Роберт Прямой 8

27 August 2019

И гнездо подушки в углу для дремоты, и пара розовых сказочных костюмов, свисающих с крючка на задней части двери.

В передней спальне был запах. Это напомнило мне о том периоде, когда я жил в одном доме с полдюжины молодых компьютеров, и из студенческих раскопок, которые я посещал с тех пор. Немного старого пота, остатков и переполненных мусорных ведер. Кровать размера "queen-size" у бледной няни была не заправлена, и, когда я понюхал, простыни не менялись в течение нескольких недель. Кто бы ни убирал остальную часть дома, не входил в эту комнату.

Он также был выкрашен в тот же белый цвет с легким намеком, что и внизу, и был обставлен во время продажи в Икеа. Около половины одежды бледной няни было накинуто на стул с прямой спинкой и соответствующий письменный стол. Остальные были брошены в ящики без видимой организации. Бледная няня предпочитала плавки спортивного костюма, футболки и толстовки розового, голубого и темно-синего цвета, а ее нижнее белье было разумным и дешевым.

После первоначального сражения с Соловьем она могла бы выйти через заднюю дверь, но вместо этого она побежала вверх по лестнице. Зачем? Было ли что-то в ее комнате, что она хотела, что-то важное? Что-то сентиментальное?

Я снова проверил ящики, но там было ошеломляющее отсутствие загадочных фотографий, спрятанных внутри.

Я сел на кровать и осмотрел комнату оттуда.

Ничего не возникло у меня, но, учитывая то, как прошел мой день, это было, наверное, хорошо.

3

Больше перца

«Может быть, она вернулась за своим телефоном», сказал Бев. "Держу пари, ты об этом не подумал."

«Мы не нашли телефон», - сказал я, хотя это было правдой, я не думал об этом.

Мы были на огромной кухне Бева, готовили пасту и случайные вещи, которые мы нашли в холодильнике. Я жарил лук и чеснок на дне кастрюли, пока Бев размораживал фарш, вытаскивая его из морозильника и глядя на него, пока он не растаял. Она делала это раньше, и это занимает меньше минуты. Моя текущая рабочая гипотеза заключается в том, что она пугает молекулы воды до состояния возбуждения. Я умираю, чтобы подключить фарш и получить некоторые точные измерения, но Бев не позволит мне. Она говорит, что это потому, что богиня должна сохранить несколько загадок, но я думаю, что она сохраняет это для будущего PhDproject. Однажды я попытался продвинуть дело науки, схватив ее за талию и поцеловав в шею в надежде, что это приведет к тому, что фарш загорится. К сожалению, этого не произошло - хотя она пахла приятно, и, в любом случае, в науке отрицательный результат почти так же хорош, как и положительный. И как бы тяжело ни целовалась Беверли, я готов продолжать во имя прогресса.

Был крик из заднего сада, где Эбигейл и Ники делали что-то молодое и, к счастью, неуказанное, внизу на берегу реки. Беверли отвезла их обоих в Раннимед раньше, чтобы охотиться на насекомых, как часть нашего продолжающегося проекта, чтобы уберечь Эбигейл от неприятностей во время летних каникул.

Как только фарш начал парить, Беверли разбила его деревянной лопаткой и бросила в кастрюлю, где я размешивала, пока она не подрумянилась.

«Хотелось бы, чтобы мы знали, что такое бледная няня», - сказал я.

«Вы не можете называть ее« Бледная няня », - сказала Беверли, которая охотилась через свой шкаф за чем-то смутным. «Бледная Леди - очень специфический человек в верхнем течении, и случайно использовать ее имя - это ошибка».

Ошибка имеет особое значение, когда Беверли так говорит. Это может спровоцировать возмущение и негативные последствия, и я не имею в виду и социальные сети.

«Эш назвал ту из Сохо« Бледной леди », - сказал я. Имейте в виду, эта женщина только что пробила железные перила через его живот, чтобы он не был тем, кого вы бы назвали надежным свидетелем.

Беверли нашла банку очищенных помидоров сливы, спрятанную за парой больших банок вареного нута, и я сомневался, что кто-нибудь в этом доме когда-нибудь будет достаточно голоден, чтобы готовить.

«Разве она не была какой-то химерой?» - спросила она, гремя сквозь ящик для чистой консервной банки. "Разве это не то, что Абдул назвал ее?"

Доктор Абдул Хакк Валид был собственным криптопатологом Фолли, работающим неполный рабочий день, и странным коллекционером образцов.