Светлое будущее в серых тонах. 1.1. Кошачьи будни. Часть 3

9 November 2019
Фото автора
Фото автора
Фантастическое произведение о мире будущего в городе Пермь, Пермского края, Россия.
Главный герой молодой человек по прозвищу Кот.
Как любой кот в меру ленивый, своенравный и сам себе на уме. Совмещает учебу и работу. Бывший военный.
События происходят в 2626 году н.э.

Ватное тело, подчиняясь приказу идти вперед, безвольно продолжило свое движение к намеченной цели.

– Необходимо срочно посадить тело на стол. Нацепить на лицо умную мину и...– от подобных дум лицо Кота расплылось в счастливой улыбке.– Главное, продержаться до обеда.– громко шаркая ногами Кот повернул в правый коридор.

– Где моя аудитория?– эти слова, как забитый старый мотив, метались в его опустошенной голове.

Аудитории нигде не было. Она как сквозь землю провалилась.

– Неужели за лето все аудитории поменяли местами.

Эту мысль Кот в страхе отбросил сразу. Руководство каждый год на бюджетные деньги что-нибудь ремонтировало. Причина была одна. Студенты как народ ой какой неаккуратный и неповоротливый. Они ежемесячно выносили двери с петель, ломали стены между аудиториями, крушили лестницы в перерыв.

Эти отговорки хорошо действовали на проверяющих. Они верили и спокойно выделяли деньги. Остатки, по обоюдному молчаливому согласию всех сторон, тратились на покупку нового оборудования, запчастей и материалов для исследовательских лабораторий института.

Официально на эти статьи расходов из бюджета выделялись деньги, но они заканчиваются быстрее, чем утренняя роса под лучами палящего солнца.

Финансовые вопросы волновали Кота только в трех случаях.

Во-первых, оплата проказ Чумы, двоюродного брата.

Во-вторых, покупка запчастей для личных представителей МИЖО от нано до сверхкрупного размера.

В-третьих, не менее важное из предыдущих двух – покупка данных и содержание личной информационной сети.

На стенах института появились световые индикаторы-подсказки, для людей с отклонениями в физическом и умственном развитии. Кот попытался их прочесть, но буквы, как после хорошей вечеринки, не хотели стоять ровно и постоянно от него убегали, весело прыгая над головой или под ногами.

Это были проделки Двери. Она пыталась научить Кота приходить вовремя, заставляя плутать его по огромным коридорам пятидесяти этажного здания.

Спасением из этого замкнутого круга мог стать проводник. В коридорах не было ни одной живой, полностью биологической души, именуемой в простонародье: человек-обыкновенный не модифицированный кибернетическими имплантатами. Настолько редкий вид, что ему место в Красной книге реликтовых существ.

В учебных заведениях они встречались. Официальная модификация разрешена была только с двадцати лет. К сожалению, или к счастью, все добрые самаритяне были на лекциях. Их поиск был обречен на провал.

Получасовые титанические усилия по прохождению коридора увенчались успехом. Кот преодолел пятьсот одиннадцать метров и добрался до лестницы на второй этаж.

Осталось найти 211 аудиторию. Где проходил промежуточный тест по Всеобщей истории развития примитивных технологий.

Справа от лестницы он увидел дверь с надписью:

«Ремонт. Коту вход воспрещен!»

– Не знал, что в Институте появился живой уголок.– удивился Кот.

Для многих кошки – это меховой мешок с проблемами. Блохи, когти и мартовские песни не худшие из них. Неудивительно, что в ПИВКО есть кабинеты куда им вход запрещен.

На следующей двери вместо надписи были цифры: два, один и какая-то циферка. Он постучался. Постоял секунду и вошел.

– Простите за опоздание.

Полусонный Кот ввалился в аудиторию. Он, едва различая предметы дальше своего носа, споткнулся об собственные ноги. Мужчина с трудом удержался от притяжения с полом в позе прописной буквы «Г».

Обмякшее тело, доползло до ближайшего ряда и с опорой за плечи студентов добралось до второго стола третьего ряда.

– Дальше будет легче. Сдам тест и расслаблюсь. Следующий визит в институт 26 сентября. Главное, не забыть написать контрольную работу и принять участие в семинаре. Следующие две с половиной недели можно расслабиться в потоках спокойной и умеренной жизни.

Заманчиво бурчал под нос Кот. Он положил голову на сенсорную столешницу и сладко задремал.

Преподаватель и студенты четвертого курса отделения механики молча наблюдали за всеми его неуклюжими танцевальными па между кафедрой и студенческими столами. Никто не пытался выдворить прочь заблудшего кота. Все ожидали последствий, что неусыпно следовали за кошачьими выходками.

Компьютеры, встроенные в столешницы студентов и преподавателя, зависли.

На мониторах появились серые коты в полоску. Они были более энергичными, в отличие от своего создателя и биологического прототипа.

Нарисованные коты не вносили большой сумятицы в учебный процесс. Они из документов, папок и ярлыков, расположенных на рабочем столе студенческих планшетов строили дома. Если их пытались поймать, то могли устроить праздник с фейерверком, поджигая документы. Чьи данные невозможно было восстановить. Хуже когда нарисованные коты точили когти, меняя расширение испорченных документов и доступ к папкам.

Многие специалисты среди преподавателей, так и студентов пытались выявить и устранить причины сбоя, но безрезультатно. Если поймать всех котов, то экран заполняли мыши или птицы, после них оставалось много спама и многократно скопированных отрывков документов и программ.

Это перегружало систему. Она автоматически выключалась и возвращалась к заводским настройкам и отформатированной базе данных.

Возвращение к заводским настройкам эго программы планшетов восстанавливало их систему, вычищая и восстанавливая как электронную систему, как и железо. Последнее было возможно только при наличии в программах Кота элементов от вируса-репликанта, известного всем под именем Пандора.

Все понимали, что она там, но никому не удалось найти следов ее присутствия.

Когда планшет возвращается к заводским настойкам один раз это можно пережить, сэкономив на парикмахере.

Второй раз – нет.

Желание сделать из Кота меховую подушку появилось у более семидесяти процентов студентов и преподавателей. Но насилие как метод решения проблем в учебных заведениях России не приветствовался. Однако, в рамках закона, взломать эго программу представителей МИЖО Кота никто не запрещал.

Кот приоткрыл глаза и с непониманием уставился на преподавателя. Он не понимал почему перед ним не тот преподаватель, что нужен. Но напрягаться Кот не стал. Он закрыл глаза и приготовился слушать лекцию об основных типах двигателей, используемых на космических кораблях дальнего следования.

Профессор Ласнов, седовласый семидесятилетний великан с добрыми, немного лукавыми золотистыми глазами был одет в костюм из лучших магазинов Перми. Его, как и большинство преподавателей, не удивляло неожиданное появлению в аудитории блудливого Кота.

Кот не мешал. Он мог всю лекцию или практическое занятие тихо проспать никому не мешая или же вступить в длительную интересную для слушателей беседу с преподавателем.

– Кто открыл солнечную систему Божественный Взор?– после небольшой заминки продолжил профессор.

Аудитория погрузилась в могильную тишину. Никто не произносил ни звука, боясь, что профессор спросит болтуна. Ох, как не повезет тому, кто не умеет держать язык за зубами.

– Об этом я вам говорил две лекции назад, откройте конспекты и посмотрите.

Сурово произнес Ласнов. Он обожал свой предмет и мог часами говорить об эксплуатационных и технических особенностях двигателей на космических кораблях разного типа. Его огорчало, что студенты, особенно девушки, не любят его предмет.

– Не можем,– прошептал тихий девичий голосок.– Кот опять что-то с учебными планшетами сделал.

Студенты в унисон утвердительно закивали головами. Иногда такие сбои помогали отдохнуть от рутины монотонных терминов двигателей, запчастей и того с чем в жизни можно встретиться только в открытом космосе после аварии корабля. Лишь тогда через окно спасательной шлюпки или стекло защитного скафандра можно воочию разглядеть все мелкие части космических двигателей.

Появлялось время для размышлений, пока есть воздух и еда, не только о смысле жизни, но и что не зря учил этот предмет в Институте, хоть знаешь какая зазагулина пролетаем мимо тебя.

Планшетные столешницы уныло выли. Под тяжестью умных мыслей голова Кота ленно вновь упала на стол. Он сладко засопел.

– Вспоминайте,– как альтернативу, безысходности предложил профессор, тяжело вздохнув.– Кто-то же должен учить материал до экзамена или теста.

Профессор посмотрел на Кота. Этот студент мог быть лучшим. Он обладал знаниями во многих областях военного и гражданского роботостроения и программирования эго программ. Работа отнимала много времени и он не мог часто появляться в институте.

– Кот, расскажи о первооткрывателях солнечной системы Божественный взор,– слегка ткнув в его спину, повторил вопрос Денис. Высокий и широкоплечий спортсмен, он всегда находил выход из любой ситуации. Ему не хотелось, чтобы профессор его спрашивал, как это бывало в подобных случаях.

– Бывший прокурор Старой Земли Крискет Иванович,– не поднимая головы, ответил Кот.– После скандального увольнения со своего поста, он получил от Ордена Василидов несколько кораблей для исследования солнечной системы Тирания Пяти Звезд. Их информационные базы были взломали и корабли потерялись между солнечными системами Мистерия и Тирания Пяти Звезд. Долгие месяцы блуждания по безликому космосу привели их к новой неизвестной солнечной системе.– без остановки произнес он.

– По официальной версии все произошло не так,– возразил Роман с первого ряда. Один из лучших студентов своего курса юноша всегда сидел перед преподавательским столом.

– Официальную версию события прибереги для экзамена. Лекции даны для обсуждения всех остальных.– с не присущей ему живостью, парировал Кот.– Официальная версия, как правило, зависит от политической и экономической ситуации в ВИГе. Знание нескольких версий одного события…

– Простите,– в аудиторию влетела Галка, маленькая девушка в светлом костюме с открытым и доброжелательным лицом.– Вы Кота не видели? У нас зачет, а он опять где-то бродит.

– Второй стол третьего ряда,– радостно сообщил Роман.

Галка, староста группы Кота, как кошка постоянно выискивала своего потерянного котенка по всему институту. В чем ей помогала ее личный представитель МИЖО бабочка златопрядка из семейства Драгунки.

– Вставай!– Галка подскочила к Коту и, схватив его за руку, потащила к выходу.

– Пусть закончит ответ,– натиск Галки был остановлен профессором Ласновым.– С опорой на данные официальных документов.– шутливый тон профессора исчез. Кот проснулся и с вниманием уставился на пожилого человека.

– Данные? – Кот проснулся.– Скажите, пожалуйста,– он обратился к профессору.– Кем вы служили?– задал он давно беспокоящий его вопрос.

– Космическим абордажником десантного типа.– молниеносно ответил профессор.– А ты?– хорошее настроение и шутливый тон вернулся к Ласнову.

– Секретарем при штабе армии,– размышлял Кот, поддавшись шутливому настроению профессора.– Я думал, что в абордажники берут только людей от двух метров и выше. Но я могу ошибаться… При штабе сложно поучаствовать в реальном бою с кровью и выносом эго программы.

Кот понимал, что этот пожилой человек врет.

Абордажники любого типа после месяца службы, только на учениях, приближенным к реальным военным действиям становились большими детьми с дорогостоящим оружием и экипировкой. Если им везло, то они отделывались лишь тяжелыми травмами головного мозга. Если потом они могли читать и писать, то их считали самыми счастливыми людьми ВИГа. Такой умный человек, как профессор Ласнов, не мог быть абордажником.

– С возрастом у человека костная и мышечная масса уменьшается.– рационально объяснил профессор, естественные причины своего маленького роста и небольшой авторитетной полноты.

– Вам виднее,– согласился Кот.– А если вас действительно интересует флот Крискета Ивановича, то я могу попросить Чуму скопировать документы того периода. Большая часть находится в главном архиве Ордена Василидов.

– Чума?– удивился профессор. Он сомневался, что Кот мог занимать должность секретаря штаба, которую давно заменили должностью адъютанта.

– Лично у него нет, но есть у его деда по отцовской линии, нынешнего главы Ордена Василидов – Герцога Арсения. Он будет рад если внучок заинтересуется историей семьи.

– Да, мне бы не помешали эти документы,– как ребенок обрадовался профессор. Его вдруг осенило.– Твоя фамилия ведь Разумовский?

– Да, Разумовский Максим, тридцати лет отраду. Учусь на втором курсе очного отделения, по специальности: Гражданское правоведение.

– Почему ты не на военной кафедре?– не понимал профессор.– У Разумовских одни из крупнейших заводов в ВИГе по разработке военных представителей МИЖО.

Замечание профессора было обоснованно. У Разумовских была сильна внутри клановая поддержка каждого члена семьи. Они были одной из самых влиятельных семей ВИГа.

Их предприятия более чем на двадцать процентов обеспечивали всю военную мощь армии планеты Старой Земли как в космосе, так и на внутренней территории самой планеты. Это оставляло более девяноста процентов объема изготовления военной продукции на двухстах восьмидесяти четырех тысячах заводах межпланетарной корпорации Лавиан, которая более трехсот лет принадлежала Разумовским.

Остатки от военных и псевдовоенных заказов продавались всем желающим при наличии особых разрешений от властей планеты Старая Земля.

Было удивительно, что представитель основной ветви клана Разумовских не хочет учиться на военной кафедре.

– Какой из меня вояка?– вяло по-кошачьи промурлыкал Кот. Понять это было очень сложно. В институте он носил многослойную одежду огромных размеров.– Я даже должность секретаря получил благодаря протекции отца.– Кот с грустью тяжело вздохнул.– Ничего не поделаешь природа любит отдыхать на детях гениев.– сквозь едва сдерживаемые слезы, обиду и нереализованные амбиции тихо засмеялся Кот. Галка осторожно вытолкала его из аудитории.

– Продолжим лекцию. Роман напомнит нам официальную версию открытия солнечной системы Божественный взор.– возвращаясь к прерванной теме, сказал профессор, не поверив ни единому слову Кота.