747 subscribers

Алкогольный мейнстрим

Алкогольный мейнстрим

Почему одна из самых развитых и способных конкурировать с зарубежными поставщиками отраслей экономики, пока не пользуется поддержкой со стороны государства

В то время как правительство отчаянными усилиями пытается снизить зависимость нашей страны от импорта узкого круга продовольственных товаров социальной значимости, нарастает угроза потери былых позиций отечественных производителей на рынке алкоголя, ставшего весьма важным продуктом во время пандемии коронавируса.

ТАК ТОРГОВАТЬ НЕЛЬЗЯ!

Одновременно из Казахстана утекают значительные объемы валютной выручки, достающейся зарубежным поставщикам от продаж своей алкогольной продукции на нашем внутреннем рынке. Примечательно, что ни по одной товарной позиции в этом секторе не сложилось превышение отечественного экспорта над импортными поставками!

Так, пива солодового было ввезено в Казахстан в прошлом году в стоимостном выражении на $25,7 млн при экспорте в $9,6 млн. По игристым винам импорт оценивается официальной статистикой в $6,8 млн. при мизерном экспорте в $0,004 млн., а вермуты и другие натуральные виноградные вина с добавлением растительных и ароматических экстрактов вообще не поставлялись за рубеж, хотя ввезено их было на $3,3 млн. По прочим винам и виноградным суслам в прошлом году сложился в целом объем импорта в $29 млн. при скромных казахстанских поставках за границу в $0,04 млн.

Добавим к этой грустной картине по алкогольным напиткам крепостью менее 30 % еще и данные статистиков по таким сброженным напиткам как сидр и перри (грушевый сидр), которые с недавних пор начали производить в Казахстане, а также смесям сброженных напитков и безалкогольных напитков. Их было ввезено на общую сумму в $4,4 млн при экспорте в $4 тыс. Итого по этой группе алкогольных напитков суммарный импорт составил в прошлом году $69,2 млн при объеме казахстанского экспорта в $9,6 млн., а разница между ними, то есть торговое сальдо, сложилось отрицательным не в пользу Казахстана: минус $59,6 млн.

Но это еще цветочки внешнеторговых потерь нашей страны. А ягодки начинаются в статистике экспортных и импортных поставок крепких алкогольных напитков и спирта. Начнем с позиций, по которым у отечественных производителей значатся нули, хотя они могли бы потягаться и здесь с иностранными конкурентами – это виски, ром и джин. Виски было ввезено в Казахстан в прошлом году на $18,2 млн., рома – $1,1 млн., джина – $0,6 млн. Общее отрицательное сальдо в торговле Казахстана по этим позициям составило минус $19,9 млн.

Импорт ликеров сложился на уровне почти в $2 млн. при поставках за рубеж в 300 (!) долларов. По спиртовым настойкам, полученным в результате дистилляции виноградного вина или выжимок винограда (сюда относится и коньяк), картина выглядит лучше, так как их экспорт из Казахстана составил $17,9 млн при импорте в $27,7 млн.

Причем, нужно понимать, что Казахстан производит очень мало именно «своих» коньяка и коньячных дистиллятов. Весь экспорт – это реэкспорт импортированных продуктов. Наша республика стала эдаким звеном в схеме завоза в РФ узбекского коньячного дистиллята, не развив свое производство благодаря лазейке в регулировании. То есть, благостная картина в этой сфере – это, в реальности, удар как по казахстанскому виноградарству, так и по нашей репутации в ЕАЭС.

Дыра в регулировании состоит в том, что согласно правилам СНГ (!), достаточно произвести, фактически, любые манипуляции с поступившим в Казахстан дистиллятом или виноматериалом, чтобы признать его произведенным в Казахстане. После этого, он становится казахстанским продуктом и экспортируется уже по правилам ЕАЭС. Впрочем, и эту функцию у нас, похоже, частично перехватил Кыргызстан: последнее время основной ввоз идет оттуда, но происхождение этого дистиллята, с большой долей вероятности, также, узбекское.

А самые большие потери в алкогольной внешнеторговой статистике среди всех ее товарных позиций пришлись на … водку. Хотя отечественная водка вполне зримо присутствует на внутреннем рынке, ее было экспортировано в прошлом году лишь на $100 (сто долларов!), при импорте в $31,3 млн.

Лидирует в импортной росписи по этому напитку Россия ($15,9 млн), за ней следуют Украина ($5,3 млн), Белоруссия ($5,2 млн) и Швеция ($1,9 млн). Напомним, что три последние страны не только не граничат с Казахстаном, но и весьма прилично удалены от нас географически, что, как видно, не мешает им успешно осваивать наш внутренний рынок.

Между тем в 2013 году, в канун запуска ЕАЭС, экспорт водки из Казахстана был выше более чем в 30 раз, а ее импорт – втрое меньше.

Важно подчеркнуть, что данная динамика – это еще и вопрос присутствия барьеров на рынках РФ и РБ для нашей водки и отсутствия оных – на казахстанском рынке. Плюс во многом это и вопрос внушения, маркетинга, предубеждения: многие считают, что водка лучше в России, на Украине, в Белорусии и берут, при прочих равных, иностранную водку. При этом, водка – это, прежде всего, спирт и вода. И то, и другое, в Казахстане лучше. Поэтому необходимо преодолевать стереотипы, делая осознанный, логичный выбор

ПЕРЕКОШЕННАЯ ОТРАСЛЬ

В итоге в прошлом году по группе крепких алкогольных напитков у Казахстана сложилось отрицательное сальдо в минус $63 млн., а в целом по всей торговле алкоголем – минус $122,6 млн. Эта весьма значительные потери, влекущие масштабный отток из страны иностранной валюты в пользу зарубежных производителей и лишающие финансовой подпитки отечественный бизнес, от которого поступают в бюджет немалые суммы в виде акцизов и других налогов, не говоря уже о создании им рабочих мест в национальной экономике.

Так, только производители водки в прошлом году уплатили акцизов на 35,6 млрд. тенге – на 4,8 млрд. тенге больше по сравнению с 2019 годом. Эта сумма приходится на девять компаний, а лидировали среди них по объему выплат акцизов АО «Кокшетауские минеральные воды» (5,9 млрд тенге), ТОО «ПЛВЗ» (5,9 млрд тенге) и ТОО «Бэвэр» (3,4 млрд тенге). И это при том, что с 2015 года в Казахстане было остановлено и закрыто семь заводов, а в настоящее время несколько участников рынка балансируют на грани выживания.

Как отмечают представители отрасли, уровень отечественного производства водки, для выпуска которой в Казахстане есть все необходимое, прежде всего – высококачественное зерно, в последние годы падал под влиянием в первую очередь давления со стороны конкурентов из стран ЕАЭС, вытеснявших из своего ценового сегмента отечественную продукцию. Это привело к тому, что сегодня на импортную водку приходится 35 % рынка по уплате акциза, она занимает более 60 % полок с крепким алкоголем в среднем по Казахстану. Между тем в середине минувшего десятилетия отечественная продукция занимала 9/10 рынка, а пять лет тому назад – 84%!

Конечно, негативное влияние оказала опережающая динамика акциза и минимальной розничной цены на водку по сравнению с ростом заработной платы казахстанцев. По расчетам, опубликованным Ассоциацией «QazSpirits», с 2013 года акцизный налог на водку (это основной потребляемый крепкий алкоголь) увеличился на 410 % с 200 тенге на литр водки до 1020 тенге в 2019 году. Минимальная розничная цена с той поры выросла с 320 тенге за 0,5 литра водки до 990 тенге, тогда как зарплаты в среднем выросли только на треть. Но это далеко не главное.

Нужно понимать, что алкогольная отрасль – это не только «про выпить». Это про то, чтобы снижать потребление у себя в стране, параллельно увеличивая экспорт, что является государственной задачей. Поэтому в странах – наших основных поставщиках водки есть государственные программы поддержки экспорта водки, есть программы субсидирования, обновления оборудования, имеются даже производители в госсобственности.

Более того, существуют серьезные барьеры для входа конкурентов из-за границы. В Казахстане же отечественные производители не могут добиться даже включения заводов в программу «Даму», чтобы произвести техническое перевооружение. У нас – равные условия для импортеров и производителей и бесшовная система ввоза продукции: быстрое получение лицензии, моментальное оформление. Поэтому, когда все были, примерно, на равных, сальдо по водке было в нашу пользу, конкурировали в одинаковых условиях. Сейчас – равновесия нет и результат налицо.

Другой мощный негативный фактор – контрафакт и суррогаты, вытесняющие с рынка качественный алкоголь, прежде всего водку, пугающими темпами. По данным Ассоциации добросовестных производителей, импортеров и продавцов алкогольной и табачной продукции Казахстана «КазАлкоТабак», каждая вторая бутылка водки отечественного производства – контрафактная. При этом контрафакт выпускают производители, избегающие уплаты акцизного налога, часть неучтенной продукции ввозится из Кыргызстана, где акциз ниже.

По оценкам, объем теневого оборота вырос с 25 % в 2013 году до 40 % в 2019-м. При этом отсутствует оценка производимого в Казахстане подпольного алкоголя на самогонных аппаратах, которые сейчас легко приобрести в широком ассортименте.

В последнее время головной болью легальных производителей крепких алкогольных напитков стал заполонивший прилавки супермаркетов и магазинов дешевый коньяк. Как поясняют отраслевые эксперты, производится он главным образом из этилового спирта с добавлением ароматизаторов и красителей, а стимулирует его производство низкий размер акциза по сравнению с водкой – 50 тенге за пол-литра коньяка против 510 у последней и отсутствие обязательной минимальной розничной цены.

В борьбе с нелегальным алкоголем решающую роль играет, конечно же, государство. Масштабы борьбы силовиков и фискалов с этим злом впечатляют. К примеру, как сообщалось в СМИ, в мае текущего года на одном из заводов в Алматинской области, выпускающем коньяк и винную продукцию, было обнаружено и изъято 13500 бутылок (объемом 0,5 л.) готовой продукции с поддельными учетно-контрольными марками, 6168 штук поддельных таких марок и 3300 литров этилового спирта.

На другом заводе, не имеющем лицензию на производство водки, было обнаружено несколько грузовиков с готовой продукцией и УКМ с признаками подделки. На одной из алматинских оптовок было изъято более 7 тысяч бутылок с алкогольной продукцией, выпущенных на одном из заводов, с поддельными акцизными марками.

По всей стране пресекается деятельность подпольных цехов, выпускающих подделывающих водочную продукцию известных торговых марок, а то и вовсе разливающих в пластиковые баклажки суррогаты неизвестного происхождения, способные нанести серьезный ущерб здоровью или просто убить клиента.

ДАЖЕ ВО ВРЕМЯ ПАНДЕМИИ МОЖНО РАСТИ

Таким образом, отечественным производителям приходится биться сейчас на двух «фронтах» – с иностранными конкурентами в части качества, оформления и цены выпускаемой в Казахстане продукции, и с нелегальным ее производством, как массовым, так и кустарным.

На первом «фронте» по предлагаемой в торговле отечественной водке уже заметны позитивные подвижки, особенно в сегменте продукции на основе спирта высокой очистки «Альфа» – она обходится дешевле российских и белорусских аналогов, не уступая им по оформлению, и гораздо лучше иностранных напитков, базирующихся на спирте «Люкс» или «Экстра».

Добавим также, что помимо классического продукта, отечественные производители предлагают рынку – водку с добавлением натуральных вкусовых и ароматических добавок, сырье для которых также в изобилии имеется в Казахстане.

Кстати, о спиртах. Судя по данным статистиков, хотя и здесь экспорт из Казахстана значительно уступает импорту, но обороты в торговле им весьма незначительны, что говорит о прочном спиртовом потенциале нашей страны. В прошлом году этилового спирта было ввезено в Казахстан на сумму лишь в $0,4 млн, а экспортировано – на $0,04 млн.

Примечательно, что в прошлом году, сложном для всей экономики из-за жестких карантинных ограничений, включая введение режима ЧП по весне, отечественным производителям удалось выйти из значительного спада, сложившегося в 2019 году.

Тогда производство водки упало на треть, коньяка – на 13,2 %, ликеров и других напитков – на 32,7 % на фоне роста выпуска вина и пива. В прошлом же году только водки было произведено больше на 14 % к предшествующему году, а в абсолютном выражении – 22,2 млн. литров. Конечно, это гораздо меньше 46 млн. литров, выпущенных в 2013 году, но тогда и конкуренция со стороны производителей стран ЕАЭС, а также Украины, была ниже.

Кстати, рос в прошлом году и импорт, и его доля в ресурсах внутреннего рынка водки и ликеро-водочных изделий, что говорит о значительном потенциале роста выпуска этой продукции отечественными производителями.

Впрошлом году отмечено и определенное уменьшение пропорции нелегальной продукции, что сказалось на белых цифрах потребления водки и ликеро-водочных изделий, которое показало рост на 21,5 %.

На первый взгляд, это и неудивительно, с учетом того, как некоторые воспринимают антисептические свойства этой продукции, особенно важных во время пандемии коронавируса. Помнится даже, как в минувшем году президент Белоруссии рекомендовал своим жителям в шутку не только дезинфицировать руки водкой, но и принимать в день 40–50 грамм в пересчете на чистый спирт, чтобы «травить» коронавирус. И, хотя авторитетные медики решительно отвергли такой способ, по всей видимости, народная житейская мудрость все же рассудила иначе.

Если же рассуждать серьезно, то свою роль, несомненно, сыграло и повышение качества водки – ведь как раз с началом пандемии на рынке заметно растет доля марок, выпущенных на основе спирта класса «Альфа».

ЧТО ДЕЛАТЬ?

В принципе, ведущие игроки этой отрасли довольно четко обозначили стоящие перед ней задачи, требующие неотложного решения, и дальнейшие пути ее развития в направлении роста качества выпускаемой продукции при доступной цене. Ключевая роль здесь принадлежит объединению усилий отраслевых ассоциаций «QazSpirits» и «КазАлко» для привлечения внимания правительства к состоянию дел в этой отрасли и защиты ее от иностранных конкурентов, государства которых прилагают все усилия для недопущения казахстанского алкоголя на свои внутренние рынки.

В первую очередь это относится к властям России и Белоруссии, фактически лишивших казахстанских производителей доступа к их потребителям.

В условиях, когда реклама алкоголя запрещена, государству следовало бы оказывать всемерное содействие не только экспорту этой продукции за рубеж через свои институты развития, но и помогать отечественным производителям в формировании достойного имиджа их товаров и на внутреннем рынке, в облегченном продвижении через торговые сети. Ведь сейчас казахстанские компании несут большие расходы на обновление старых и разработку новых брендов, подготовку и содержание маркетологов, мерчандайзеров, обучение дистрибьюторов и барменов, и на другие элементы по продвижению своих товаров.

Конечно, хотелось бы, чтобы наше государство не откладывало реформы этой отрасли в долгий ящик. Ведь в итоге Казахстан не только лишится сотен миллионов долларов, расходуемых на импорт алкогольной продукции, но и рискует потерять стратегически важные производства, для развития которых у нас есть все необходимое! А это, прежде всего – технологический потенциал отрасли: не просто разлив жидкости в бутылки, а высокая культура производства.

Тулеген АСКАРОВ, специально для «Ведомостей Казахстана»

https://kazvedomosti.kz/article/alkogolnyj-mejnstrim/