самолет У-2 периода Великой Отечественной войны

Пропажа самолета У-2 с двумя офицерами Управления НКВД ЛО, направленными со спецзаданием в Тихвин, не могла остаться не замеченной руководством управления. В личных делах офицеров госбезопасности информации о их вылете на спецзадание не имелось. Поэтому автором была проведена поисковая работа в архиве УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, где и удалось найти документ с недостающей информацией.

20 апреля 1942 года начальник Управления НКВД по Ленинградской области комиссар государственной безопасности 3-го ранга Петр Кубаткин направил в НКВД СССР Лаврентию Берии спецсообщение о том, что: «10 апреля в 9 час. 45 мин. по маршруту Ленинград – Тихвин вылетел для проверки работы и инструктажа работников радиостанций восточных районов области заместитель начальника 2-го спецотдела УНКВД ЛО ст. лейтенант госбезопасности ГУК Борис Федорович с пилотом – сержантом госуд. безопасности КИСЕЛЕВЫМ Анатолием Георгиевичем.

Вылет произведен с разрешения дежурного ВВС Комендантского аэродрома г. Ленинграда на самолете типа У-2 № 00-7, вылетной № 0190.

Согласно проложенного маршрута, самолет должен был приземлиться в районе Тихвина до 12 час. 10 апреля. В намеченном для посадки пункте самолет не приземлился.

Нами были приняты меры розыска самолета через ВВС Лен. фронта, ВВС КБФ, аэродромы, находящиеся на трассе, а также аэродромы Волховского фронта и 7-й армии…

Все принятые меры розыска до 20 апреля результатов не дали. Предполагается, что самолет потерпел аварию на участке трассы, так как 10 апреля в районе Тихвина был снегопад.

Через ВВС Лен. фронта и ВВС КБФ приняты меры дальнейшего розыска посылкой специальных самолетов по трассе.

О результатах сообщим дополнительно».

Начальник Управления НКВД по Ленинградской области комиссар государственной безопасности 3-го ранга Петр Кубаткин
Начальник Управления НКВД по Ленинградской области комиссар государственной безопасности 3-го ранга Петр Кубаткин
Начальник Управления НКВД по Ленинградской области комиссар государственной безопасности 3-го ранга Петр Кубаткин

Дополнительного сообщения автору найти не удалось, но собранная из трех архивов России, Германии и США документальная информация позволяет нам восстановить события, произошедшие 10 апреля 1942 года.

Офицеры-чекисты не «пропали без вести», а с честью выполнили свой долг перед Родиной и погибли в неравном бою.

«Секретные материалы 20 века». Станислав Бернев, историк спецслужб (Санкт-Петербург)