No man no cry (стр. 59)

30 September 2019
фото из открытых источников
фото из открытых источников

59.

Поиск работы – это прекрасная возможность покататься на лифтах. На высокоскоростных, панорамных, бесшумных, металлических или даже позолоченных. Обожаю стекло: вид копошащего внизу муравейника действует на меня умиротворяюще. Люди входят и выходят – ты остаешься. Они в процессе, они в галстуках, они бодры и веселы, а тебе остается только наблюдать, отстраненно, как при замедленной съемке, и кататься, кататься, кататься. Как можно устроиться на работу, не веря в нее? Мое неверие легко считывается работодателями, всеми этими активными дядечками за сорок, в пиджаках с мятой спинкой. И я их прекрасно понимаю. Я как увядший лист салата: его еще можно освежить, сбрызнув водой, но хрустящим он не будет никогда. Я прожила уже столько жизней, от детского сада до последнего трудового коллектива, что при мысли еще об одном подвиге мне становится не по себе.

Через месяц я вхожу во вкус. Просыпаюсь все позже и позже, иду на тренировку в спортклуб, обедаю, обкладываюсь журналами и книжками, смотрю скачанные в интернете сериалы, читаю ЖЖ и, если не смотреть на календарь, чувствую себя отлично. Прохожу по два-три безрезультатных собеседования в неделю. Они смотрят на меня, я – на них, и мы друг друга не хотим. Выясняется, что сменить профиль работы невозможно, да и не логично. Я хочу быть ближе к буквам, но никто не видит меня редактором, копирайтером или корреспондентом отдела происшествий. Зарплаты упали в три раза. Раньше я столько платила няне и страшно переживала. Мне казалось, это ничтожно мало. Прожиточный минимум для человека без фантазии. А теперь я и сама готова вкалывать за эти деньги, только никто не горит желанием брать меня на работу. «А может и не нужно суетиться, - приходит мне в голову, после нескольких оборотов вокруг Москвы, - не нужно так стараться? Работа должна вызреть. Может быть, стоит подождать и прислушаться к себе?». Я сижу в интернете до упора и ложусь спать в пять утра, а просыпаюсь после обеда. Лет пятнадцать назад, в Питере, я жила точно также: до пяти утра учила английский, читала книжки, засыпала и просыпалась ближе к вечеру, когда надо было ехать на курсы. Хорошее было время. И сейчас ничем не хуже. Когда живешь одна – прожиточный минимум действительно скромен. Деньги заканчиваются, но это уже не новость. Развлекать себя не требуется, все, что нужно - у меня в голове, нажимаешь кнопку перепросмотра и можно зависнуть надолго. Иногда на поверхность всплывают давно забытые герои, ты прослеживаешь их путь в своей жизни и понимаешь, что казалось бы незначительные события произошли не случайно, и я теперь не в пункте Б, как было мной запланировано, а на совсем неизвестном полустанке. Сама ли я сюда дошла или кто привел – уже не важно. Идти все равно некуда.

В квартире душно. Выхожу подышать свежим воздухом на балкон. На стене дома напротив, под самой крышей, на высоте девятого этажа, выведено желтой краской «Kapitalizm kills love». Я вяло прикидываю способы написания граффити, ни один не подходит. Без крыльев, страховки или строительной люльки так размашисто написать невозможно. Бывают же увлеченные люди. Надо и мне чем-нибудь заняться полезным, убить время. Я решаю начать восполнять кулинарные пробелы. Есть у меня откровенные провалы: я не умею печь блины, которые так любит моя дочь, не готовлю фирменный борщ, а уж о тортах и пирогах и говорить нечего. Нет, конечно, борщ как красный суп я могу приготовить. Получается вкусно, но это не борщ. Как говорит один мой хороший знакомый: «Женщины конкретно ошибаются только в двух вещах: каждая почему-то думает, что умеет готовить борщ, и каждая уверена, что умеет делать минет. А ведь и то, и другое – совсем не просто». Ну, с борщом я разобралась. Шаг № 1: найти в интернете правильный рецепт. Шаг № 2: строго следовать. И - вуаля! Наконец-то он получился такой, какой нужно. Теперь дело за малым, осталось освоить икру кабачковую, икру баклажанную, плов, форшмак и маковый рулет, съесть все, залосниться и впасть в сытую кому.

У меня почти получилось не беспокоиться о будущем. Будущее отвечало взаимностью. Нет никакого чудесного плана. Прошло еще две недели и ни одного собеседования. Только редкие звонки, настолько редкие, что пугали меня. Кто эти люди? Что им от меня надо? Положа руку на сердце, мне хотелось, чтобы все оставили меня в покое. Мне необходимо вписаться в картинку, но я не хочу. Но вроде бы я работу ищу и на нехотение не имею права. Я хожу в спортзал и задумчиво качаю обвисшие трицепсы. Погода радует: поздний сентябрь, последнее тепло, желтые листья, спелые арбузы. По застекленному балкону вяло летает жирная муха. При желании ее можно поймать голыми руками.

Мама привозит Соню: загорелую, веселую, с блестящими глазами. Квартира сразу наполняется звуками. И мы идем в детский сад. Ложимся спать рано. Две сказки на ночь, на горшок и спать. По утрам осваиваем греко-римскую борьбу: запихнуть упирающегося ребенка в комбинезон не так-то просто. Атака должна быть стремительной: захватить туловище, прижать лопатками к ковру и удерживать изо всех сил, пока не справишься со всеми брыкающимися конечностями. Перевести дух и быстро застегнуть молнию. После схватки я отвожу Соню в сад, приезжаю домой и смотрю в окно. Машин па парковке перед домом днем не становится меньше. Никто не выезжает, никто не приезжает. Я поставила машину между серым Лексусом и красной Хондой, а они не трогаются с места уже неделю. Неужели в этом доме никто не ездит на работу, задаюсь вопросом я. Целый дом безработных и домохозяек? На богатых бездельников никто не похож.

Стрелки часов переводят на час назад. Все, кроме меня. Так кажется, что у меня есть еще запас по времени. Деньги все не заканчиваются. Странно. Как будто есть нижний порог, за который нельзя переступить, замороженный лимит, неснижаемый остаток, до которого я не могу добраться. Прошло уже почти полгода, как я не работаю, а я еще даже не в минусе. Само собой, я сказала «нет!» шопингу, салонам красоты, массажу и прочим приятным мелочам. Не нужен мне берег турецкий… А БМ обвинял меня в легкомысленности и растрате средств. А может дело и не во мне, может, это и не я экономлю, а кто-то для меня? Как будто есть кто-то рядом, кто меня охраняет и поддерживает?

Заканчивается ноябрь. Бахчевые развалы скоро сменятся елочными. Снега нет, работы тоже. Тишина в моей жизни несколько затянулась. Состояние покоя: с утра в сети, чай, послеполуденный онанизм (наконец-то начало получаться). За весь ноябрь – ни одного собеседования:

«Если Вы не получали иных сообщений об этой вакансии, это означает, что работодатель, либо не успел просмотреть Ваш отклик, либо не заинтересовался им.
Возможно, также, что Ваше резюме отложили и свяжутся с Вами позже».

«Большое спасибо за Ваш интерес, проявленный к нашей открытой вакансии "Менеджер по рекламе". К сожалению, в настоящий момент мы не готовы сделать Вам это предложение. Мы внимательно ознакомились с Вашим резюме, и, возможно, вернемся к Вашей кандидатуре, когда у нас возникнет такая потребность».

«Работодатель не готов сделать Вам предложение».

«Вакансия, на которую Вы откликались, перенесена в архив».

«К сожалению, вынуждены сообщить, что в силу некоторых обстоятельств мы приостановили поиск кандидатов на эту позицию. В случае возобновления поиска мы будем связываться с Вами, если вы еще будете заинтересованы в нашем предложении».

«Вы нам не подходите».

«Большое спасибо за интерес, проявленный к нашей компании! Мы внесли Ваше резюме в нашу информационную систему. В случае, если Ваш опыт заинтересует руководителя подразделения, в котором открыта вакансия, наши рекрутеры свяжутся с Вами».

Почему¸ почему я им не подхожу? Ведь я это делала много-много раз. Я все знаю и умею. Знаю, что говорить и где промолчать. Тогда что со мной не так, мать вашу?!! Почему меня никто не берет? Слишком старая, слишком толстая, слишком многого хочу? Мне нужны деньги! Деньги! Эй, слышит меня кто-нибудь? Я и не думала, что найти работу будет так трудно!

продолжение следует...