Как британцы не нашли Антарктиду

12 November 2019
A full set of statistics will be available when the publication has over 100 views.

 Сэр Джеймс Кларк Росс
Сэр Джеймс Кларк Росс

После того как в 1820 году русские путешественники Фаддей Беллинсгаузен и Михаил Лазарев открыли самый южный и самый холодный на земле материк – Антарктиду, его долгое время никто не исследовал. Прошло больше десяти лет, прежде чем к этому континенту снова приплыли люди. Это была экспедиция из Великобритании, и командовал ею Джеймс Кларк Росс. 

Этот человек внес очень большой вклад в историю исследований Антарктиды и дал свое имя многим относящимся к ней географическим объектам. И это далеко не единственная его заслуга. Кроме самого южного материка, Росс сделал много и для изучения его противоположности – Арктики, Северного Ледовитого океана. 

Самым же удивительным в биографии этого человека, пожалуй, было то, что, исследуя Антарктиду и делая совершенно правильные с научной точки зрения наблюдения, он был уверен… что этого континента не существует. Все географические объекты, открытые проходившими под его руководством экспедициями, Джеймс Росс до конца жизни считал крупными островами, а Южный полюс, по его мнению, как и Северный, находился в центре полярного океана, покрытого льдом и похожего на Северный Ледовитый океан. 

СНАЧАЛА БЫЛА АРКТИКА 

Джеймс Росс, шотландец по происхождению, появился на свет в Лондоне 15 апреля 1800 года. Он с детства знал, кем станет, когда вырастет, – перед глазами у мальчика был пример его дяди, Джона Росса, моряка и полярного исследователя. Джон уже в девять лет был учеником в Королевском военно-морском флоте Великобритании и служил юнгой на кораблях, ходивших по Средиземному морю. Позже, уже став взрослым, он перевелся на судно, курсировавшее между Британией и континентом по проливу Ла-Манш, а также между Британией и Швецией. 

Юный Джеймс мог часами слушать рассказы дяди о морских путешествиях и мечтал стать таким же, как он, чему Джон был страшно рад. Когда мальчику было 12 лет, его дядя, к тому времени как раз дослужившийся до капитана, впервые взял его на свой корабль «Изабелла», и с тех пор они много путешествовали вместе. 

Джона Росса интересовала северная полярная область, в те годы почти не изведанная, и в 1818 году он организовал экспедицию, целью которой было исследовать остров Гренландия и узнать, возможно ли обойти его на кораблях, чтобы попасть в Северную Америку. Джон взял в это плавание племянника, и тот, несмотря на юный возраст, показался себя бесстрашным и выносливым путешественником. «Изабелла» прошла вдоль западного берега Гренландии, и Россы составили его подробные карты. Им удалось добраться до самых восточных островов Канадского Арктического архипелага, но потом они оказались перед скованным льдом проливом и были вынуждены повернуть назад. 

Это путешествие окончательно определило судьбу Джеймса Росса. Теперь он не просто хотел быть моряком, как дядя, теперь его мечтой было стать полярным моряком и узнать как можно больше о покрытом вечными льдами океане и о прячущихся в этих льдах островах. И поскольку Джон Росс после возвращения из Канады должен был снова заняться более «приземленной» работой, связанной с рейсами в Швецию, Джеймс устроился на корабль «Гекла», капитан которого, Уильям Эдвард Парри, участвовал в экспедиции Джона Росса и теперь решил организовать собственный поход к канадским островам. 

Всего Парри провел три такие экспедиции, во время которых были созданы еще более точные карты Гренландии и некоторых островов Канады. Вернувшись из третьего плавания, Джеймс узнал, что его дядя снова собирается в Арктику, и опять записался в его команду. Новая экспедиция длилась с 1829 по 1833 год, и за это время ее участники открыли полуостров Бутия и остров Кинг-Уильям, а также впервые в истории определили местоположение северного магнитного полюса. 

А после возвращения в Англию дядя и племянник узнали, что, пока они работали в северных полярных водах, их коллеги из России, Беллинсгаузен и Лазарев, исследовали южные и тоже открыли там новые земли. Этими землями заинтересовалось и британское правительство, поручившее Россам подготовить экспедицию, которая изучила бы их. Но в 1839 году затем Джона Росса отправили послом в Швецию, так что командовать первой в британской истории антарктической экспедицией стал его племянник Джеймс. 

«КРЕСТНЫЙ» ДЛЯ ТЮЛЕНЯ 

30 сентября 1839 года Англию покинули два больших парусных судна. Одним из них, «Эребусом», командовал капитан Джеймс Росс, а другим, «Террором», его друг Фрэнсис Крозье, участвовавший вместе с ним во второй и третьей экспедициях Парри. Эти корабли даже по меркам того времени были довольно медленными, и им понадобилось больше года, чтобы добраться до острова Тасмания, на котором они сделали остановку, а затем двинулись к берегам Антарктиды. Во время этого плавания была открыта Земля Виктории – область Белого континента, которую Росс посчитал островом, – а также море, которому он дал свое имя. Потом исследователи поплыли дальше и нашли настоящий остров, тоже названный именем начальника экспедиции, на котором обнаружилось несколько вулканов. Два самых больших из них получили названия в честь кораблей, на которых плыли полярники – Эребус и Террор, причем позже выяснилось, что Эребус является действующим вулканом. 

Изучив этот остров, полярники попытались продвинуться еще дальше, но вскоре уперлись в огромную ледяную стену, которую им не удалось обойти. Она была названа Ледяным барьером Росса, и руководитель экспедиции предположил, что в южных полярных водах находится много подобных гигантских кусков льда и что время от времени от них откалываются осколки поменьше, которые становятся плавучими айсбергами. Позже другие ученые, попавшие в Антарктиду, обнаружили, что он почти не ошибся. Айсберги – это действительно куски более массивных ледников, вот только ледники эти, включая и Барьер Росса, являются шельфовыми, то есть примыкающими к берегам Белого континента и поэтому неподвижными. 

Кроме ледника и острова Джеймс Росс также дал свое имя морю, расположенному возле земли Виктории, и одному из видов тюленей, обитающих в Антарктиде. На первый взгляд может показаться, что капитан второго судна Фрэнсис Крозье, в честь которого в Антарктиде назвали только один мыс на острове Росса, был незаслуженно обижен. Но на самом деле Джеймс скорее восстановил равновесие, поскольку Крозье дал свое имя трем мысам, острову, реке и двум проливам в Арктике, так что теперь была очередь его друга «помечать территорию». 

А еще один из открытых Россом островов был назван островом Коулманов – в честь его жены Энн, носившей до замужества эту фамилию, и ее отца Томаса Коулмана. 

СЧАСТЛИВЫ ВСЕ, КРОМЕ МЕДИКОВ 

Потерпев неудачу перед Барьером Росса, исследователи повернули назад и вернулись в Тасманию, а на следующий год снова отправились к берегам Антарктиды. На этот раз они поплыли в другую сторону и добрались до уже известных в Европе Фолклендских островов, по пути описав еще несколько антарктических земель, которые Росс по-прежнему принимал за маленькие участки суши. Кроме того, они проводили измерения магнитного поля и пытались установить примерное расположение южного магнитного полюса, а биолог Джозеф Далтон Хукер изучал попадавшихся им на пути птиц. Всего за три года этой экспедиции было открыто около трех тысяч новых видов животных и растений. Хукер собрал огромную коллекцию растений, найденных на берегах Антарктиды, а также в Тасмании и в Новой Зеландии, и впоследствии издал три книги, описывающие все эти виды. 

Одним словом, значение этой экспедиции для науки было огромным, и все последующие полярные исследователи Антарктиды пользовались собранной Джеймсом Россом и его людьми информацией и составленными ими картами. Но путешествие Росса заслуживает восхищения не только из-за этого. Еще более важным было то, насколько оно было хорошо продуманным в плане безопасности и заботы об участниках. 

В те времена, да и позже, путешествие через половину земного шара было крайне рискованным делом: даже опытные моряки могли стать жертвами штормов и бурь или тяжело заболеть от нехватки витаминов. Но в экспедиции Росса за все четыре года погиб только один человек из 92, причем это был нечастный случай – его смыло с палубы во время шторма. В остальном же путешествие прошло практически идеально – ни один из членов команды ни разу не заболел, так что участвовавшие в экспедиции врачи даже жаловались на то, что им нечем заняться. 

И СНОВА АРКТИКА 

Возвращение «Эребуса» и «Террора» в Европу было триумфальным. Все участники этой экспедиции были представлены к наградам, Джеймс Росс получил рыцарский титул в Англии и орден Почетного легиона во Франции, а Фрэнсиса Крозье избрали членом Лондонского королевского общества по развитию знаний о природе. В 1847 году Джеймс выпустил книгу, посвященную своему путешествию в Антарктиду, которая потом была настольной у нескольких следующих поколений полярных исследователей. 

Ему хотелось бы еще раз побывать в Арктике, где по-прежнему оставалось много неизученных островов, но в эти края уже готовил экспедицию еще один полярник – Джон Франклин. Джеймс Росс уже был знаком с ним: в те годы, когда он останавливался в Тасмании, Франклин был губернатором этого острова. Британское правительство приказало Россу передать ему корабли «Террор» и «Эребус», и тот, хоть и без особой радости, передал старому знакомому эстафету в полярных исследованиях. 

В 1845 году Франклин отправился искать все тот же проход по Северному Ледовитому океану вдоль канадских островов, который не удалось найти дяде и племяннику Россам, и его экспедиция бесследно исчезла во льдах. Через три года, видя, что Франклин не возвращается, и уверенный, что ему нужна помощь, Джеймс Росс организовал спасательную экспедицию и отправился в Арктику на корабле «Энтерпрайз», взяв с собой своего дядю Джона. Россу-старшему к тому времени было уж 73 года, но он был только рад снова, как в старые добрые времена, оказаться среди льдов в компании любимого племянника. 

Это было последнее совместное путешествие Россов, и окончилось оно неудачно: им не удалось найти ни Джона Франклина и его людей, ни останки их кораблей. Джон Росс после этого поселился в Шотландии, а Джеймс через год попробовал еще раз добраться до канадских островов, где предположительно могли находиться корабли Франклина, но вновь потерпел неудачу. 

Последние годы своей жизни Джеймс Росс провел с женой в небольшом городке Эйлсбери. Умер он в 1862 году, на пять лет пережив супругу и так и не узнав, что земли, которые он считал южными полярными островами, на самом деле были большим материком – самым южным, самым холодным и самым опасным для исследователей земного шара.

«Секретные материалы 20 века» №24(540), 2019. Татьяна Алексеева, журналист. Санкт-Петербург