Наталья Поклонская о работе в прокуратуре РФ «Мы просто делали своё дело не дожидаясь похвал и одобрения из центра»

9 July 2020
<100 full reads
3,5 min.
134 story viewsUnique page visitors
<100 read the story to the endThat's 69% of the total page views
3,5 minutes — average reading time

В марте 2019 года в свет вышла книга «Крымская весна. До и после», в которой Наталья Поклонская подробно рассказала о своей жизни до Крымской весны, во время и после. Одну из таких историй мы хотим рассказать вам здесь.

Наталья Поклонская о работе в прокуратуре РФ «Мы просто делали своё дело не дожидаясь похвал и одобрения из центра»

«Трудно передать душевный подъем крымчан в первые дни после референдума: это и гордость, и радость, и большие надежды на будущее. У меня же были эмоции совсем другого характера. Присланный генеральным прокурором России из Москвы для оказания методической помощи Д. В. Демешин пришел в мой кабинет и сообщил, что я свою функцию выполнила. Он также предупредил, чтобы я даже не думала рассчитывать на должность прокурора Крыма, так как в Москве на нее уже есть специально подобранный человек. 

На этом фоне я продолжала работать, заниматься формированием управлений и отделов, назначением сотрудников на должности, взаимодействием с главой Крыма С. В. Аксеновым и полпредом Президента в Крыму и городе Севастополе О.Е. Белавенцевым. От них я всегда получала так необходимую мне в то время поддержку и никогда этого не забуду. 

Наталья Поклонская о работе в прокуратуре РФ «Мы просто делали своё дело не дожидаясь похвал и одобрения из центра»

Тогда мы работали круглосуточно, совещания назначались на 11 и 12 часов ночи, никто не считался с личным временем, об отдыхе не думали. По ходу приходилось решать многие вопросы, носящие, казалось бы, технический характер, но в своей значимости влияющие на всю работу в целом. Так, после совершенной на границе с Украиной диверсии Крым остался без электроэнергии, и мы с не меньшим энтузиазмом занимались поиском генераторов и обеспечением возможности для правоохранительного блока бесперебойно выполнять свои обязанности. 

В связи с упомянутым выше «предупреждением» из Генеральной прокуратуры России достаточно неожиданным явился для меня Указ Президента РФ от 2 мая 2014 года о назначении меня на должность прокурора Республики Крым. Я очень благодарна всем, кто ходатайствовал за меня, поверил в меня, поручил ответственный и сложный, но в то же время очень важный участок работы. 

Теперь я обладала набором всех необходимых полномочий для полноценной работы. Постепенно стал складываться костяк прокуратуры — круг единомышленников, ставящих служебные интересы выше личных. Мы видели огромный пласт нерешенных проблем, болевые точки как в соблюдении законности, так и в защите прав крымчан. Одновременно чувствовалась и некоторая настороженность по отношению к нам со стороны коллег с континента. Это не высказывалось в глаза, но из разных источников мне докладывали, что нас считают не вполне благонадежными, так как еще «вчера» мы служили в другом государстве. Пробивать эту стену и бесконечно доказывать свою лояльность и желание работать было глупо и, скорее всего, бесполезно, поэтому мы решили просто делать свое дело по совести, не дожидаясь похвал и одобрения из центра. 

Наталья Поклонская о работе в прокуратуре РФ «Мы просто делали своё дело не дожидаясь похвал и одобрения из центра»

А оттуда продолжали приезжать кураторы и проверяющие. Надо сказать, что все они по-разному себя вели и по-разному в итоге проявили. Кому-то было достаточно посидеть в ресторане и побродить вдоль моря, кто-то поверхностно выполнял поставленные задачи, но были и те, — их единицы, — кто оказал реальную помощь, критиковал по делу и в итоге сделал нашу работу лучше и эффективней. Хотела бы отметить здесь занимавших в то время должности заместителей генерального прокурора Сабира Гаджиметовича Кехлерова и Александра Григорьевича Звягинцева. 

Одним из наиболее важных, но и одновременно болезненных оказался вопрос подбора и расстановки кадров. После вхождения Крыма в состав России все ранее сомневавшиеся вдруг оказались пламенными российскими патриотами, горящими желанием немедленно начать служить в прокуратуре, желательно на тех же должностях, а то и получить повышение. Тогда мне пришлось принимать много неоднозначных и сложных решений. Конечно же, сказывались традиции кадровой политики, которые передавались нам из Москвы, а вместе с ней в императивном порядке рекомендовались и некоторые люди на конкретные должности. 

Но моей задачей было отметить тех, кто с самого начала не побоялся и встал рядом со мной, а также тех профессионалов - крымчан, которых я знала по совместной службе в Генпрокуратуре Украины и которые вернулись домой практически вместе со мной. Кроме того, с просьбами о трудоустройстве ко мне приходили мои бывшие коллеги из УБОПа и СБУ, не нашедшие места в соответствующих российских структурах. Со многими из них я участвовала в митингах за присоединение Крыма к России в то время, когда для каждого из нас это могло обернуться большими неприятностями и даже лишением свободы. Это были очень порядочные и профессиональные люди, настоящие патриоты Крыма и России, и я ни разу не пожалела, что взяла их в органы прокуратуры. 

Вполне прогнозируемо, что такая кадровая политика не могла получить одобрение в Генеральной прокуратуре, поэтому сложилась несколько напряженная ситуация, когда мои приказы о назначении того или иного сотрудника подвергались тщательной проверке и сопровождались бесконечными малоприятными телефонными беседами. 

Выход был найден достаточно просто: договорились о том, что в крупные города, такие как Симферополь, Ялта, Евпатория, Алушта, Керчь, назначаются люди по усмотрению Генеральной прокуратуры, а на остальные должности людей могла подбирать я. 

Наталья Поклонская о работе в прокуратуре РФ «Мы просто делали своё дело не дожидаясь похвал и одобрения из центра»

Тогда у кадровиков было много работы. Штатная численность прокуратуры составляла 816 единиц. Соответственно столько же оформленных по российским стандартам пакетов документов необходимо было подготовить и подписать. От скорости и динамичности назначения людей напрямую зависела эффективность деятельности прокуратуры. Эта работа была проведена нами в рекордные семь дней, при этом удалось сохранить основной костяк сотрудников. 

Тогда пришлось разбираться и с такими вопросами, как сохранение имущества прокуратуры, пресекать попытки переправки на Украину автомобилей, закрепленных за прокуратурой, выявление служебных помещений и земельных участков, сокрытых от учета и используемых для сдачи в аренду коммерсантам. 

Параллельно в Ялте я занялась вопросом поиска санатория, предназначенного для отдыха сотрудников, ведь, на удивление, ни один из прежних руководителей крымской прокуратуры этим вопросом не озаботился. После настойчивых и целенаправленных поисков выбор пал на санаторий «Парус», расположенный в живописном месте южного берега Крыма с неплохой инфраструктурой и возможностями для оздоровления. 

В итоге в прокуратуре Крыма сложился сплоченный, дружный коллектив, мы фактически были одной семьей. Совместные праздники, выезды на природу, раздача путевок в санаторий «Парус», участие в спортивных соревнованиях, работа детского ансамбля «Маленькие прокуроры», созданного для работы в сфере художественной самодеятельности с детьми сотрудников, работа с ветеранами, патриотическое воспитание, поощрение отличившихся — все это работало на то, чтобы люди с радостью и гордостью шли на работу. 

Наталья Поклонская о работе в прокуратуре РФ «Мы просто делали своё дело не дожидаясь похвал и одобрения из центра»

Все было бы ничего, если бы в кадровую политику не вмешивались работники подразделения собственной безопасности Генеральной прокуратуры и других спецслужб. Поскольку я не была креатурой руководства Генеральной прокуратуры и в некоторых вопросах проводила самостоятельную политику, вполне ожидаемо, что основной удар пришелся на сотрудников, непосредственно работавших со мной.

Первым был арестован прокурор Симферопольского района Петр Чернышевский, якобы взявший деньги от своего водителя за изменение меры пресечения по одному уголовному делу. По горячим следам ему были предложены мера пресечения, не связанная с содержанием под стражей, и минимальный срок в обмен на то, что он поможет занести в мой кабинет через заместителя начальника управления кадров Мишкина Дениса денежные средства за трудоустройство некоего кандидата. Петр не согласился. В результате он почти 4 года провел в СИЗО, а затем получил наказание в виде 8,5 лет лишения свободы. Многочисленные нарушения уголовно-процессуального законодательства в этом деле, касающиеся не только квалификации «содеянного», оценки доказательств, но и их допустимости и относимости, стали предметом анализа Верховного Суда Российской Федерации, тем не менее впоследствии они были полностью проигнорированы Верховным Судом Крыма. Для меня это, увы, не стало неожиданностью. Я выступала в качестве свидетеля еще на суде первой инстанции и рассказала о том, что прокуратура дважды возвращала дело для устранения нарушении законности. Однако по настоянию моих уже бывших коллег-подчиненных и к вящему удовольствию заинтересованных в Петиной посадке лиц суд нашел ничего лучшего, как критически отнестись к моим показаниям, квалифицировав их как мнение заинтересованного лица. Поистине нет пределов для цинизма. 

Наталья Поклонская о работе в прокуратуре РФ «Мы просто делали своё дело не дожидаясь похвал и одобрения из центра»

Заслуживает особого упоминания и судьба Дениса Мишкина. В декабре 2015 года сотрудник прокуратуры Терешков Н. обвинил его в нанесении телесных повреждений - якобы перелома ребер. Поскольку Мишкин клялся, что пальцем не трогал Терешкова, а уровень провокационных действий переходил уже все границы, по моему указанию в независимом медицинском учреждении была проведена экспертиза Терешкова, которая показала, что он абсолютно здоров. Да и позднее он сам признался мне в том, что сотрудники собственной безопасности Генеральной прокуратуры России заставили его оклеветать Мишкина. В связи с моим отказом подписывать приказ об увольнении Дениса Мишкина он был подписан Генеральным прокурором Российской Федерации. Однако, после того как мною было предъявлено заключение медицинской экспертизы об отсутствии телесных повреждений у Терешкова, мы вновь пришли к привычному уже компромиссу. Генеральный прокурор отменил приказ об увольнении по негативному основанию, а Мишкин отозвал иск из суда об оспаривании приказа об увольнении. Понятно, что никто Мишкина на работе в прокуратуре не восстановил до сих пор. Клеветник же и поныне работает в прокуратуре города Севастополя. 

Я не привыкла разбрасываться людьми, поэтому защищала каждого своего сотрудника, нравилось это вышестоящему руководству или нет. 

 Но и виновные в нарушении законности и служебной дисциплины не могли рассчитывать на снисхождение. Чуть не задавившим в пьяном виде сотрудников ГИБДД и размахивавшим при этом своими служебными удостоверениями молодым сотрудникам прокуратуры г. Феодосии пришлось перед всем коллективом отвечать за порочащие честь и достоинство офицера проступки. В первую очередь извинения были принесены исполнявшим в ту ночь свой служебный долг сотрудникам полиции. После собрания я подписала приказ об увольнении нарушивших служебную дисциплину и все возможные этические и человеческие нормы сотрудников. 

Я понимала, что становлюсь все более и более неугодной для руководства Генеральной прокуратуры. Именно тогда, зимой 2016 года, впервые от заместителя генерального прокурора С. Д. Воробьева я услышала фразу о том, что если не успокоюсь, то буду отправлена в Государственную Думу. 

Наталья Поклонская о работе в прокуратуре РФ «Мы просто делали своё дело не дожидаясь похвал и одобрения из центра»

Надо сказать, что особое раздражение вызывала также моя медиаактивность. При этом в подавляющем большинстве случаев с представителями СМИ я общалась не по своей инициативе. Журналистов интересовало буквально все: от моих комментариев по текущим событиям до цвета моих волос и марок одежды. Честно говоря, тогда было не до этого. Когда не спишь две или три ночи подряд, меньше всего думаешь о сочетании цветов и фасонов, а также забываешь о том, когда последний раз пользовалась тональным кремом и тушью для ресниц. 

Периодически из этого состояния меня выводила О. Ф. Ковитиди, по-женски заботливо подсказывая мне то мастера по укладке волос, то визажиста. Тогда даже ночевать из соображений безопасности приходилось в разных местах: иногда охрана привозила меня в гостиничный номер, но нередко я оставалась в рабочем кабинете. 

Тем не менее интерес СМИ к моей персоне не ослабевал. Ксения Собчак специально прилетала в Крым, чтобы запечатлеть мою реакцию на японские аниме с моим изображением, а нашумевший клип «Няш-мяш», сопровождавшийся все тем же аниме, где я являлась главной героиней, набрал более 5,7 млн просмотров в Интернете за первые пять дней. 

Были и действительно важные поводы для выхода в медиа-пространство. Так, помимо традиционных новогодних поздравлений, обращений в связи с государственными праздниками, к Дню Победы в 2016 году мы с ветеранами Великой Отечественной войны, детьми из ансамбля «Маленькие прокуроры», моими подчиненными, сотрудниками ОМОНа и судебными приставами подготовили видеоклип на песню «От героев былых времен», звучавшую в фильме «Офицеры». Этот клип посмотрело большое количество людей, и наша работа была положительно ими воспринята и оценена. 

Наталья Поклонская о работе в прокуратуре РФ «Мы просто делали своё дело не дожидаясь похвал и одобрения из центра»

Я считаю, что ответственные работники прокуратуры не должны отсиживаться в информационной засаде. Люди имеют право знать, чем занимается прокуратура, видеть, что закон и их интересы надежно защищаются. В том числе и так рождается уважение к профессии прокурора, нашей деятельности, формируется положительный и современный образ защитника закона. Все это я четко усвоила еще со времен работы в Генпрокуратуре Украины, там наши появления в СМИ приветствовались и поощрялись руководством.»