Загадки Игнач Креста

26 November 2019

Мемориал на месте возможного местонахождения Игнач Креста на Валдае
Мемориал на месте возможного местонахождения Игнач Креста на Валдае

Поздней осенью 1237 года монголы начали свое первое вторжение на русские земли. Возглавил поход хан Батый. К началу февраля 1238 года ими были уже захвачены и разорены Рязанское и Владимиро-Суздальское княжества. Следующей на очереди была Новгородская республика. 5 марта, после взятия новгородского пограничного города Торжок, войско Батыя направилось к Великому Новгороду. Однако у урочища Игнач Крест оно вдруг повернуло и пошло обратно к себе в степи. Но истинные сведения об Игнач Кресте каким-то образом стерлись из памяти русского народа. 

ЧТО?

Что же такое Игнач Крест? Обычно говорят, что это название урочища. Но урочищем может быть любой участок местности, о названии которого договорились (или, как говорили в старину, «уреклись» – отсюда и «урочище») люди. 

Скорее всего, в этом месте стоял какой-то крест. Деревянные и каменные кресты ставились на перекрестках важных дорог, а также на поворотах рек или перед опасными порогами. Крестами обозначали и границы участков. От обычных намогильных такие кресты, получившие название памятных, отличались формой и большими размерами.

Но само слово «крест» может обозначать не только сам предмет, а и перекресток дорог. Так что, возможно, Игнач Крест был просто перекрестком.

А вот в честь какого Игнача (или Игната) получил название этот крест, мы, наверное, уже никогда не узнаем. 

ГДЕ?

Единственная сохранившаяся информация о местоположении Игнач Креста содержится в той же самой летописи: находился он на Селигерском пути в 100 верстах от Великого Новгорода. Кажется чего проще: проложил на карте Селигерский путь, отмерил нужное расстояние – и вот оно место. Но не все так просто. Во-первых, Селигерский торговый путь имел несколько маршрутов, а во-вторых, историки до сих пор не могут прийти к единому мнению, какую же длину имела верста в XIII веке. Поэтому на сегодняшний день известны по меньшей мере четыре возможных местонахождения Игнач Креста.

Самое правдоподобное из них – район деревень Полометь и Великий Двор, расположенных недалеко от села Яжелбицы Валдайского района Новгородской области. Эта версия находит подтверждение и в переписной оброчной книге Деревской пятины 1495 года, где подробно описываются владения нового московского собственника Андрея Рудного. В ней упоминается сельцо Великий Двор с озером Великое у «Игнатцова Кръста».

29 июня 2003 года на берегу реки Полометь был поставлен памятный знак в виде бетонного креста. Рядом установлена мемориальная доска с надписью: «В память о мужестве защитников земли Русской». Этому предшествовала поисковая работа историков. По мнению участников этих работ, место нахождения Игнач Креста было локализовано ими с точностью до 50 метров. 

Согласно второй версии, Игнач Крест находится в районе современной деревни Залучье Осташковского района Тверской области, где раньше стоял новгородский укрепленный городок Березовец и где до сих пор высится Березовское городище. В 8 километрах к северо-западу от Залучья находится деревня Игнашовка. Предполагается, что здесь могла проходить и одна из веток Селигерского пути.

Эту версию горячо поддерживал краевед Сергей Ильин. Более полувека назад он нашел в этих краях древний, вросший в землю внушительных размеров крест из красного гранита и выдвинул предположение, что это и есть тот самый Игнач Крест. 

Необоснованность этой версии еще в 1982 году убедительно доказал начальник Новгородской археологической экспедиции академик Валентин Янин. Тем не менее жители Осташковского района Тверской области до сих пор считают, что именно здесь находится знаменитая «точка поворота» монгольских войск. В 2004 году ими даже был установлен еще один мемориальный знак в месте слияния рек Щеберихи и Цыновли.

Третья версия предполагает, что Игнач Крест находился рядом с деревней Игнатицы Старорусского района Новгородской области, которая стоит на берегу реки Полы. Расстояние отсюда до Новгорода составляет 120 современных верст. В древности там проходил путь от озера Селигер по реке Поле к Новгороду и Русе. Сторонником этой версии был известный военный историк XIX века Михаил Иванин.

Четвертый вариант предложил еще в 1853 году историк Сергей Соловьев. По его мнению, Игнач Крест – это древнее урочище, на месте которого возник уже упомянутый нами поселок Крестцы Новгородской области. Но эта версия вызвала серьезные возражения: во-первых, Крестцы находятся в стороне от Селигерского пути, а во-вторых, расстояние от них до Новгорода – менее 80 верст.

ПОЧЕМУ?

Почему же монгольское войско повернуло назад? Первоначально были высказаны предположения о причинах природно-климатического характера: весенняя распутица, начавшийся разлив рек, болота, сильно пересеченный рельеф местности и труднопроходимые леса. Эти объяснения долго господствовали в отечественной историографии. Но со временем их несостоятельность становилась все очевиднее. До начала глобального потепления в то время было еще далеко. И в начале марта весенней распутицы в новгородских землях можно было не опасаться, а на реках стоял еще крепкий лед. Летописи не указывают, была ли в тот год ранняя весна, но современные исследования климатологов показывают, что в XIII веке в Северном полушарии наблюдалось повсеместное похолодание, именуемое «малым ледниковым периодом». Вспомним, что четыре года спустя новгородский князь Александр Невский в апреле на льду Чудского озера сражался с немецкими рыцарями.

Да и крупных рек поблизости не было. Ближайшая крупная река – Мста располагается в тридцати километрах от Новгорода. И по времени у завоевателей в запасе был примерно месяц до вскрытия рек. К тому же опытные монгольские воины легко преодолевали водные преграды, которые оказывались на их пути. И как видно впоследствии, возвращаясь в степи, Батый еще целых два месяца громил русские земли, залитые половодьем.

К тому же если бы хан Батый опасался весенней распутицы и половодья рек, то он должен был спешить и выбрать кратчайший путь от Торжка до Новгорода через районы современных городов Вышний Волочек и Валдай. Этот путь, в сравнении с Селигерским, позволил бы ему выиграть почти неделю и не проходил по льду озер и рек.

Что же касается рельефа местности, то вряд ли монголов смогли остановить Валдайские горы, которые и горами-то можно назвать, лишь обладая фантазией.

Есть и объяснения военного характера. Прежде всего снижение боеспособности монгольской армии, вызванное усталостью войск (как людей, так и лошадей), находящихся в походе уже пятый месяц, и понесенными людскими потерями. 

В первые четыре месяца своего похода армия Батыя практически все русские города брала с хода. Недолгое сопротивление оказали только три города: Рязань, Москва и Владимир. А вот на пятый месяц похода брать города монголам становится все сложнее и сложнее: по пять дней потребовалось им на взятие городов Переславля и Твери, а на осаду небольшого Торжка, где и населения-то было не более тысячи человек, – целых две недели. События, происходящие при возвращении монголов в степи, также подтверждают, что силы их были уже на исходе: постояв лагерем возле Смоленска, хан Батый отказывается от его штурма, а затем, осадив маленький городок Козельск, штурмует его почти два месяца!

А Великий Новгород представлял собой полноценного противника. Город был прекрасно укреплен, и у него было время подготовиться к длительной осаде. Новгородцы обладали сильной и хорошо вооруженной боевой дружиной, которая не участвовала ни в одной из битв в соседнем Владимиро-Суздальском княжестве. К тому же многолюдный Новгород (свыше 30 тысяч жителей) был способен выставить и значительное ополчение.

К сожалению, в исторических документах не содержится никаких конкретных данных ни о численности монгольской армии, ни о ее потерях. Русские летописи говорят только об огромном размере армии Батыя и в большинстве случаев повествуют, что ее потери были большие. Правда, историческим фактом считается и то, что монголы восполняли свои потери за счет пленных. И это давало им возможность сохранять в своей армии необходимую численность. 

Эту тему стали развивать и некоторые другие историки, порой доходя до выводов о том, что к концу похода на Русь в армии Батыя пленных было больше, чем самих монголов. Но подобные выводы очень сомнительны. Во-первых, боевые качества подобной армии будут очень низкими. Ведь не все пленные имеют необходимую военную подготовку. Но даже имевшие таковую не были знакомы с монгольской тактикой и не понимали команд, подаваемых на чужом для них языке. Да и воевать такие пленные со своими соотечественниками будут кое-как. А во-вторых, такую армию будет чрезвычайно сложно контролировать. В любой момент она может поднять восстание или перейти на сторону противника.

Несомненно, монголы использовали русских пленных в боевых действиях на своей стороне. Но только как технический персонал при осадах городов. Они под надзором китайских инженеров изготовляли и обслуживали осадные машины, а также проводили осадные работы.

Был и еще один способ использования пленных – во время приступов крепостей или при наступлении в открытом бою монголы гнали их впереди себя, используя в качестве живого щита. Так, что, несмотря на подобное привлечение к участию в боях русских пленных, армия Батыя свои потери за счет них не восстанавливала.

Военные причины, как вы видите, были весьма весомыми и могли стать существенным поводом при принятии ханом Батыем решения о прекращении похода на Новгород. Но возникает один вопрос: почему это решение он принял у Игнач Креста, пройдя уже две трети расстояния от Торжка до Новгорода? 

ЧТО ЖЕ СЛУЧИЛОСЬ?

Есть две версии. Первая из них – новгородцы откупились от Батыя. Когда монгольская рать приблизилась к Торжку, жители города послали гонцов за помощью в Новгород. Две недели держался Торжок, отбивая штурмы и ожидая помощи новгородцев, но так и не дождались. 

Новгород был торговым городом, и у его жителей сложился соответствующий менталитет. Они во всем искали выгоду и тщательно взвешивали свои действия. Было ясно, что за Торжком последует очередь Новгорода. И поэтому практичные новгородцы здраво полагали, что лучше добровольно отдать врагам часть, чем потерять все, и лучше отдать серебро, чем свои жизни. К тому же монголы были не единственными врагами Новгорода. С запада ему угрожали и шведы, и немецкие рыцари. И оказав сопротивление монголам в любом случае, победив или проиграв, ослабленные новгородцы уже не смогли бы полноценно противостоять им.

Поэтому вполне вероятно, что новгородское посольство с предложением выкупа выступило навстречу войску Батыя и где-то в районе Игнач Креста встретилось с ним и сумело договориться, что, наверное, было не так уж и сложно. Еще со времен Чингисхана монголы не подвергали разорению и грабежу города, изъявившие свою покорность. Такие города получали название «гобалык» – «добрый город», и с них взимали довольно умеренную контрибуцию. К тому же Батый не ставил целью захват русских земель. Он не присоединял их к своей державе, не назначал в завоеванных княжествах своих наместников. Его интересовала лишь добыча. И если новгородцы сами принесли ее, то он не видел смысла идти далее на Новгород, тем более что шансов захватить город было очень немного.

Да и особых претензий к новгородцам у Батыя не было: монгольских послов они не убивали, в битве на Калке не участвовали, Рязанскому и Владимиро-Суздальскому княжествам в противостоянии монголам не помогали. И Батый, забрав выкуп, повернул назад, полагая поход законченным. Но, к сожалению, эта версия не имеет никаких документальных доказательств. 

Вторая версия еще интереснее – Батый не совершал похода на Новгород и у Игнач Креста не бывал. Двухнедельное сопротивление небольшого Торжка крайне разозлило Батыя. Ворвавшись в Торжок, озлобленные монголы стали поголовно вырезать все его население. Но части жителей все же удалось вырваться. Они начали отходить в сторону Новгорода, надеясь найти защиту за его стенами. Пошли они при этом Селигерским путем. Скорее всего, в их положении выбора не было – в какую сторону пробились, в ту и начали отступать. В погоню за ними хан Батый послал отряд.

Пришлось новоторам (а именно так называли себя жители Торжка) отходить с боями, теряя в них своих товарищей. Пройдя более половины пути до Новгорода, последние из защитников Торжка сложили свои головы у Игнач Креста. А монгольский отряд, выполнив свою задачу, вернулся от Игнач Креста к основным своим силам.

Подтверждение этой версии можно найти, например, в Львовской летописи, если внимательно прочитать описание взятия Торжка: «Безбожники же татары шед взяша Торжок, марта 5, на средокрестной неделе, люди все изсекоша, а за прочими людьми гнашеся от Торжку Сересийским путем до Игнача-Креста, секучи люди, яко траву, толико не доидоша за 100 верст до Новагорода».

Но как вырвавшиеся из осады жители Торжка, изможденные двухнедельной обороной города и, скорее всего, без всяких запасов и средств передвижения, сумели пройти, отбиваясь от преследующей их конницы противника, две сотни километров. И сколько же их было, если преследователи весь этот путь «секли их как траву»?

Изложив и кратко прокомментировав причины и версии отказа монгольского войска от захвата Великого Новгорода, автор предлагает читателям свое видение событий, произошедших в марте 1238 года у урочища Игнач Крест.

НОВАЯ ВЕРСИЯ

7 февраля монголы взяли столицу Северо-Восточной Руси – город Владимир. Теперь самым крупным и богатым из непокоренных еще ими городов в этом регионе оставался Великий Новгород. Но начинать поход на него было небезопасно. Ведь еще до начала осады Владимира из города ушел с частью дружины великий князь Юрий Всеволодович. Видя, что тактика обороны опорных пунктов (городов) для противостояния монголам непригодна, великий князь решил собрать силы, чтобы перейти к тактике борьбы в открытом поле и в результате разгромить неприятеля в генеральном сражении. Таким образом, при походе монгольского войска на Новгород для него сохранялась опасность удара в спину. А ведь громадный обоз с награбленным и взятыми в полон сильно снижал мобильность этого войска.

Чтобы обезопасить свои тылы при походе на Новгород, хану Батыю необходимо было разыскать и обезвредить великого князя Юрия Всеволодовича. Он разделил свое войско на три отряда и отправил их из Владимира на поиски великого князя. Первый отряд пошел на Ростов и Ярославль, второй – на Городец и дошел до Галича Мерского. Третий, самый большой отряд Батый возглавил сам и повел его к Торжку. Это направление хан считал наиболее важным, ведь именно в Торжке князь Юрий мог получить помощь от новгородцев и своего брата киевского князя Ярослава, сын которого Александр был князем в Новгороде.

21 февраля Батый попытался с ходу взять Торжок, но не получилось. Пришлось переходить к его осаде, которая затянулась на две недели. Батый понял, что одним своим отрядом он не возьмет более укрепленный и подготовленный к обороне Новгород.

Какие же силы имел Батый? Все приводимые в литературе цифры о численности и потерях монгольской армии являются лишь приблизительными оценками. Кажущиеся наиболее реальными современные оценки определяют численность армии Батыя в начале похода на Русь в 1237 году в 55–65 тысяч человек, а ее боевые и санитарные потери за время покорения Рязанского и Владимиро-Суздальского княжеств – около 30 тысяч человек.

Если учитывать, что отделившиеся во Владимире от Батыя отряды сумели спустя месяц выставить в битве на реке Сить не менее 10 тысяч воинов, то отряд самого Батыя вряд ли превышал 15 тысяч человек.

А новгородское войско составляло, по различным оценкам историков, от пяти до 10 тысяч человек. И ополчение Новгород мог выставить от трех до пяти тысяч человек. К тому же и из близлежащих городов в столицу Новгородской республики могли быть подтянуты силы.

Штурмовать укрепленный город при таком соотношении сил не было никакого смысла. Ведь основным тактическим приемом монголов при взятии городов был непрерывный приступ, требующий значительного перевеса над неприятелем. Тогда Батый отправляет гонцов к командирам отделившихся от него отрядов с приказанием присоединится к нему, а сам из захваченного и разрушенного Торжка выступает к Новгороду. 

К Новгороду Батый идет Селигерским торговым путем. Почему был выбран этот, а не более короткий путь? Во-первых, из Торжка удалось вырваться части жителей, которые стали отходить к Новгороду именно этим путем. Им вдогонку Батый послал отряд с задачей уничтожить всех прорвавшихся новоторов. А затем, чтобы не дожидаться возвращения этого отряда, выступил и сам вслед за ним с главными силами.

Во-вторых, на помощь Торжку могли идти новгородские полки. Идут они или нет, Батый не знал, но такую возможность предусматривал. И идти они должны были кратчайшим путем, поскольку спешили на помощь. В этом случае Селигерский путь давал монголам отличную возможность разойтись с этими полками без всяких кровопролитий.

И в-третьих, Батый никуда не спешил. Ему все равно пришлось бы ожидать подхода остальных отрядов. А в пути было легче прокормить свое войско, чем стоя где-то лагерем.

И вот, когда Батый со своим отрядом дошел до Игнач Креста, его настигли гонцы с донесением от темника Бурундая, командовавшего отделившимися от Батыя отрядами. Темник доносил хану, что возглавляемые им отряды обнаружили великого князя Юрия и его войска в лесах на реке Сить (современный Сонковский район Тверской и Некоузский район Ярославской областей) и полностью разгромили их. В подтверждение своих слов Бурундай прислал Батыю голову убитого великого князя.

Общая численность русского войска, собравшегося на Сити, оценивается историками в пределах 10–15 тысяч человек. Но половину этого войска составляли ополченцы, вооруженные рогатинами и топорами и, естественно, значительно уступающие по своим боевым качествам монгольским воинам. 4 февраля 1238 года, за день до взятия Батыем города Торжок, отряды Бурундая (по разным оценкам, от 10 до 40 тысяч человек) сумели скрытно подойти к русским. Сторожевой русский полк слишком поздно обнаружил их. Ударив по русским войскам одновременно с нескольких направлений, монголы не дали построиться им в боевой порядок и отрезали все пути к отступлению. Но те, даже окруженные со всех сторон, оказали яростное сопротивление и почти все полегли в бою. 

Но эта победа далась монголам тяжелой ценой: в живых их осталось только три-четыре тысячи человек, среди которых было много раненых. Получив известие об этом, Батый понял бесперспективность дальнейшего похода и отдал приказ о его завершении. И случилось это у Игнач Креста примерно 15–16 марта 1238 года.

Произошел очередной исторический парадокс: новгородцы отказали в поддержке великому князю Юрию Всеволодовичу в борьбе с монголами, а тот ценой жизни своих воинов и своей собственной защитил от них Великий Новгород.

«Секретные материалы 20 века» №2(518), 2019. Владимир Матвеев, капитан 1-го ранга. Санкт-Петербург