16 596 subscribers

Что заменит человека?!

2,5k full reads
3,9k story viewsUnique page visitors
2,5k read the story to the endThat's 65% of the total page views
3 minutes — average reading time

Борису Васильевичу стало плохо, резко заледенели руки, сердце начало отплясывать какой-то безумный канкан, быстро превратившийся в некое подобие судорог, он резко осунулся, побледнел и потерял сознание, сидя, а теперь уже полулёжа, на скамейке в парке. Люди, как обычно не обратили на него никакого внимания…, – ну лежит и лежит, мало ли, может он отдыхает, а может, выпил и расслабился…. – вероятно, думали они. Но часы, что были в это время на руке Бориса Васильевича, уже дозвонились до центрального компьютера ближайшей станции скорой помощи. Приятным женским голосом они объяснили дежурной, состояние больного, его геолокацию и анамнез. Связавшись с центральным компьютером больницы, где наблюдался их хозяин, (а это была 23 ЦГБ), часы уже не вербально, а посредством двоичного кода, передали, как текущие данные по ЧСС, уровню кислорода в крови, частоте и глубине дыхания, личный идентификационный номер пациента, так и то, что пациент без сознания и, похоже, что проваливается в кому. По этому номеру, компьютер нашёл в базе и выдал ближайшей по локации бригаде скоропомощников историю болезни пациента. Бригада доехала до больного в течение четырёх минут и теперь уже мчалась в профильное медицинское учреждение, проводя на ходу реабилитационные мероприятия, сверяясь при этом с полученной компьютером медицинского автомобиля медицинской картой пациента...

Борису Васильевичу стало плохо, резко заледенели руки, сердце начало отплясывать какой-то безумный канкан, быстро превратившийся в некое подобие судорог, он резко осунулся, побледнел и потерял сознание, сидя, а теперь уже полулёжа, на скамейке в парке. Люди, как обычно не обратили на него никакого внимания…, – ну лежит и лежит, мало ли, может он отдыхает, а может, выпил и расслабился…. – вероятно, думали они. Но часы, что были в это время на руке Бориса Васильевича, уже дозвонились до центрального компьютера ближайшей станции скорой помощи. Приятным женским голосом они объяснили дежурной, состояние больного, его геолокацию и анамнез. Связавшись с центральным компьютером больницы, где наблюдался их хозяин, (а это была 23 ЦГБ), часы уже не вербально, а посредством двоичного кода, передали, как текущие данные по ЧСС, уровню кислорода в крови, частоте и глубине дыхания, личный индентификационный номер пациента, так и то, что пациент без сознания и, похоже, что проваливается в кому. По этому номеру, компьютер нашёл в базе и выдал ближайшей по локации бригаде скоропомощников историю болезни пациента. Бригада доехала до больного в течение четырёх минут и теперь уже мчалась в профильное медицинское учреждение, проводя на ходу реабилитационные мероприятия, сверяясь при этом с полученной компьютером медицинского автомобиля медицинской картой пациента...

В 23 ЦГБ началось очередное собрание. Это мероприятие медперсонал медучреждения окрестил как «со-брань…», так как заведующий поликлиникой, не стесняясь в выражениях, бранил на этих посиделках тех, кто, по его мнению, плохо работал. Вот и сейчас Константин Аркадьевич буквально метал громы и молнии… – до каких пор?! До каких пор, я вас спрашиваю, вы будете игнорировать возможности электронной карты пациента?! У вас есть все данные, вы в режиме реального времени получаете данные о состоянии хроников, при желании вы легко можете увидеть, что им становится хуже, что нужна коррекция терапии или дообследование, раз назначенная терапия не работает. Почему вы ждёте, когда больной либо умрёт, либо сам доползёт до больницы?! Вы сейчас получаете даже данные о том, какие лекарства реально принимает ваш пациент, но вы не находите времени даже на беседу с теми, кто приходит к вам на приём, но при этом игнорирует ваши назначения! – Вот именно…, – поднялся с места один из молодых специалистов, ещё не боявшийся гнева завотделением. Константин Аркадьевич намеренно медленно с фальшивым изумлением на лице повернулся к говорящему. Тот, однако же, не смутился и продолжал, делая вид или на самом деле не замечая растущего гнева своего “высокого начальства” продолжил... – я и говорю, нет у нас времени, такой поток идёт. Всё везде посокращали, на одного врача в день в три раза больных больше, чем нормами предусмотрено… – Вам за это платят! – взвился, побелев, Константин Аркадьевич. – Да уж платят… – горько усмехнулся молодой специалист. На собаку узко, на кошку широко, в частной клинике за ту же работу… – Вы ещё доживите до платной клиники, уже совсем обезумев, завопил, не терпящий ничьих возражений начальничек… – вы у меня такую аттестацию получите, что вас медбратом в эту самую полатную клинику не возьмут…

Возвращаясь с собрания, врачи и медсёстры шептались между собою. Эндокринолог Павел, тот что спорил со всемогущим завполиклинникой, шёл ещё не остыв от стычки и говорил достаточно громко, размахивая руками в широких жестах, отчего его коллеги испуганно оглядывались… – Заладил одно и то же, миллиарды на цифровизацию, миллиарды на цифровизацию, нам то, что с того?! На компьютеры тратят миллиарды, а людям платят копейки. Чем больше компьютеров в здравоохранении, тем меньше в нём остаётся людей, чьё призвание спасать людские жизни. Только богатые теперь могут рассчитывать на человеческое к себе отношение, на понимание, участие и сочувствие. Бедные могут рассчитывать лишь на стандарт, схему и набор обязательных анализов. Ну и скорую пока ещё не ликвидировали. Но если так пойдёт и далее, то и её вскоре не станет. Раньше, как мне отец рассказывал, они стационары и поликлиники сокращали направо и налево под лозунгом – койка должна работать круглые сутки. И! Почти сразу же после победных реляций министров и министерств случилась пандемия, койки заработали круглые сутки, а вместе с ними и МРТ, и реанимации, и… морги. Неужели та история их так ничему и не научила?! Ну, блин, вы же с людьми работаете, с болезнями людей, людей, чёрт возьми! Так почему же вы доверяете больше кодам и железякам, а не мнению специалистов?! Ну, понятно же, что главный ресурс медицины не компьютеры и не томографы, главный ресурс это люди! …

Через месяц подковёрной возни Павел Сергеевич был уволен, и 23 ЦГБ опять, в который уже раз, осталась без эндокринолога. Правда парень оказался с характером, и испортить ему трудовую книжку и аттестационные документы у Константина Аркадьевича не получилось, хотя он очень старался.

Но электронные отзывы пациентов, с реальными данными и настоящими ФИО, перевесили его старания. Новый приказ Минздрава, ничего не попишешь. Павел же, вопреки ожиданиям коллег, не пошёл в платную клинику, а уехал из столичного Яковска в небольшой райцентр, где и продолжил работать, весьма продвинув тогда ещё не очень развитую в той больнице телемедицину…

Ах да, забыл указать год, когда случилась эта опупея! (Подчеркну, не эпопея, а именно что опупея!) Примерно две тысячи тридцатый, не раньше, хотя…, судя по тому, как развиваются цифровые технологии, это может произойти и раньше. Технологии конечно же развиваются, но бюрократия бессмертна…

Андрей Сальников

25 ноября 2021 года.