Почему я?

24 October 2019

Изображение взято с сайта pixabay.com. Автор - Cheryholt.
Изображение взято с сайта pixabay.com. Автор - Cheryholt.

Саша стоял перед дверью номер 81 уже десять минут. В одиннадцатый раз он подносил свою руку к звонку и не звонил. Молодой человек прекрасно понимал, что после звонка его жизнь уже никогда не будет прежней. Во всяком случае в глубине души он очень хотел, чтобы после этого звонка все изменилось. 

Ему стольких сил стоило добыть адрес живущего в этой квартире человека, а теперь он замер в полушаге от своей цели. Позвонить и все. Но это оказалось самым трудным. 

В голове Саша не переставал вести с собой эмоциональный диалог:

“А если она не откроет? Если она вообще здесь больше не живет? Пришел сюда. На что я вообще надеюсь? С самого начала все это было плохой затеей. Давай же. Звони уже, слабак, или уходи. Все. Решено. Если сейчас не звоню, то ухожу”. 

Саша закрыл глаза и позвонил. Такой простой поступок оказался для него самым большим испытанием в жизни. 

За дверью послышались шаги. Через пару секунд дверь открыла женщина сорока трех лет. Она явно была не готова встречать гостей. На ней был домашний халат, тапочки и бигуди. 

- Здравствуйте! А вы знаете, я ничего не заказывала. 

Саша, очевидно, показался женщине доставщиком каких-то продуктов, который ошибся дверью. 

- Анастасия Петровна Ронова?

- Да, а вы кто?

- Саша. Меня зовут Александр, - парень жутко волновался, - вы меня не знаете, то есть, наверное, знаете. В общем, 25 лет назад вы оставили меня в роддоме номер 3. Я ваш сын. 

На минуту между двумя чужими по жизни, но близкими по крови людьми повисло молчание. То самое, неловкое, когда оба собеседника считают себя виноватыми в нем. 

Анастасия Петровна по старшинству решила его прервать:

- Саша, это все так неожиданно. Не хочешь чай? Может, пройдем поговорим?

- Да, я с радостью! 

Саша был готов ко всему. И к тому, что Анастасия Петровна соврет и будет опровергать, что она его мама, и к тому, что она просто его прогонит. А тут целый чай! Внутреннему ликованию парня не было предела! Кажется, у него будет мама. Настоящая! 

- Ты подожди тут, пожалуйста, я переоденусь, - Анастасия Петровна проводила Сашу в кухню-гостиную.

Войдя в квартиру, в которой живет Анастасия Петровна, Саша расстроился. Его смутили просторные комнаты, дорогая мебель, хороший ремонт, большие окна. 

Перед сном в детдоме Саша всегда думал о том, почему его мама с ним так поступила и постоянно задавал себе вопрос - “Почему я?”. Все детство и начало подросткового возраста он злился на мать, а детей с родителями презирал. Он ведь не хуже их, почему же тогда именно с ним так поступили? 

Лет в 18 парень устал от своего гнева и обиды. Он решил больше не злится на ту, что он совсем не знал. Стал оправдывать ее. И однажды пришел к выводу, что у нее, наверное, просто не было денег. И детдом для Саши был единственным шансом на жизнь. Увидев только одну кухню-гостиную Анастасии Петровны, он понял, что это не так. 

Но парень не позволил себе расстроиться и тут же отыскал другое оправдание матери - наверняка с его рождением что-то было не так, вдруг вообще маме сказали, что он родился мертвым, а на самом деле он выжил. Любая, даже самая бредовая версия сейчас спасла бы Сашу от погружения в полное отчаяние.

В углу кухни-гостиной стоял большой книжный шкаф. На некоторых его полках вместо красивых коллекционных книг стояли не менее красивые фотографии в дорогих расписных рамках. На них Анастасия Петровна была с двумя девочками - одной на вид было лет восемь, другой двенадцать. Саша рассматривал фотографии и мысленно пытался угадать, кем эти девочки могут быть Анастасии Петровне. 

“Наверное, двоюродные сестры”, - мысленно для себя решил Саша, - “А это значит, что у меня помимо мамы будет еще тетя или дядя!”. 

Настроение у парня поднялось. Желание обрести большую семью даже такие мелочи преобразовывало в счастливые знаки.    

Анастасия Петровна вернулась минут через десять. Без бигудей, в красивом синем платье и в туфлях на каблуке. 

- У вас очень уютно дома, - Саша не терпелось тем или иным способом начать с мамой разговор.  

- Спасибо, Саша. Но давай на “ты”. Вроде как не чужие друг другу люди, - Анастасия Петровна поставила чайник на плиту, - сейчас вскипит и сядем чайовничать, - женщина улыбнулась, - рассказывай, Саша, как твои дела?

- Я окончил технический университет имени Баумана с красным дипломом. Работаю ведущим программистом в крупной московской фирме, в свободное время занимаюсь баскетболом. Стараюсь каждое время года путешествовать. Уже погружался с акулами в Африке, катался на сноуборде в Альпах, был на карнавале в Рио-де-Жанейро. В общем, во всем пытаюсь придерживаться активной жизненной позиции. 

Видно было, что Саша заранее подготовил ответ на этот вопрос. Выйдя из детдома, парень решил, что обязательно сделает все возможное, чтобы мама им гордилась. Ему казалось, что, если он будет успешным и интересным человеком, то она обязательно раскается в своем поступке. Ведь кто всерьез отказывается от талантливых детей, которыми можно похвастаться перед друзьями? 

- Надо же! Какой ты молодец! - Анастасия Петровна искренне порадовалась за успехи Саши, но на раскаяние ее слова были мало похожи. Парень не обратил на это внимание. Ему не терпелось узнать о маме как можно больше, и поэтому он решил спросить о своих “двоюродных сестрах”.  

-Можно вопрос? А кто эти девочки? - Саша показал рукой на фотографии, стоявшие на одной из полок книжного шкафа. 

- Это Марина и Олеся. Мои дочки. 

Иногда достаточно пары слов, чтобы разрушить хрупкую веру в семью и надежду на счастливое будущее. 

Анастасия Петровна понимала, что после такой правды, делать вид, что ничего не произошло, она больше не может, и поэтому решила объясниться с Сашей. 

- Саша, выслушай меня, пожалуйста, внимательно и постарайся понять. 25 лет назад я действительно оставила тебя в детдоме. Не потому что я плохая мать. Твой отец отказался помогать мне в твоем воспитании. Я была ослеплена своей любовью к нему и не видела, что для него наша связь ничего не значит. Если бы он согласился, то, возможно, все было бы иначе, - Анастасия Петровна вздохнула. 

Саша ничего не говорил. Он видел, что Анастасия Петровна собиралась с мыслями и подбирала слова для того, чтобы продолжить свою исповедь.  

- Я папина дочка, Саша. Твой дедушка - академик. Очень сильный и жесткий человек, который всегда дорожил во всем своей репутацией. Он видел для меня блестящее будущее в науке. Мне было 18 лет, когда я узнала, что беременна тобой. Я только поступила на первый курс физического института. Мой отец сказал мне, что, если я решу оставить ребенка, то он не будет помогать мне ни финансово, ни в карьере. Таким своим ультиматумом он не оставил мне выбора. Я стала жертвой чужих решений, Саша. 

- Жертвой чужих решений? - Саша засмеялся нервным смехом, чем немало смутил Анастасию Петровну, - вот уж, правда, исходя из твоей истории, мама, тебя нужно пожалеть. Какой же я монстр, что появился в твоей жизни так невовремя и чуть было все не испортил. Не удивлюсь, если для Марины и Олеси ты как раз очень хорошая мать. 

- Я так и знала, что ты ничего не поймешь. 

-И никогда не пойму, как можно быть такой безответственной и жестокой! Если уж и говорить о жертве чужих решений, так у этой жертвы мое имя! Ты спрашиваешь, почему с тобой такое случилось? Да потому что ты сама позволила этому случиться! - Саше было больно и последние слова он уже не произнес, а прокричал. 

Парень выбежал из квартиры Анастасии Петровны на улицу. Вечерняя летняя прохлада остудила эмоции Саши и заставила его прийти в себя. Парень даже подумал, что, возможно, был резок с Анастасией Петровной и следовало бы вернуться и понять ее. Но потом в очередной раз задал вопрос, который нередко задавал себе в детдоме и на который никогда не мог найти ответ: “ “Почему я?”.