Почему лучший друг хуже врага?

24 December 2019
– Папа, ты скоро с войны приедешь? - сквозь слезы спрашивал маленький Данил.
– Ближе к Новому году. А что такое?
– Меня дядя Володя бьет. И мамку он целует. А от него так сигаретами воняет, что я спать не могу.

У Виктора все перевернулось в душе. Какой Володя? Неужели его лучший друг? Вовку не взяли в АТО, комиссовали из-за проблем с сердцем. Как он сокрушался, что не может идти защищать Украину! Чуть не плакал, когда забирали Виктора. Обещал, что пока тот на фронте, позаботится о его жене Лесе и сыне Даниле.

"Вот как, значит, заботишься... - крутилось в голове Виктора – – Ну, я тебя научу».

Вечером еще был телефонный звонок от Леси. Жена щебетала, как ей тяжело без Виктора, что любит – все слезы по нему выплакала. Все время повторяла «любимый мой, дорогой». Виктору хотелось плеваться от ее сладкой до тошноты лжи. Но сдерживался. А в мыслях уже составлял план, как любовникам отомстить.

На блокпост приехала «таблетка» забирать раненых. У Виктора была перемотанная голова. Сквозь бинты сочилась кровь. Всю ночь он провел в бою. И хоть Витю прозвали Счастливчиком, потому что за полгода службы не было ни одного ранения, на этот раз его враг таки «задел».

В госпитале после очередного осмотра врача и перевязок Виктор отпросился прогуляться. На то, что не вернулся на ночь, никто внимания не обратил.

https://content.onliner.by/news/2016/06/original_size/5f1447b4368e20d18077f53d09d73d8c.jpg
https://content.onliner.by/news/2016/06/original_size/5f1447b4368e20d18077f53d09d73d8c.jpg

Вечер догорал. Последние лучи солнышка целовали багровое небо. Витя выходил из электрички в райцентре. Еще вчера он бы любовался этой красотой, если бы представилась такая возможность. Только не сегодня. В душе все клокотало, казалось, ярость вот-вот кровью зальет его глаза. И они будут гореть, как небо.

В родное село было добираться еще километров двадцать, а последний автобус ушел полчаса назад. Виктор хотел сесть в такси, чтобы быстрее быть дома. И в последний момент отказался от этой идеи.

– Пройдусь, остыну, – подумал, и пошел напрямик полями.

Те километры, казалось, тянутся вечность. Чем ближе становилось село, тем ноги делались тяжелыми. Будто свинцом наливались, не отпускали от земли. Так трудно было их отрывать, что хотелось прямо здесь, в поле, упасть и ночному небу доверить свои мысли. Наверное, уже бы так и сделал, но вдали разглядел свет, что мелькал в окнах первых домов. И усталость как рукой сняло. Виктор ускорил ход.

– Добрый вечер! - сказал он, неожиданно открыв дверь спальни, с которой ужасно воняло куревом.

В доме воцарилась тишина. Был уже где-то первый час ночи, Данило у себя спал. А Леся нежилась в объятиях Володи... Разве думала, что вот так неожиданно, как гром среди ясного неба, появится благоверный?

– Чего молчите? – спросил Виктор. - Не вовремя?

– Ну, не начинай, – запинаясь, пробормотал Володя. – Так это... Всякое бывает…

– Это на войне бывает всякое. Потому что там падлы нашей крови жаждут, а оказывается дома друг хуже врага сидит, – просверливая взглядом, сказал Виктор. – Выходи, поговорим.

– Дай хоть штаны надену, – попросил тот.

– Они тебя не спасут, – сказал Витя и толкнул друга в спину.

Леся сидела, как неживая. Она боялась задеть благоверного, чтобы не попасть под его горячую руку. Надеялась, что тот сгонит злость на любовнике и ей меньше достанется. Да и Данило утром проснется, обнимет папочку – тот и станет мягче. Однако на всякий случай решила выйти за мужчинами во двор.

– Ну, что там на войне? Как наши? – спросил Володя, будто просто с товарищем встретился после долгой фронтовой разлуки.

– А ты сейчас сам это все на своей шкуре почувствуешь... – ответил Витя.

Через мгновение он выдернул чеку и бросил гранату в трусы любовнику Леси. Тот вытаращил испуганные глаза, которые огнем блеснули в свете фонаря. У них был неописуемый ужас. А Леся, стоя на крыльце, только всплеснула руками. И крикнуть хоть что-то на защиту любовника она не решилась.

Еще секунда – и стали Володины трусы мокрыми.

– Гнида... – прошипел он.

– Это ты гнида, – спокойно ответил Виктор. – Вынимай гранату из трусов. Это муляж.

Доволен местью, Виктор зашел в дом. Он лег у Данила в комнате, обнял сонного сына и уснул.

... Через две недели над Виктором должен состояться суд. За дезертирство. Володя тоже грозился подать иск на бывшего друга за унижение чести и достоинства, но в последний момент передумал. Испугался, вспоминая свои мокрые трусы.