16 362 subscribers

Норман Роквелл как американский Василий Поленов?

120 full reads

Америка моими глазами.

Василий Поленов, один из величайших русских художников, запечатлел ту природу на Оке, среди которой прошли мои детство и юность. Уехав в США и оставшись там в 1999 году, взрослая моя жизнь началась и длилась в течение многих лет в западной части штата Массачусетс, в двух шагах от того городка, в котором жил, работал и умер Норман Роквелл, один из величайших американских художников.

Василий Поленов. Вид на московский дворик из окна квартиры художника. 1878 год - год величия Российской Империи, когда она освободила Болгарию от турков.
Василий Поленов. Вид на московский дворик из окна квартиры художника. 1878 год - год величия Российской Империи, когда она освободила Болгарию от турков.

"Московский дворик" в России

Началось всё с того, что в комнате моего дедушки висела репродукция "Московского дворика", без которой трудно было и представить себе весь его маленький дом, в котором выросла мама. В паре часов езды от Москвы и спустя целое столетие, множество двориков моего городка походили на то, что запечатлел Поленов, когда он смотрел из окна своей съёмной квартиры в Москве.

Если кто-то спросит меня про моё отношение к родине, то всплывёт тот самый "Московский дворик" Поленова, а потом похожие дворики моих родителей, бабушек и дедушек, дворики, где прошли мои детские и юношеские годы, с которыми столько связано и которые не любить невозможно. В них, в этих двориках, и сосредоточена моя родина.

"Золотая осень" Василия Поленова, по которой, наверное, не я один писал сочинение в школе. 1893 год.
"Золотая осень" Василия Поленова, по которой, наверное, не я один писал сочинение в школе. 1893 год.

"Московский дворик" в Америке

Конечно, говоря об этих двух художниках и их работах, нельзя провести строгие параллели между "Московским двориком" и каким-нибудь двориком в Стокбридже или между "Золотой осенью" на Оке и такой же красивой осенью Новой Англии где-нибудь на реке Хусатоник, но одно прослеживается точно - любовь к тому, что на картинах и за их пределами.

"Московский дворик" Поленова увидел свет и получил большой успех в 1878 году, спустя всего шесть лет после того, как Клод Моне представил миру свою гениальную работу "Впечатление. Восходящее солнце" 1872 года. С ней и ассоциируется начало импрессионизма.

Норман Роквелл как американский Василий Поленов?

Может быть, кто-то и влюбился во Францию благодаря "Впечатлению" Моне, но меня эта картина не трогает так, как это делают "Московский дворик" Поленова или "Весна в Стокбридже" Роквелла.

Что объединяет Поленова и Роквелла в моём восприятии их творчества, так это их невероятная сила, заставляющая зрителя влюбиться в ту страну, которая представлена на их картинах.

"Весна в Стокбридже" Нормана Роквелла. 1971 год. Сотни раз я проезжал по этой главной улице Стокбриджа, которую запечатлел Роквелл, остановивший свой выбор именно на этом городе, как когда-то Поленов выбрал то место на Оке, которое сегодня называется Поленовым.
"Весна в Стокбридже" Нормана Роквелла. 1971 год. Сотни раз я проезжал по этой главной улице Стокбриджа, которую запечатлел Роквелл, остановивший свой выбор именно на этом городе, как когда-то Поленов выбрал то место на Оке, которое сегодня называется Поленовым.

Больше, чем дворик

Когда мои американские ученики смотрят на "Московский дворик" в моём кабинете, в их сердцах, скорее всего, не теплеет так же, как в моём. Тут нужны эмоциональные ассоциации. Нужно тёплое человеческое участие, с которым и будут навеки связаны картины Поленова (или Роквелла).

Та же главная улица Стокбриджа, запечатлённая Роквеллом в 1967 году. Накануне Рождества, в предвкушении праздника. Как перед Новым годом в России.
Та же главная улица Стокбриджа, запечатлённая Роквеллом в 1967 году. Накануне Рождества, в предвкушении праздника. Как перед Новым годом в России.

Роквелл в моей судьбе

Лето 1999 года. Перелом в судьбе. Возможность остаться в Америке и учиться. Несколько семей маленького городка на реке Хусатоник взяли меня под своё крыло, как сына полка. Если бы не их сердечное участие в осуществлении моей ломоносовской мечты об учёбе, однозначно вернулся бы в Россию.

В ту первую золотую осень в Новой Англии я получил в подарок огромную книгу с самыми известными и значимыми картинами Нормана Роквелла, чьим земляком я и стал. То, что я увидел в его картинах поразило меня до глубины души - огромная любовь художника ко всем его персонажам.

"День Благодарения" 1943 года. Официальное название этой картины Роквелла - "Свобода от нужды". Ещё без мобильников и планшетов за столом.
"День Благодарения" 1943 года. Официальное название этой картины Роквелла - "Свобода от нужды". Ещё без мобильников и планшетов за столом.

Картина, которая врезалась в мою память прежде всего, оказалась "Беглец" (1958 года), в которой полицейский ведёт беседу с маленьким беглецом, по возрасту чуть-чуть постарше моего отца тогда в 1958 году. Маленький ресторанчик, скорее всего, в отправленном в утиль и восстановленном железнодорожном вагончике. Типичный американский завтрак. Участливый владелец заведения. Добрый полицейский. Доверчивый пацан, как и все дети его возраста.

Всё это теперь до боли знакомое, а тогда эта картина окутала меня тем же самым американским теплом, которое окружало меня со всех сторон на стыке веков, когда все мои знакомые американцы словно соревновались друг с другом в том, чтобы я полюбил их версию Америки. И любая версия Америки заключала в себе их искреннюю любовь к своей стране и людям, родились ли на американской земле или нет.

"Runaway"
"Runaway"

Реализм или фантазия?

Так ли это на самом деле? Конечно, нет. У каждого своя Америка. И у каждого своя Россия. Кстати, в то же самое время, в котором творили Поленов и Моне, появились и художники-реалисты, которые ставили перед собой одну цель - запечатлеть всю действительность, какой бы неприглядной она ни была.

Сегодня, куда ни глянь, один соцреализм до потери веры в человека и в его способность поставить других людей выше себя. Для кого-то стакан наполовину полный, а для кого-то наполовину пустой.

Как мне кажется, и Поленов, и Роквелл сделали сознательный выбор не в пользу соцреализма. Вернее, их восприятие действительности похоже на социалистический реализм, который до сих пор притягивает нас к советским фильмам, делающим упор на светлое будущее, а не на ужасную антиутопию.

Так ли мы все жили тогда в СССР? Нет, конечно. У каждого свои воспоминания (грустные и счастливые), но у каждого есть свобода выбрать то, что хотелось бы сделать действительностью сейчас. Вечная битва оптимизма с пессимизмом. Вот тут и приходят на помощь Поленов и Роквелл, чтобы видеть в жизни побольше хорошего. Плохим нас и так уже наводнили практически все источники информации.

Если будет время, просто посмотрите картины Роквелла. Вглядитесь в детали лиц, жестов, одежды, окружающего мира и всех остальных мелочей. В них та же родина, что и у Поленова, где человек человеку - не волк, а брат и сестра.

"Врач и кукла" 1942 года. Тоже Норман Роквелл. Тоже Америка моими глазами.
"Врач и кукла" 1942 года. Тоже Норман Роквелл. Тоже Америка моими глазами.

Спасибо, что зашли и прочитали эту статью. Подписывайтесь на канал, если интересна такая тематика, и пишите в комментариях. До новых встреч!