Смотрительница маяка, ч.16

21 января

Письмо Луизе закончено и запечатано. Никогда ранее я не писала настолько мелким, вот уж действительно бисерным, почерком. Но было бы крайне неловко вручить моему работодателю конверт, похожий по объему на привезенную им Библию.

Теперь то и дело ловлю себя на мысли, что забыла о чем-то упомянуть. Приходится успокаивать себя составлением заметок к новому черновику и обещаниями непременно написать обо всем в следующий раз.

Пожалуй, со стороны это выглядит смешным, но послание Луизы словно разбудило меня. После смерти мужа меня словно окутала тьма; затем началась жизнь на маяке, так напоминающая сновидение: снег, пустынная равнина, редкие — и непостижимые — видения, одиночество… А письмо моей подруги казалось наполненным светом, движением, звуками — самой жизнью.

Мне очень не хватает Гарольда. Боль от этой утраты будет со мной еще долго, возможно, до самой смерти, но я смирилась с этим. У меня снова появилось желание строить планы, бороться. Слова Луизы пробудили во мне надежду.

22 января

Ловлю себя на том, что то и дело подхожу к окну, надеясь увидеть подъезжающего к маяку господина Ольсена, хотя до его приезда еще несколько дней. Пришлось срочно придумывать себе занятие.

Один из ящиков, сделанный из тонких реек, навел меня на почти абсурдную мысль. Пришлось потрудиться, удаляя лишние дощечки, но теперь к тем двум, которые остались в верхней части, можно прикрепить канву для вышивания. Самодельные пяльцы, надо признать, получились не слишком удобными и несколько неуклюжими, зато теперь я смогу выбрать узор посложнее.

24 января

Долго перебирала нитки и наброски и, наконец, остановила свой выбор на фигуре всадницы в крылатом шлеме. Не решилась изобразить ее скачущей по небу или воде, как это было в моих «видениях», поэтому выбрала фоном берег залива и темнеющий за ним лес.

Жалею, что ящик не попался мне на глаза ранее: я не успею закончить вышивку до своего отъезда, а так хотелось бы отправить готовое полотно Луизе. Возможно, среди тех, кто посещает ее покровительницу, нашелся бы любитель экзотики, пожелавший иметь подобное панно.

из книги "Дневники. Древние тайны фьорда"