Как седьмое искусство стало первым: краткая история появления малыша семьи Искусства

25 October 2019

Пролог

С древних временем существовала великая семья Искусства. Однажды у них появилось дитя - и назвали его Кино. Их синтез, их долгожданный мальчик. И, будучу еще совсем мальчишкой, Кино утер нос старикам, но со всем уважением и на радость семье. И вот Кино чуть подросло. За сто лет оно стало подростком. И поглядывает на стариков с благодарностью за свое рождение и горечью за их судьбу. Лишь только бабушка Музыка еще на плаву, и то как посмотреть. Где-то дает о себе знать дедушка Архитектура. Где-то отец Изобразительное искусство. Где-то тетя Литература. Но дядя Декоративно-прикладное искусство и мать Театр, кажется, совсем потеряли хватку. Кино благодарит их за все, и без сомнений становится главой семьи. Да, будучи совсем подростком, ибо только он полон сил и энергии. И кажется, старики довольны отпрыском, своим мальчиком. Кажется, он сможет достойно их заменить. Нет, они не уйдут на покой совсем. Но собирает залы только он. Они больше людям не нужны. Разве только бабушка Музыка, но в семье-то знают, что это уже не она, а ее сто пятый двойник. Почему внучок Кино так резко сместил стариков с трона, почему он так резко всем понравился, и как ему удалось вобрать все лучшее от родичей? Давайте по порядку.

Глава первая

Ну, во-первых, рано или поздно, благодаря прогрессу, технологиям, должен был появиться такой славный малый. Вся семья корпела над ним, продумывала каждую деталь. Вся семья будто папа Карло мечтала о таком преемнике, и она его сделала. И технический прогресс им в этом сильно помог.

Глава вторая

Семья замечала, что их творчество больше так не вдохновляет людей, как раньше. Толпа хотела чего-то нового. Во второй половине 19 века они стали серьезно раздумывать над этим. И в самом конце века появился их малыш, представ перед публикой. Вначале его не признали, вернее, люди были шокированы ему. Это было что-то совсем новое для них. Но постепенно он полюбился, став главным любимцем, в дальнейшем затмив всю семью. План удалася, старики могли уйти на заслуженный покой, иногда лишь выходя на авансцену.

Глава третья

И если вначале люди отнеслись к малышу с подозрением, не понимая его природы, его странной харизмы. То позже все устаканилось. Массы полюбили малыша, как своего. Он стал для них рубахой-парнем. Сменилась эпоха, и во второй половине 20 века все только о нем и говорили. Он стал иконой искусства. Люди больше не представляли мир без него, как мир существовал прежде без этого красавца. Люди стали восхвалять семью за такого продолжателя рода. Семья была горда, люди рады, мальчик рос на глазах, превращаясь в мужчину.

Глава четвертая

И вот наше время. 21 век. Мальчик стал юношей. Любовь к нему стала более массовой. Каждый ребенок знает и любит его. Будучи рожденным седьмым в семье, он стал первым. И, быть может, когда-то и ему на смену придет кто-то новый, родится не менее прекрасное дитя в семье Искусства. Но пока он правит балом, главенствует в семье, и всех это устраивает. Да, в 21 веке парниша слегка опустил планку. Люди вынудили его исполнять свое творчество в более простой, примитивной форме. Его пик пришелся на 60-е и 70-е, тогда он показал на что способен, тогда он был во всей красе. И сегодня, видевшие его тогда, слегка разочаровались в нем. Мол, ты уже не тот. Говорят они ему. И он соглашается, но рынок, люди заставили, со слезами отвечает он. И они, будучи неглупыми людьми, понимают его. Но просят хоть иногда быть тем. Он дает слово периодически радовать их, как в былые годы. И вот выходит его новая картина. Да, он сдерживает слово. Это он, это наш мальчик, все еще может, как в золотые годы.

Глава пятая

Кино уже переживало трудные, кризисные годы. Когда исчерпывало себя. Когда люди хотели одного и того же. И он был вынужден идти на поводу у толпы. Но приходили гениальные врачи, и спасали мальчика, делая волшебные прививки. Да, французские врачи однажды спасли мальчика от жуткой депрессии, творческого кризиса. Но, увы, это время вновь настало. Кто спасет в этот раз уже не мальчика, а юношу. Кто придет на смену тем французским врачам. Кто сможет помочь некогда великому мальчику. Или будем надеяться, что он выздоровеет сам. Но это невозможно, ибо он зависим от нас, публики. Да, иногда приходят врачи, но их лечение - таблеточка, которая помогает до завтра. Когда появится плеяда гениальных врачей, аля те французы в 60-х. Поживем, увидим. И будем надеяться, что наш мальчик пойдет на поправку.