Рассказываю как люди меняются от тежелых работ. Наблюдение за Израилем и Россией

21 September 2019

Когда ты только устраиваешься на работу в Израиле, как правило, русских там будет много. В моем случае это были дома престарелых. И что первое бросилось в глаза. Что наши молодые женщины - бывшие москвички, волгоградки и все другие разговаривают как то не так, как в России. Акцент, манера, я тогда это связала с тем, что видимо, когда человек учит еще один язык, у него появляется вот такая новая манера речи.

Работа , где бы ни работал человек в Израиле, всегда очень тяжелая. Честно скажу – ощущаешь себя рабом. И оглядываясь на тех, с кем тянешь лямку, замечаешь некое другое поведение человека. Повторюсь, я тогда связала это с новой ментальностью, наложением еще одного языка.

Изображение Stefan Keller с сайта Pixabay
Изображение Stefan Keller с сайта Pixabay

Прошло много времени и вот я здесь, в своем собственном деревенском доме, щелкаю пультом и попадаю на программу, где молодая женщина дает некое интервью. И первая мысль: «Израильтянка!» В смысле русская, которая жила или живет в Израиле. Та же манера речи, не такая, как у всех. Я заинтересовалась, думая послушать такую же как сама женщину, возможно тоже вернувшуюся из Страны, только поэтому не переключила канал. Какого же было мое удивление, когда выяснилось, что интервью проводится с бывшей зэчкой. И речь идет о тяжелой, невыносимо тяжелой работе в тюрьме. И поняла я в этот момент, что на манеру речи моих сотрудниц повлияла никак не ментальность страны проживания, а просто та ситуация в которой они оказались.

Книга о нашем опыте в Израиле по ссылке 📕