Иллюзия инклюзии, или мнение простого воспитателя

19 October 2019

Эх, сколько уже говорено-переговорено про инклюзию, добавлю-ка и я свою маленькую лепту.

Были и в моей практике дети с ОВЗ, то есть с ограниченными возможностями здоровья. Например, девочка Юля с врожденной косолапостью. Несмотря на хромоту, девчушка любила танцевать, отличалась самостоятельностью и хозяйственностью. Она быстро подружилась с ребятишками, а те, в свою очередь, помогали ей, если возникала такая необходимость. Такая инклюзия была полезна не только Юле, но и здоровым детям. Дети учились принимать того, кто не такой, как они, сочувствовать, поддерживать, несмотря на видимые физические недостатки.

Был и мальчик Саша, который в 5 лет по интеллектуальному развитию был на уровне полутора-двух лет. Ребятам мы объясняли, что Саша маленький, просто быстро вырос. Когда у него было хорошее настроение, его с удовольствием брали в игру девочки. Саша был их послушным сыночком. Они кормили его из кукольной посуды, укладывали спать на диванчик, помогали одеваться и раздеваться, держали за ручку на прогулке. А если у Саши неожиданно портилось настроение, он громко плакал и успокаивался только на коленях у воспитателей. Хлопот, конечно, взрослым малыш доставлял, но при этом мальчик был абсолютно безопасным для ребят. Больше проблем было от его мамы, но об этом я расскажу в следующий раз.

Но были еще Миша, Сёма, Аня и другие дети, от которых приходилось буквально защищать ребят.

Изображение взято в Яндекс.картинки
Изображение взято в Яндекс.картинки

В младшей группе Миша выделялся в первую очередь своими габаритами. Крупный, очень сильный и совсем неговорящий. А! О! У! - это весь его лексикон, даже "мама" не получалось. Он не был агрессивен, ему было постоянно весело. Миша радостно разбрасывал игрушки, посыпал детей песком, с разбегу прыгал на детские постройки и смеялся. Однажды он схватил деревянную кроватку и попытался бросить ее в детей. Буквально на лету удалось отбить ее в сторону. Никто не пострадал кроме меня. Рука болела не меньше месяца. Все деревянные и металлические игрушки были срочно убраны или заменены на легкие пластиковые. Но Миша мог легко разбрасывать и детские стульчики, и машинки, и грязные ботинки. И все это радостно, со смехом. Приходилось защищать не только других детей, но и его самого, потому что обиженные ребята пытались давать сдачи. До 5 лет ни мама, ни бабушка - председатель районного комитета по образованию! - не хотели признавать проблемы у ребенка, заявляя, что папа тоже поздно заговорил. И только на шестом году жизни они все-таки спохватились и обратились к специалистам. Правда, особых результатов это не принесло. До самого выпуска приходилось буквально держать оборону.

Сёма, наоборот, отличался агрессией по отношению к детям. Ему нравилось отбирать игрушки, бросать тарелки с едой на пол, плеваться на детей. Иногда он хватался за голову и просто выл. Ребята пугались, а особо впечатлительные начинали плакать. Похоже, что у мальчика болела голова. Только после настойчивых неоднократных бесед с мамой удалось убедить ее заняться здоровьем сына. Сёма несколько раз лечился в психиатрической больнице, а в пять лет после комиссии ему дали путевку в коррекционный детский сад. Я не знаю, как в других городах, но у нас только с пятилетнего возраста действуют коррекционные и логопедические группы. А до этого возраста выкручиваемся сами.

Девочку Аню в первый раз привел папа со словами - Держите нашу обезьянку!

Оказалось, это не шутка! Малышка была ловкая, цепкая как настоящая обезьянка. Ее буквально приходилось ловить и держать. Стоило отпустить, Аня с легкостью запрыгивала на кабинки, подоконники, шкафы и бегала там на четырех конечностях. Девочка не признавала одежду. Постоянно срывала платья, колготки и трусики. Чуть отвлекся на других детей - она уже голая скачет даже на улице. Говорить не умела вообще. Через неделю все-таки смогли убедить родителей, что ей не место в детском саду. Да они и сами сказали, что хотели попробовать, что из этого получится. Но за эту неделю из-за недосмотра в группе резко возросло количество ссадин и ушибов, некоторые ребятишки пытались подражать Ане и тоже бегали на четвереньках.

Я искренне сочувствую родителям особенных детей. Но в коррекционных детских садах, школах и количество детей намного меньше, и работают специалисты, которые получили соответствующее образование. Именно там есть результаты. А что у нас? Практически в каждой группе, каждом классе сейчас есть особенные дети, которым нужна особая среда, особое обучение, вместо этого сплошные проблемы и конфликты с детьми, педагогами, родителями, чиновниками. Тьюторы? Нет, не слышали и не видели.

Зачем ради подражания зарубежному опыту надо было порушить все?

Вот такая иллюзия инклюзии! Как сказал умный человек "Хотели как лучше, а получилось как всегда!", я бы добавила через ж....

Если вы согласны с моим мнением, ставьте лайк, если нет - выскажите свою точку зрения.