Семь вечеров часть 3

19 October 2019

Это сказал Артах, сын лесника, разбойник и забияка, вожак аульских мальчишек. Дедушка Ипи был достаточно наслушан о его проделках. Неутомимый в озорстве и отчаянно смелый, Артах бывал зачинщиком почти всех шалостей мальчишек Индархе и, конечно, среди тех, кто обчищал дедушкины деревья, тоже заглавным был он. И уж если сам Артах дает слово, значит, можно верить.

– Давай руку, косой глаз. – Дедушка протянул Артаху руку. – Мир и дружба?
– Железно!

подтвердил Артах и солидно, с достоинством вождя, принявшего серьезное, очень важное для своего племени решение, пожал руку старика.

– Ну, а теперь, раз уж мы друзья, идемте ко мне в гости, – пригласил дедушка ребят и двинулся вперед. – Веди, Артах, свою шатию-братию – угощу вас черешней.

И за Ипи зашагала радостная и веселая гурьба ребят.

https://www.pinterest.ru/pin/233905774367312571/?nic=1
https://www.pinterest.ru/pin/233905774367312571/?nic=1
https://www.pinterest.ru/pin/233905774367312571/?nic=1

Договор оказался крепким. За все лето ни одна из сторон – ни дедушка Ипи, ни Артах со своей ватагой – не нарушила условий соглашения, если не считать одного случая, когда двое мальчишек все же забрались в сад за грецкими орехами, но вовремя подоспевший Артах образумил их, надавав тумаков, и они ушли несолоно хлебавши.

****

В народе говорят, что добро рождает добро.

Во всяком случае, история с индархинскими сорванцами пословицу эту подтвердила. И после сбора фруктов (айва еще оставалась, потому что созревает она поздно, в конце осени) ребята не только не забыли про дедушку, но и еще больше сдружились с ним.

Они навещали дедушку Ипи часто (даже в учебные дни, после занятий, а уж по воскресеньям – тем более) и всячески помогали ему в домашних заботах.

Так, они починили сарайчики дедушки (навесной, на столбиках, и с плетеными стенами, мазанных глиной), укрепили плетень вокруг сада подпорками и заделали все лазы в нем, проделанные в свое время ими же самими, подлечили пораженные вредителями деревья, разрыхлили почву под каждым деревцем, убрали сорняки и мусор со всего сада и – самое главное, что особенно порадовало дедушку Ипи, – соорудили ему новую уборную...

Как это все надлежало делать, конечно же, ребят учил сам дедушка Ипи, а они послушно исполняли его советы и наставления. Ипи же, безмерно благодарный мальчишкам, все хвалил и восхвалял их:

– Ай да ребятишки-босоножки, спасибо вам, уважили вы старика-то! Это уже не сад, – дедушка Ипи широко разводил руками, – а прямо-таки райский уголок, и это уже не двор крестьянский, а княжеский! Все это дело ваших добрых рук, оборванцы вы мои ненаглядные, сорванцы и проказники! Спасибо и спасибо вам множество раз, голоштанники мои дорогие!..

А когда в саду дедушки Ипи дозрела и айва, ребята собрали ее до единой (айву они не больно жаловали, морщились: дескать, оскомину набивает), заботливо уложили в ящики, чтобы дедушке легче было сдать ее заготовителю.

https://www.pinterest.ru/pin/373235887840616081/?nic=1
https://www.pinterest.ru/pin/373235887840616081/?nic=1
https://www.pinterest.ru/pin/373235887840616081/?nic=1

После всех этих трудов (наступила уже зима) ребята заготовили дедушке Ипи и дров. В этом им помог отец Артаха, аульский лесник, который не только показал ребятам, какие можно деревья рубить, но и свою лошадь с арбой дал, чтобы отвезти дрова. Мальчики свезли их во двор Ипи, нарубили, сложили штабелями в навесном сарайчике.

Незаметно настали у ребят зимние каникулы – и вот тогда-то и начались веселые и радостные вечера у дедушки Ипи. Днем мальчишки катались на коньках и салазках, гоняли кубарем по льду, бились в снежки и шалили, и проказничали, и ссорились из-за какого-нибудь пустяка, и мирились – и балагурили снова... А вечерами ватага из двенадцати мальчишек во главе со своим тамадой2 Артахом приходила к дедушке Ипи. Ребята усаживались, кому где нравилось, и, как зачарованные, слушали Ипи...

В первые три вечера дедушка Ипи рассказывал своим юным друзьям сказания о нартах3 и ингушские сказки. А в четвертый вечер, как только ребята расселись и затихли, дедушка Ипи многозначительно провел рукой по своей белой длинной бороде и, хитровато улыбнувшись, спросил:

– Ну, горбоносые и косоглазые, что бы вы хотели услышать сегодня?

Одни попросили рассказать обещанную им сказку о храбром пастухе и трех дочерях князя, другие пожелали услышать еще одно-два сказания о нартах, а третьи захотели позабавиться веселыми притчами о Цагене4.

– Давайте-ка, заячьи уши, не сказку и не притчу, а быль расскажу я вам, – предложил Ипи.
– Если это будет интересно, то расскажите, – разрешил один из ребят.
– Думаю, не пожалеете. -Дедушка Ипи помедлил немного, как бы собираясь с духом, и заговорил непривычно живо: – Жил когда-то в нашем ауле славный парень по имени Мухтар. Озорник, не хуже, чем ваш тамада Артах, а по шуткам и забавам своим похож он был на самогó знаменитого Цагена. Но Цагена никто никогда не видел: его народ выдумал, а Мухтар жил среди нас – и с ним можно было и поздороваться за руку, и поговорить, и повеселиться. Это был наш Цаген, не сказочный, а живой, во плоти и крови. Без шуток, без озорства Мухтар и дня, казалось, не мог прожить. Его хлебом не корми, лишь бы ему поострить, посмеяться, кого-нибудь разыграть.

Таким уж был наш Мухтар!.. О веселых проделках этого Мухтара я и поведаю вам, дорогие мои косолапики-пузатики. Всего не припомню: мало ли что вытворял Мухтар! Но кое-какие его проделки у меня до сих пор свежи в памяти...

Продолжение этого рассказа в следующей статье Семь вечеров часть 4