Илларион Спокойный 9

25 August 2019

Он был математиком известности из своих исследований уравнений Навье-Стокса, особенно их применения к логическим потокам в аналоговых вычислительных структурах. Его работа по основополагающей математике Корабельного Мозга была так же важна для экспедиции, как и работа Монтроуза по приостановленной анимации.

Яркий молодой испанец выиграл все тесты по симуляции в Космическом лагере, унижая старших и более опытных кандидатов в индуисты, и поэтому он выиграл долгожданный долг главного пилота. Пилотирование было наиболее деликатным и требовательным из задач на борту судна, требуя не только умения быстро организовывать математические вычисления и совершенных навыков пространственной визуализации, но и умения делать это в условиях стресса, за короткое время, а также при высокой и низкой гравитации. Автоматические компьютеры могли сделать возможным, но не могли заменить человека-пилота; и задача была сродни выстрелу пули достаточно точно, чтобы ударить по лицу никеля, вращающегося в воздухе, не ударив бизона.

Только на пунте был нужен пилот. Сам большой корабль не столкнулся бы с навигационными проблемами, которые Исаак Ньютон не смог бы решить: для простого акта ускорения в безликом вакууме в течение двадцати пяти лет, вращения от кормы к носу и замедления в безлимитном вакууме в течение двадцати пяти лет требовалось не больше навыков пилотирования, чем инженер путей сообщения. Тем не менее, честь все равно будет приписана его имени: в течение следующего столетия, даже когда он был в дремоте, Дель Азарчел будет летчиком корабля.

Он и Менелай были чем-то вроде пары нарушителей спокойствия, которые были вместе в космическом тренировочном лагере, в Северной Африке, где команда впервые встретилась. Не то чтобы индусы сознательно избегали кого-либо; но почему-то это всегда были эти двое, испанец и техасец, которые находили друг друга крадущимися под лагерным проводом в конце ночи, чтобы найти крепкий напиток или податливую девушку в трущобах неподалеку, когда другие астронавты Тренировки были на законных основаниях в своих койках.

Дель Азарчел с его милой улыбкой, темной внешностью и серебристой гитарой всегда мог уговорить местных девушек на компромисс, а Менелай, изможденный и уродливый, как пугало, не мог. Но Дель Азарчел испытывал недостаток в определенном стремлении и смелости, когда дело касалось лазания по электрическим заборам и проникновения в индуистские дома отдыха, где «франки» были запрещены, и Дель Азарчел нуждался в Менелая, чтобы вдохновить его на этот дополнительный уровень самоуверенности, уровень, на котором он просто ругался Мышление перевешивает здравый смысл. Они были смешанной парой, и Менелай не знал его долго, но он знал, что может рассчитывать на него.

Поэтому он прошептал на подборщик шлема: «Амиго, я дикий риск. Выключи камеры! Я не хочу никаких записей об этом…

«Выкл это есть. Мой хороший друг, какой у тебя огонь горячей погибели, а?

«Это то, что я должен сделать. Ты позади меня?

“Вы должны спросить?” Темный, музыкальный смех раздался над микрофоном. «Я поддерживаю тебя. Всегда. Дель Азарчел даже не удосужился спросить подробности. Но он должен был добавить: «Всегда. За исключением случаев, когда я далеко впереди.

Этот разговор все еще был на частном канале. Но в то же время появился общий канал иска. Другой голос, на этот раз доктора С. Рамананды, с удивлением сказал: «Что это? Смотри! У Монтроуза в руке автоматический автомат для костей! Ты собираешься сделать операцию на себе, Сэнсэй Монтроз?

Все пассажиры были привязаны к кроваткам, которые можно было наклонить по разным осям, в зависимости от того, где комбинация вращения карусели или тяги двигателя ставила гравитацию в вертикальное положение. Только в старых моделях пунтов до сих пор используются сиденья. В условиях микрогравитации нет усталости в положении в течение нескольких часов подряд, и детские кроватки легче складывать или раздувать, чем сиденья в любом случае.

Доктор Рамананда находился сверху слева, с точки зрения Менелая, вверх ногами. Его шлем был недалеко от шлема Менелая, но даже если он пытался силой вырвать медицинский прибор из руки Менелая, наплечный ремень и шлем его костюма не были созданы для того, чтобы вытянуть руки над головой. Действительно, Рамананда не собирался (и не мог) вытянуть шею, чтобы прямо «взглянуть» на Менелая, но вместо этого поднял перчатку и указал пальцем на камеру.