Яна Штефф
24 104 subscribers

Свекровь вдруг прониклась ко мне всеобъемлющей любовью. Не пойму как это произошло

9k full reads

Позвонила свекровь, говорит, Яночка, ты когда приедешь, я вот тут список приготовила того, что нам с Галей нужно. Я говорю, давайте в среду, я как раз поеду с Андреем по магазинам, заодно вам все куплю, привезу.

pixabay
pixabay

Ну и услышала она мою шепелявость, говорит, зуб выпал? Я - ага. И она как начала причитать - бедненькая моя, мученица, это как же так, ну что же все на тебя, беднягу...

Спрашивает плакала ли я. Я говорю - ну что вы, уж по зубу-то я точно рыдать не буду, столько всего прошла, зуб фигня, переживу. Она опять - бедненькая, страдалица. И плачет. Ну правда плачет!

Тут уж я начала ее успокаивать, говорить что нет в этом ничего страшного, что зубы сейчас делают, что все поправимо, уж может к лету-то точно буду самая красивая, с зубами, с улыбкой. Она - как же ты говорить-то будешь, молодая такая, а как бабка.

Я говорю - ну вам же понятно что я говорю, так и буду. Некоторые вон рождаются уже с кашей во рту, с заиканиями и прочим, и живут. Ну потому что фигня все это. Плохо когда нет головы, когда сердце остановилось, а зубы - ну что ж теперь.

А она все плачет.

У нее, кстати, своих-то уже почти нет. Может вспомнила свои мучения, а может и правда так жалко меня стало. Не может успокоиться, оплакивает мои зубки.

И так мне ее вдруг жалко стало. Думаю, ну вот она злючка такая, привереда, критик великий, но добрая, раз плачет так. Переживает.

Потом говорит - может тогда не надо приезжать, тебе же больно. Я говорю - да не больно мне, нормально все. Непривычно, да, но боли нет. Болело когда вылезало, сейчас уже все хорошо. И чай горячий пью, и ем, и говорю. Наоборот, облегчение такое, что ничто не мешается, не висит, не давит.

Ну короче вот проболтали с ней час наверное. Кто кого еще жалел и успокаивал.

А в итоге она мне сказала: я вот только сейчас поняла насколько ты мне родная. Прости, говорит, вредную бабку. И тут чуть я не расплакалась. Верю что искренне. Правда верю.

И пошли они все эти обиды, и не так все это важно.