7351 subscriber

Контрудары июня 1941 года. Подарок Сталина немцам. И почему нам не нужно этого стесняться

3,9k full reads

БТ-7 г. Чита. Фото автора
БТ-7 г. Чита. Фото автора

Все, интересующиеся историей Великой Отечественной войны, слышали про некую «стратегическую инициативу». То она у немцев, то она у наших. Большинство любителей истории про это знают, но без подробностей.

Некоторые из тех, кто не знает таких «подробностей», уверяют, что неподготовленные контрудары всех приграничных мехкорпусов – это гениальный в военном отношении шаг нашего командования, которое все суперважные действия не могло не согласовывать с тов. Сталиным. Правда, есть «пользователи интернета», которые говорят, что Сталин тут ни при чем. Логика их понятна, отмазать того от просчетов и ошибок катастрофы 1941 года. Но такие «защитники» данного грузинского товарища сразу же попадают в капкан простой логики, а именно:

- «Сталин самоустранился»

- «Сталин всё пустил на самотек»

- «Сталин не разбирался в военном деле, раз так наивно доверился генералам»

- «Павлов, Жуков и Тимошенко крутили вертели Сталиным как хотели, а тот, как мышь, спрятался под веником в углу и молчал в тряпочку» …

Вот такая вот шахматная «вилочка» для защитников Сталина.

На самом деле Сталин считал, что он в военных вопросах очень даже разбирается. Ну, например, 28 тысяч танков всяко разно сильнее 3,5 тысяч немецких.

И тут он прав.

Сильнее.

Даже наши Т-26 в количестве 25 единиц «возюкали» гения блицкрига Гудериана с обеда 24 июня 1941 года до утра 26 июня 1941 года, и командующий 2-й танковой группы (980 танков) ничего сделать не мог против грамотных действий командующего 4-ой армии Коробкова. В обороне, разумеется. В мобильном (подвижном) резерве. Пока немцы прогрызали оборону пехоты, сидящей в наскоро вырытых окопах, пехотинцам на выручку приходили танкисты.

Потому что скорость танка сопоставима со скоростью вражеского танка и гораздо больше скорости пешехода. Танками перехватить удар немецких «панцеров» можно успеть. Пехотой - нет. Даже если её посадить на грузовики. Встречный бой пехоты с танками – это заведомо проигрышный вариант.

Поэтому тут мы сразу зайдем с главного довода:

- Танками любой дурак пехоте будет делать окружение. Что гудерианы, манштейны и прочие готы и делали.

- Все наши котлы 1941 года - это от нехватки танков.

Для наглядности вспомните, как в ноябре 1941 года немцы наткнулись на сплошную (сплошную, Карл!) линию нашей обороны. Помните, как они «маневрировали, обходили, обтекали в стиле блицкрига» наши оборонительные рубежи, но везде натыкались на «условных 28 панфиловцев» …

Это не манёвренная война в стиле лета 1941 года. Это уже прогрызание заранее подготовленных оборонительных позиций противника! Вот тут-то блицкриг и закончился.

Плюс манёвр советскими танковыми бригадами, которые, как пожарные команды, гасили прорывы немецких танков, «прогрызавших» оборонительные порядки нашей пехоты. Плюс танковые засады в стиле полковника Катукова (тогда еще полковника). Все, наверное, видели старые советские фильмы, когда наши бойцы мужественно и героически держатся до последнего, и тут к ним на выручку приходят наши краснозвёздные танки! Это и называется «поставить танки в мобильный/подвижный резерв».

Ну и про 28 панфиловцев. А вот если бы к ним в самый критический момент боя успели подъехать хотя бы 10 танков Т-26, что бы было? Представить несложно. Потому что именно это и происходило с обеда 24 июня до утра 26 июня 1941 года в полосе 4-ой армии восточнее Бреста.

А теперь переходим к главному вопросу. Почему контрудары приграничных мехкорпусов провалились, а действия 25-ти танков командарма Коробкова в мобильном резерве, в обороне, задержали Гудериана до утра 26 июня 1941года?

В чем дело?

Танки одни и те же.

Экипажи одни и те же, причем кадровые, с довоенной подготовкой.

Командиры (офицеры) одни и те же, причем кадровые с довоенной подготовкой по полной программе, а не «взлет-посадка», как во время войны, и не «запасники».

Почему утром 22 июня 1941 года 512 танков 4-ой армии Коробкова (14-й мехкорпус) быстро растаяли до 25 танков к обеду 24 июня?

А представляете, что бы было, если бы все 512 танков стояли позади наших оборонительных рубежей в мобильном/подвижной резерве? Да против 980 немецких. Это не 25 против 980…

А потом - как под Москвой. Подготовиться к контрудару и врезать немцам!

Да если бы еще вдобавок «Линию Молотова» построить не на самой границе, а в глубине своей территории на расстоянии 30-60 км от границы? И позади укрепрайонов поставить танки? Сделать так, как всё это расписано в десятой главе ПУ-39.

А ведь есть «пользователи интернета», которые до сих пор уверены, что контрудары приграничных мехкорпусов - это верх военного гения тов. Сталина! Особо «одаренные» из них говорят о том, что эти контрудары Сталин и командование планировали еще ДО начала войны, и поэтому они не могут быть «неподготовленными».

Для начала разберемся, а сколько вообще готовят Успешное Контрнаступление (контрудары всех мехкорпусов «от моря и до моря» - это и есть контрнаступление).

Итак, Битва за Москву:

Что по этому поводу вспоминает в своих мемуарах командующий Западным фронтом, генерал армии (на тот момент) Жуков Г. К.:

«Наши войска, воодушевленные успехами, достигнутыми в оборонительных боях, перешли под Москвой без какой-либо паузы в контрнаступление. Оно подготавливалось в ходе оборонительных сражений, и методы его проведения окончательно определились, когда по всем признакам гитлеровские войска уже не могли выдержать наши контрудары»

Как видим, серия контрударов – это и есть контрнаступление.

Что такое «по всем признакам» - это разведка. Плюс аналитика.

Контрнаступление под Москвой готовилось задолго до его начала. То есть для наступления должен быть план!

Вот что Жуков по этому поводу пишет дальше:

«29 ноября я позвонил Верховному Главнокомандующему и, доложив обстановку, просил его дать приказ о подчинении Западному фронту 1-ой ударной и 10 армий».

В ответ на это Сталин Жукову говорит, что посоветуется с генштабом, проходит некоторое время. Далее вернемся снова к мемуарам:

«Поздно вечером 29 ноября нам сообщили решения Ставки о том, что Западному фронту передаются 1-я ударная и 10-я армии и все соединения 20-ой армии. Одновременна Ставка приказала прислать ПЛАН (!!!) использования этих армий».

План. То есть, как минимум, с 29 ноября по 5 декабря 1941 года у Жукова уже шла реализация Плана!

Это не ночь на подготовку, и утром 23 июня 1941 года 4-я армия в стиле «урЯ, урЯ, шашки наголо и на пулеметы» пошла в наступление! Или несколько дней для подготовки контрударов других мехкорпусов. Которые вместо вдумчивой подготовки наматывали сотни километров на гусеницы в бесцельных маршах. Нет! Профессионалы в военном деле готовились к контрнаступлению долго и тщательно! Под Москвой это было с середины ноября до 5 декабря 1941 года.

Планирование – это очень нужная вещь! И не только для военных!

А Сталин в битве за Москву профессионалам уже не мешал! Даже помогал в координации действий!

Вот уж правду русская поговорка говорит, «За одного битого двух небитых дают».

Летом 1941 года Сталин был еще «небитым». Да даже в сентябре-октябре - тоже. Помните, как ему Жуков говорил оставить Киев? Сталин послал его куда подальше. В результате получили «Киевский котел» …

Немного другая история с «Вяземским котлом», но это уже классика того, что значит остаться без танков, которые так бездарно были потеряны в июне-июле 1941 года!

Помните, как утром 23 июня 1941 года Коробкова в контрнаступление отправил Павлов. Павлова отправили Жуков и Тимошенко. Ну, а Жукова и Тимошенко «попросил лично тов. Сталин». Результат всего этого известен.

Дилетанты говорят, что Павлов, Тимошенко и Жуков были такие тупые, такие глупые, что вот можно подумать, что Сталин исключительно только дураков на командные должности ставил.

Да ни один военный профессионал в здравом уме и твердой памяти не отправит в наступление войска без:

- без разведки

- без связи

- без времени на подготовку (т.е. без плана, без взаимодействия танков с артиллерией, пехотой, авиацией)

- без «логистики» (а тут до фига чАго есть).

И так далее…

Вот поэтому, когда Коробков пошел в контрнаступление, он никакого ущерба немцам не нанес. А когда тот же Коробков сел в оборону и поставил танки в мобильный/подвижный резерв, всё чудесным образом изменилось! И 25 устаревших танков стали «возюкать фейсом об тейбл» гения блицкрига и его 2-ю танковую группу (980 танков). Жаль, что к утру 26 июня 1941 года танки у Коробкова закончились!

Вот если бы их было 512 против 980….

Если бы тов. Сталин не отдал на редкость катастрофические указания!

Так почему же контрудары невозможно было спланировать до начала войны?

Предугадать, где противник будет наносить удар, очень сложно.

Рассмотрим несколько примеров.

Перед войной все были уверены, что немцы основными силами ударят на южном направлении. А они пошли через леса, болота и немногочисленные дороги Белоруссии. А не в «степях Украины». Причем пошли сразу двумя танковыми группами (из четырех).

Второй пример.

Вяземский котел. Тоже не угадали. И тоже немцы пошли через лесные массивы. Плюс уже тремя танковыми группами (из четырех).

Третий пример – это 6-ой и 13-й мехкорпуса, спрятанные в лесах Белостокского выступа. И опять неудача. Оказывается, оттуда контратаковать по «козьим тропкам» из заведомого полуокружения такой массе войск очень неудобно. Во фланги, разумеется. Хотя на западе трем нашим армиям Белостокского выступа открывалась шикарная возможность для наступления. Хорошие европейские дороги! Но не угадали! Пришлось бить «в бок» …

Вот это и называется «стратегическая инициатива была в руках немцев». Они решали, где будут наносить удары, а нам приходилось с запозданием на них реагировать. И в основном пехотой, так как танки уже были почти все потеряны. Ну, а скорость пешехода и скорость танка не сопоставимы. Это очевидно.

Но даже если наше командование и угадывало с местом главного удара немцев, как в случае с 11-м мехкорпусом и 14-м мехкорпусом (основания Белостокского выступа), то без разведки, без связи атаковать превосходящие силы врага – это равносильно «урЯ, урЯ, шашки наголо и на пулемёты!». Да еще и в условиях «манёвренной войны»!

Тем более, что у 14-го мехкорпуса 22-я дивизия уже была «уполовинена» немецким артобстрелом с того берега Буга. Сам же мехкорпус, не проведя разведки, наткнулся на целую танковую группу немцев…

Классическая атака «конницы на пулеметы».

Потому 14-й мехкорпус и наткнулся на всю 2-ю немецкую танковую группу, что не успел за ночь провести полноценную разведку! Да если бы и провели, все равно бы ничего не обнаружили, ведь немецкие танки-то еще не подъехали!

Это и называется манёвренная война.

Тут был только один вариант – сначала сесть в оборону, разобраться, что к чему, ОСТАНОВИТЬ врага, восстановить связь со своими войсками, определить, где противник наносит главный удар, исходя из этого, расставить мобильные/подвижные резервы, чтобы они могли вовремя сманеврировать и прийти на выручку пехоте.

Это «военная Аз-бу-ка»!

А ведь еще есть случаи, когда без разведки наши мехкорпуса гонялись по бесцельным маршрутам в сотни километров! Приехали, а немцев там уже нет. Они уже ушли на восток! Остается громить пару пехотных батальонов, подвернувшихся под гусеницы, и бросаться дальше, догонять немцев!

Защитники ошибок Сталина сейчас заверещат, что «каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны», и невдомёк им, что то, что для них является «запредельными знаниями, недоступными простым смертным», для профессионала - «военная Аз-бу-ка»!

Ведь всё это уже давно расписано в ПУ-39… Что касается обороны, то там даже отдельная глава есть. Десятая! Да любой летеха «Ванька-взводный» знает, что нужно делать в обороне, а что в наступлении! Потому что он проФФи!

Что же касается тов. Сталина.

А не надо защищать его ошибки. Его защитники только идиотами начинают выглядеть в глазах профессионалов. Нужно к товарищу Сталину подходить объективно. Там, где он допустил ошибки, так и говорить, что тут он «накосячил».

«Линия Молотова» и «Линия Сталина» – вообще классика таких ошибок!

Кто не верит, пусть посмотрит оборону Полоцкого, Киевского и Карельского укрепрайонов, которые штурмом взяты не были. А вот остальные УРы были взяты немцами, что называется, «влёгкую». У меня в книге «Лейтенант Старновский» все это подробно расписано!

А всего-то у этих трех укрепрайонов было время на подготовку в 2-3 недели и роССкошь в виде полноценного «полевого заполнения».

Так, например, на Полоцкий УР села свежая кадровая 22-я армия!

А если бы всю Линию Сталина готовили к обороне? И не 2-3 недели, а 2-3 года?

А если бы Линию Молотова расположили в 30-60 км от границы?

Ведь в реальности немцы первые 30 километров в полосе 4-ой армии (район Бреста) прошли только к обеду 22 июня 1941 года. При самых наиблагоприятнейших условиях!

Так что наши бойцы могли спокойно «дрыхнуть до обеда» в окопах, ДОТах, ДЗОТах, пулемётных гнездах, минометных и артиллерийских позициях, дожидаясь «внезапного нападения немцев».

Могли бы.

А там, кто знает, прошли бы немцы дальше «Линии Сталина» или нет? Дальше старой границы…

Ошибок было много! Именно тех, которые по уровню принятия решения мог сделать только лично тов. Сталин!

Немцам просто сказочно повезло, что тов. Сталин сделал им такой подарок в виде стратегических ошибок!

Но советские солдаты и командиры (офицеры) своим героизмом и находчивостью всё равно уничтожали и громили немецких захватчиков даже в неблагоприятных стратегических условиях!

Ну, а там, где тов. Сталин всё сделал правильно и грамотно, то нужно так и говорить, что тут товарищ Сталин все сделал как надо, как учит ПУ-39 и военная наука! Яркий пример – контрнаступление под Москвой!

К Сталину нужно относится объективно.

Вот сами подумайте.

Бездарно потеряв танки, Сталин автоматически стал терять кадровую армию в котлах и окружениях. Лишившись своей Кадровой Армии, Сталин, тем не менее, умудрился ополченцами, запасниками и новобранцами перемолоть немецкую Кадровую Армию, а потом и её запасников, новобранцев, фольксштурм и пацанов из гитлерюгенда.

Вот и получается, что весь вклад в победу товарища Сталина заключается в крылатой фразе Евгения Читинского «Сталин сам накосячил, сам исправил, а расплатился простой народ!».

Да, Сталин допустил много грубых ошибок, приводивших к катастрофам.

Но ведь он их исправил! Причем в той ситуации, когда уже никто бы не исправил…

Объективность – вежливость историков!

Мы же с вами вежливые люди!

Ах да, а что такого плохого в том, что Сталин готовил «план Гроза», чтобы помочь демократическим странам в их неравной борьбе с немецким фашизмом?

Американцы вон что-то не стесняются, когда первыми нападают!

Но самое главное, что это сразу даст объяснение ошибкам Сталина и не подвергнет сомнениям его умственные способности.

#танки #великая отечественная война #история ссср #история второй мировой войны #военная история