266 subscribers

Май 1937. Барселона. Вооруженный уличный конфликт между союзниками по антифашистскому блоку

<100 full reads
105 story viewsUnique page visitors
<100 read the story to the endThat's 46% of the total page views
3 minutes — average reading time
Май 1937. Барселона. Вооруженный уличный конфликт между союзниками по антифашистскому блоку

В своё время я начинал писать небольшую заметку о майских событиях, однако, в итоге ограничился лишь изложением предыстории (1). Описание же самих барселонских баталий затянулось, превратившись в итоге в пока незавершенную главу одного большого прожекта, работа над которым продолжается.

Время же идет, прожект пока в работе, так что попробую все-таки снова кратко обратиться к данной проблематике. Сразу оговорюсь – это коротенькая публицистическая заметка, без научных ссылок. Только в конце будет дан небольшой перечень литературы по поднятой теме. Литературы, которая мне представляется наиболее интересной.

Итак, на дворе 3 мая 1937 года. Барселона. Примерно в 14:45 отряд штурмовых гвардейцев в количестве 200 человек подъехал на трех грузовиках к зданию барселонской телефонной станции («Телефоники»). Они попытались сходу взять под контроль здание, находившееся в ведении профсоюзов анархо-синдикалистов (НКТ) и социалистов (ВСТ). Однако данная попытка натолкнулась на неожиданное сопротивление со стороны рабочих, забаррикадировавшихся на втором этаже. Обороняющихся было по разным оценкам от 20 до 30 человек, с 1 или 4 пулеметами. Началась перестрелка.

Весть о происходящем стремительно облетела город. Рабочие начали останавливать работу, что фактически стало началом стихийной всеобщей забастовки. Стихийной, так как руководство НКТ и ФАИ (Иберийская анархистская федерация) так и не дало своей санкции на такого рода действия. Таким образом началось «первое восстание пролетариата против капиталистического Народного фронта», говоря словами Хьюго Ойлера (американский марксист, антисталинист), находившегося тогда в Барселоне. Движущей силой рабочих стали комитеты обороны и квартальные комитеты НКТ и ФАИ.

Город замер. Остановили свою работу магазины. Прекратилось уличное движение, лишь изредка проносились машины скорой помощи или же редкие машины, принадлежавшие НКТ.

Коротко о том, кто кому противостоял в данных событиях. Итак, с одной стороны оказались члены анархистских организаций ФАИ, НКТ и ФИХЛ (молодежная организация), члены Контрольных патрулей, радикалы из анархистской организации, «Друзья Дуррути», а также марксисты из ПОУМ (Рабочая партия марксистского объединения) и их молодежной организации (ИКМ). С другой стороны, им противостояли боевики ОСПК (Объединенная социалистическая партия Каталонии, сталинисты), Эскерры (левые республиканцы), Эстат Катала (каталонские националисты), полиция, штурмовая и национальная гвардия.

Что касается о количественном соотношении сторон, то оценки колеблются в таких пределах: 5-10 тысяч вооруженных анархистов и ПОУМистов, против 4,5-5 тысяч правительственных сил. Обе стороны применяли станковые и ручные пулеметы, а также бронемашины.

ВСТ первоначально заняла нейтральную позицию, однако 4 мая присоединилась к блоку правительственных сил и сталинистов.

Описывать подробно ход конфликта в данной заметке смысла не представляется, иначе это превысит все мыслимые пределы (пусть это останется до книжной публикации). Остановлюсь лишь на некоторых важных моментах.

Большая часть город, в особенности рабочие кварталы, с самого начала оказались в руках вооруженных рабочих, однако они проявляли нерешительность.

Для прекращения конфликта в город прибыли министры-анархисты, Федерика Монтсени и Гарсиа Оливер, а также генеральный секретарь НКТ Мариано Васкес, в своих радиовыступлениях призывавшие прекратить столкновения и покинуть баррикады. Одновременно они участвовали в переговорах с правительством. В город они прибыли вместе с несколькими членами Исполкома ВСТ.

Уже 4 мая валенсийское правительство приняло решение об отправке в Барселону 2,000 бойцов штурмовой гвардии, которые должны были способствовать наведению порядка. Также было решено направить сюда несколько боевых кораблей ВМФ Республики (2). Гвардейцы в итоге прибыли в город 7 мая. Всего их прибыло до 5 тысяч (вероятно, они пришли частями, на что указывают материалы Антонова-Овсеенко), а слухи раздували их численность и вовсе до 12 тысяч.

В ночь на 5 мая было решено сформировать новый состав Женералитата. Однако принятое решение в итоге было сорвано, и конфликт продолжился.

5 мая была попытка сняться с Арагонского фронта и направиться в Барселону части бойцов из подразделений анархистов и ПОУМ, однако, после переговоров в Лериде с участием делегата от Регионального комитета НКТ и командующего авиацией Арагонского фронта подполковника Рейса, угрожавшего бросить против снявшихся с фронта авиацию, они вернулись обратно на позиции, а силы ВВС отводились обратно на базу. Правда часть бойцов все равно ушла в Барселону.

6 числа город начал понемногу возвращаться к жизни, начал работать общественный транспорт, пусть пока и далеко не в полном объеме.

Попытки радикализировать ситуацию со стороны «Друзей Дуррути» и ПОУМ успеха не имели, и уже к 7 мая ситуация почти нормализовалась. Уличные бои прекратились.

Окончательно ситуация в каталонской ситуации нормализовалась 8-9 числа. Как писал 15 мая центральный орган ФАИ, газета «Tierra y Libertad»: «Для тех, кто говорит, внутри и за пределами Испании, что силы, посланные центральным правительством “решительно восстановили” порядок в Барселоне, даем краткое пояснение: общественный порядок был установлен профсоюзными организациями, в частности, соглашением НКТ, ФАИ и ЛМ [то есть анархистская молодежь], отозвавших свои группы с баррикад. Товарищи, прибывшие из Валенсии, могут это подтвердить: Барселона встретила их спокойствием».

Необходимо также отметить, что столкновения происходили не только в Барселоне, но также и в ряде других населенных пунктов Каталонии, а также в различных местностях в Арагоне.

В прессе вовсю сыпались обвинения в адрес друг друга с обвинениями в виновности за произошедшие события.

Всего в результате конфликта (в интервале между 3 и 10 мая) погибло не менее 218 человек (о чем пишет в своих исследованиях историк Мануэль Агилера Поведано) и было ранено от одной до нескольких тысяч человек. Большая часть погибших относилась к блоку анархистов и ПОУМистов. Среди погибших было много молодежи, по оценкам Антонова-Овсеенко они были менее опытны бойцов ОСПК и сил правительства. Правда к этому необходимо добавить свидетельства очевидцев, согласно которым такая разница достигалась в конечном счете и за счет того, что сталинисты и полиция в ряде случаев останавливали машины, в которых передвигались активисты враждебных организаций, выводили их на улицу и расстреливали. Также практиковались похищения с последующим убийством: так, в частности, случилось с итальянскими анархистами Камило Бернери и Франческо Барбьери. А в Таррагоне были похищены и убиты 12 членов либертарной молодежи, в их числе члена регионального комитета Каталонии Альфредо Мартинеса.

Кроме того, в ходе конфликта погиб секретарь ВСТ-Каталонии Антонио Сесе.

Итак, о предыстории конфликта смотри материал по первой ссылке. Теперь же несколько слов о том, что стало тем спусковым крючком, который привел к описанным здесь событиям.

Каноническая советская версия гласит о том, что это был троцкистско-анархистский путч против правительства. Однако же факты говорят о том, что никто специально не поднимал путч, а руководство НКТ и ФАИ и вовсе старалось максимально быстро прекратить конфликт. Троцкисты, то есть не троцкистский ПОУМ? Опять же, нет, актив данной партии лишь поддержал стихийные действия анархо-синдикалистских рабочих.

Да, в рядах анархистских масс давно зрело недовольство, но о подготовке подобного рода мятежа речь не шла. В тот момент их больше интересовал вопрос о сотрудничестве с властями лидеров собственных организаций (3).

Действительность была куда проще. Судя по всему, по итогам заседания Женералитата (каталонского правительства) 1 мая президент Каталонии Луис Компанис отдал распоряжение советнику безопасности Артемио Айгуаде (Эскерра), чьи действия последних недель по «наведению порядка» получили одобрение вышестоящего руководства. По другой версии, приказ был отдан 2 числа в качестве реакции на прерванный телефонный разговор между Компанисом и президентом республики Мануэлем Асаньей, либо между Индалесио Прието (социалист, министр флота и авиации Республики) и Женералитатом.

Результатом стала вооруженная операция днем 3 мая, непосредственным исполнителем которой Айгуаде направил члена ОСПК, Эусебио Родригеса Саласа, который и руководил нападением.

При этом в своих отчетах в Москву советский генеральный консул в Барселоне Антонов-Овсеенко отмечал, что действия полиции были не согласованы с правительством, став для последнего неожиданными (4). Правда, как мне представляется, либо генконсул чего-то не знал, либо недоговаривал. Кроме того, возможно, что неожиданностью стали не действия полиции, а то, как именно они были организованы. И, главное, неожиданном стало то, какую реакцию со стороны рабочих эти действия спровоцировали.

В конечном же счете, действия рабочих масс, спровоцированные полицией и сталинистами привели к тому, что вполне уместно охарактеризовать словами британо-испанского историка Криса Илэма: «По сути Май [1937] оказался восстанием тех, кто испытывал все большее разочарование из-за систематического разрушения революции и укрепления прежнего государственного аппарата после волнующих июльских дней 1936 года».

Ну а о непосредственных последствиях данных событий, правительственном кризисе и репрессиях можно будет поговорить другим разом.

Примечания:

(1) https://vk.com/wall-139330365_25

(2) Корабли прибыли 5 числа, после чего предприняли рейд в Валенсию для переброски в столицу Каталонии вооруженного десанта.

(3) За подробностями отсылаю в первую очередь к книгам Агустина Гильямона.

(4) Подробности почерпнуты в материалах Архива внешней политики Российской федерации (АВП РФ).

Литература по теме:

Шубин А.В. Великая испанская революция. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2012. С.358-409.

Aguilera Povedano M. Compañeros y camaradas: Las luchas entre antifascistas en la Guerra Civil Española. Madrid: Actas, 2012. P.80-171.

Alexander R. The Anarchists in the Spanish Civil War. (2 vol.). V.2. London: Janus Publishing Company, 1999. P.901-944.

Bolloten B. The Spanish Civil War: Revolution and Counterrevolution. Chapel Hill and London: The University of North Carolina Press, 2015. P.429-461.

Evans D. Revolution and the State: Anarchism in the Spanish Civil War, 1936–1939. London; New York: Routledge, 2018. P.89-125.

Gallego F. La crisis del antifascismo: Barcelona, mayo de 1937. Barcelona: DeBOLS!LLO, 2008.

Guillamón Iborra A. Insurrección. Hambre y violencia en la Barcelona Revolucionaria. T.3. Las sangrientas jornadas del 3 al 7 de mayo de 1937. Barcelona: Descontrol, 2017.

Viñas Á. El escudo de la República: El oro de España, la apuesta soviética y lo hechos de mayo de 1937. La República española en Guerra. Barcelona: Critica, 2007. P.487-548.