Невидима или свободна? Купюры «Мастера и Маргариты»

27 August 2019
Михаил Афанасьевич Булгаков / Фото: vegchel.ru
Михаил Афанасьевич Булгаков / Фото: vegchel.ru

Пятнадцатого мая, 128 лет назад, родился Михаил Афанасьевич Булгаков. В день рождения писателя мы делимся с читателями малоизвестными фактами о цензурных мытарствах его нетленного произведения «Мастер и Маргарита».

САМИЗДАТ И ЧЁРНЫЙ РЫНОК

Свой главный роман Михаил Булгаков правил до конца жизни. В печати же он появился только через четверть века после смерти автора – в двух номерах журнала «Москва» (№ 11 за 1966 и № 1 за 1967 год) с предисловием Константина Симонова. Обе части были нещадно порезаны цензурой, как внутриредакционной, так и главлитовской. Всего было изъято примерно сорок машинописных страниц. Во втором номере купюр оказалось больше, чем в первом, и связано это было не столько с политическими претензиями, сколько с нехваткой места – редакция резервировала страницы под очередную конформистскую статью о том, как советское искусство шагает в ногу с партией. Но над «дьявольским» романом цензура оказалась не властна. Вдова писателя Елена Булгакова после публикации передала за рубеж полный текст книги и пустила в самиздат машинопись всех цензурных изъятий с указанием строк и слов, после которых их нужно вставить. Второй вариант предназначался советским читателям, у которых была журнальная версия публикации. В том же 1967 году пражское издательство YMCF-Press выпустило роман целиком, а двумя годами позже появилась знаменитая книга издательства «Посев», в которой курсивом были выделены куски, вырезанные цензурой в журнальной публикации.

Так как полный текст романа о дьяволе уже вовсю гулял в самиздате, в 1972 году под грифом «Совершенно секретно» вышло Постановление секретариата ЦК КПСС о публикации ограниченным тиражом произведений Волошина, Мандельштама, Булгакова и других авторов с предисловиями и комментариями, в которых должны быть марксистско-ленинские трактовки их творчества. Без купюр роман легально вышел в СССР в 1973 году тиражом 30 тысяч экземпляров (для сравнения – тираж журнала «Москва» был 300 тысяч экземпляров). На чёрном рынке этот том с «Белой гвардией» и «Театральным романом» под одной обложкой стоил 35 рублей при средней зарплате по стране в 150 рублей.

Сейчас цифровую копию книги издательства «Посев» можно найти в сети и пробежаться по тексту цензурных изъятий.

Свой главный роман Михаил Булгаков правил до конца жизни. В печати же он появился только через четверть века после смерти автора – в двух номерах журнала «Москва» (№ 11 за 1966 и № 1 за 1967 год) с предисловием Константина Симонова. Обе части были нещадно порезаны цензурой, как внутриредакционной, так и главлитовской.

ТАК СЕБЕ ДЕБОШ!

В журнальной публикации не было ставшей крылатой фразы Воланда про квартирный вопрос, испортивший москвичей, шахматной партии с Бегемотом, похищения головы Берлиоза, рассказа о королевской крови в жилах Маргариты, разгрома в валютном магазине, превращения Николая Ивановича в борова, реплики вагоновожатой «С котами нельзя»…

Некоторые изъятия логикой, хоть и иезуитской, объяснить можно. Например, из романа полностью были вымараны любые намёки на репрессии, к примеру, подробности того, как из «нехорошей» квартиры стали пропадать люди, травля Мастера после публикации фрагмента романа о Пилате, сон Никанора Босого, в котором у него требуют сдать валюту. Некоторые изъятия были сделаны, как это ни абсурдно звучит, по соображениям морали. Так, слово «любовник» (о Мастере из уст Маргариты) было заменено на «возлюбленный», выброшена перебранка Азазелло с Маргаритой, где они швыряются оскорблениями («дура!», «подлец!»), убрана встреча Маргариты на озере с пьяным мужиком без штанов и её рассуждения о том, что её служанка Даша врунья.

Из значимых купюр стоит упомянуть исчезнувшую фразу Пилата, обращённую к первосвященнику: «Пожалеешь, что послал на смерть философа с его мирной проповедью» и ответ Каифы: «Не мир, не мир принёс нам обольститель народа в Ершалаим, и ты, всадник, это прекрасно понимаешь». Урезано описание следствия по делу Воланда, убран рассказ о том, за какую провинность рыцарь Фагот несёт наказание, пребывая в теле Коровьева в свите Воланда (неудачный афоризм о свете и тьме). В купированной версии Пилат предлагает Левию Матвею просто службу без конкретики («Ты будешь разбирать и хранить папирусы, будешь сыт и одет»). Сильно порезан фрагмент, описывающий разгром в квартире критика Латунского. Маргарита просто носит в его кабинет воду вёдрами, даже не выливает в ящики письменного стола, не льёт чернила в постель, не режет ножом простыни, не разбивает пианино молотком. Так себе дебош! Убран швейцар из дома Латунского, вызывающий милицию. Советскому человеку не стоило знать, что литературный бомонд СССР живёт в домах со швейцарами, как при капитализме. Был вымаран большой кусок, в котором описана романтика полёта Маргариты на щётке.

Коллаж: Ольга Карслидис
Коллаж: Ольга Карслидис

ТОЧКА В СЕРЕДИНЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Самые нелепые купюры мы приберегли напоследок. Помните, в главе «Полёт» Маргарита два раза кричит: «Невидима и свободна!»? Так вот, в тексте журнала «Москва» она кричит только: «Невидима!» А вот пример беспричинного редакторского произвола советского образца. «Слушай и наслаждайся тем, что не дано тебе было в жизни, – покоем», – говорит Маргарита Мастеру. Вместо выделенных курсивом слов редактор вписал: «тишиной». И ещё одна странная правка (курсивом выделены вырезанные слова): «На тридцатилетнюю Маргариту из зеркала глядела от природы кудрявая, черноволосая женщина лет двадцати, трясшаяся от смеха».

Даже заканчивался роман не так, как задумал автор. Цензоры поставили точку в середине предложения, когда Мастер с Маргаритой идут по тропинке в своём последнем приюте. Были вычеркнуты финальные два с половиной предложения с упоминанием Понтия Пилата.

А вот диалог, который советские цензоры вырезали заслуженно. Они слишком хорошо понимали, о чём ведут речь Пилат и Афраний:

– Не пытался ли он проповедовать что-либо в присутствии солдат?
– Нет, игемон, он не был многословен на этот раз. Единственное, что он сказал, это что в числе человеческих пороков одним из самых главных он считает трусость.

Владимир Бегунов

Материалы взяты с сайта "Городская афиша Краснодар".