Мамору

27 August 2019
Мамору

Я открыла письмо и начала читать его одним солнечным днём.
«Однажды ты прочитаешь письмо. Это будет моей последней просьбой к тебе. Я бы хотел вспомнить, как мы начинали с тобой общаться.

Помнишь того мальчика, который был ниже тебя? Ты помнишь мою прическу? Мои волосы цвета смолы и длиной чуть ли не по пояс. Моя белая кожа. Мои красные глаза от слез, дыма и бессонницы. Ты встретила меня ночью в центре. Сама была еще маленькой. На тебе была кожанка, котелок, красивое платье на молнии спереди и чулки с узором. Ты была похожа на проститутку малолетнего возраста, которая сама этого не осознает. Мы автоматически попросили у друг друга закурить.. Это вызвало у нас забавный, но короткий смех. И закрутилось.

Мы проводили очень много времени.

За много лет общения я вырос с самых низов до миллионера. Но моя страсть к наркотикам только росла. Я кололся, вдыхал, сосал и т.д. Деньги решали все. Машины за несколько миллионов разбивались вдребезги из-за моей любви курить дурь за рулем. Я менял гостиницу за гостиницей. В моей квартире все было завалено дорогой брендовой одеждой, бутылками и шприцами. Особенно я любил шубы. В них можно было укрыться в холодные вечера. Когда душа затвердевала и вспоминала….

Как сожгли мою семью у меня на глазах.

Мы жили в коттедже далеко от Питера. Папа, японец, много работал и делал очень хорошие деньги. Мама, русская, была домохозяйкой. Еще было два брата. Я был самый младший, третий.

Однажды, летней теплой ночью, я открыл глаза от яркого света и сильного специфического запаха. Все горело. Горели все. Я пытался их спасти, но, честно, это было невозможно. И я бы не спасся, если бы не болел анорексией. Я смог с третьего этажа спуститься по водосточной трубе и не застрять. И сделать это незаметно. Вокруг стояли машины. Рядом с ними стояли люди. Они смотрели. Все были в темных очках. В них отражался этот огонь. Огонь смерти. Я бежал в чащу леса. Я долго бродил по нему, вспоминая двух людей из той толпы. Это были папины друзья. Они приходили к нам на все праздники.

Когда я вышел в один город…не хочу вспоминать о нем, но все же…я встретил еще одного знакомого…очень крутую фишку…у него был свой нефтяной бизнес. И еще он держал несколько крупных казино в Лас-Вегасе. Он пообещал мне помочь. Кто знал, что я стану игрушкой. Живой. Для мужиков. Кто знал, что меня будут драть в задницу, заставлять жрать говно, делать мне надрезы на теле и ссать на них. Кто знал, что мне будут колоть наркоту в глаза. Кто знал, это это будет длиться практически 10 лет. Ведь я попал к нему, когда мне было 5…

Однажды я обрел силу.

Не смотря на свою болезнь (анорексия), я научился хорошо драться. И я развивался. Я уходил в библиотеки, много читал и старался больше узнать о жизни за горизонтом этого проклятого особняка. Да, он отпускал погулять меня по городу, только повсюду были его люди. Не сбежать. Пока однажды я не решил их убить. Изощрённо. Сначала, я вспорол их задний проход, вставлял туда разные предметы, и наблюдал, как они прорывают их живот. Наблюдал за каждым. Но я не наслаждался этим. В душе плакал. Я сжег все их тела, кости превратил в пыль. Вы спросите, как у меня это получилось, если я не мог ничего сделать за 10 лет?

Иногда может придти в жизнь дьявол.

Который предложит сделку. Я отказался. Душа важнее всего. И пришел тогда Бог. И дал мне силу. Хотите верьте или нет, но это истинная правда.

Если сократить всю эту историю, я перебрался в Питер из-за своего предчувствия. Ко мне пару раз приезжали те головорезы, которые убили мою семью, но с ними все получилось автоматически. Один случайно проткнул себя металлической арматурой, а на другого прорвалась труба с горячей водой. Выйти он не смог из того места, поэтому он сварился заживо. С учётом их страсти к наркотикам, чувствовали они все это долго…

Так я встретил тебя. Так я сделал деньги. У меня было множество чего, но ты всегда была особенной. Ты была рядом, когда я был в коме. Ты приезжала каждый раз, когда был передоз. Ты и заматывала мои многочисленные язвы от наркотиков.

Ты вытаскивала меня из-под машины после аварий. Ты была всем. Поэтому это мое прощальное письмо. Героин делает свое дело. Ни одни деньги не смогут пришить мне кожу, которая уже отслаивается. Никто не спасет меня. Я не умру в автомобильной катастрофе. Я просто усну с чистой совестью, что все хорошо.

Сейчас вспоминаю, как мы набили имена друг друга на руках в знак истиной нашей дружбы. И дали друг другу клятву, что душа – это самое ценное, что у нас есть. Я желаю тебе удачи. Прощай.»

Я сжала письмо и сожгла его на любимом кладбище Мамору.