«Я кормлю жену обещаниями»

23 April
787 full reads
4 min.
1,5k story viewsUnique page visitors
787 read the story to the endThat's 52% of the total page views
4 minutes — average reading time

В наши первые встречи Антон пару раз упоминал жену. Упоминания косвенно указывали на ее критическое отношение к мужу. Я не могла оставить это без внимания и попросила моего клиента рассказать о семье.

С женой Катей Антон познакомился еще в студенческие времена. Она также имела техническое образование и была не просто свидетелем становления бизнеса Антона, а с самого начала непосредственно участвовала в событиях. На первых порах Катя занималась бухгалтерией. После взяла на себя кадровые вопросы и некоторые функции общего администрирования. Похоже, Катя была негласным исполнительным директором компании, а лично для мужа — надежным тылом. Однако с выводами я не торопилась.

Со слов моего клиента можно было понять, что последние годы отношения между супругами стали напряженными. И на первый взгляд источником напряженности являлась Катя. Она вела себя эмоционально, порой несдержанно, обижалась, упрекала, часто демонстрировала свое недовольство мужем.

— Пожалуйста, расскажите подробнее, в чем суть упреков вашей жены?

— Ох… да во многом. — Антон шумно вздохнул.

— Вы можете привести какой-нибудь пример?

— Ну… Например, Катя считает, что я небрежно обращаюсь с деньгами, неправильно распределяю бюджет. Могу все до копейки вложить в новый проект, когда старые еще не окупились. Или, скажем, могу пойти на рискованную сделку. Надо признать, это правда. И иногда я поступаю так без предупреждения. Катю это очень ранит. По ее мнению, я вношу в нашу жизнь хаос. Она планирует какие-то траты… и вдруг выясняется, что свободных денег сейчас нет… хотя она думала, что есть, и…

— А о каких тратах идет речь?

— О! Нет-нет, не подумайте, в Кате нет ни капли транжирства… — Антона взволновал мой вопрос. Он выпрямился в кресле и заговорил чуть менее ровно, чем обычно: — Катя очень разумный человек. Она мой друг и партнер. Она разделяет мои идеи, и наш бизнес важен для нее так же, как и для меня. Она не зациклена на деньгах. Если я буду зарабатывать триста долларов в месяц, она будет жить со мной на триста. Если триста тысяч —значит, на триста тысяч. Траты, которые Катя планирует, необходимы. Это касается дома, развития детей. Вот… Последняя история касалась окон.

— Можете рассказать?

— Да особо и рассказывать нечего. В квартире у нас было прохладно: стеклопакеты оказались некачественные. Двое маленьких детей. Сами понимаете, не здорово. Назрела необходимость в новых окнах. Катя систематически поднимала этот вопрос. А я как-то все не находил времени на его решение. Знаете, я страшно замотан и, приходя домой, хочу отключиться от проблем в принципе. От бытовых — в том числе. В конце концов Катя занялась этим сама. Единственное, она попросила меня быть дома на момент сдачи работы. Она хотела, чтобы я лично пообщался с монтажниками: проверил, принял работу, расплатился и т.д. А я не смог…

— Кате было чем расплатиться?

— Да, конечно! Ей просто не хотелось общаться с рабочими без меня.

— Значит, в данном конкретном случае речь идет не о том, что у Кати не оказалось денег в нужный момент?

— Э-э… — Антон едва заметно смутился. — Да. Пожалуй, в случае с окнами деньги вообще ни при чем. Проблема во мне. В том, что я систематически отлыниваю от бытовых вопросов, подвожу Катю…

— И чем же вы объясняете свое бездействие Кате?

— Ничем. Я и не объясняю. Я каждый раз обещаю ей, что вот-вот решу все текущие проблемы. Надо признать, я кормлю жену обещаниями. — Антон развел руками.

— И что же вы сами думаете об этом?

— Понимаете, обещая, я искренен. Я люблю жену, детей, и я в своем уме: я понимаю, что детям должно быть комфортно, я хочу, чтобы у них все было хорошо. Я согласен с Катей, ее требования законны и логичны. Я хочу и собираюсь сделать для нее все, что необходимо. Но увы, заматываюсь, забываю, постоянно откладываю на потом… Иногда у меня просто нет сил.

— Выходит, Катя должна все время вас о чем-то просить. Значит, ей отводится роль просительницы? Надоедливой, ноющей, постоянно недовольной. Получается, так?

Антон вздохнул. И промолчал.

— Скажите, а Катя продолжает помогать вам в бизнесе?

— О!.. Еще один болезненный вопрос. Дело в том, что наша вторая дочь с самых первых дней требовала очень много внимания, заботы. Много плакала, болела, все это выливалось в бессонные ночи, бесконечные хлопоты. Кате не хотелось забрасывать работу, но совмещать бизнес и ребенка стало практически невозможно. И она частично отошла от дел. Стала заниматься только кадрами. Тем более на работе постоянно авралы… Ее это страшно нервирует…

— Авралы? Вы не могли бы рассказать подробнее? Если Катя сейчас занимается только кадрами, каким образом ее касаются авральные ситуации?

Антон кивнул неохотно. Он пожал плечами, вздохнул.

— Скажем, недавний пример. Мы организовывали большую выставку оборудования. Договор об аренде павильона был заключен, пригласительные разосланы, пресса оповещена. Но за неделю до открытия вдруг выяснилось, что оборудование стоит в павильоне нераспакованным и никто из моих людей стендами и экспозицией не занимается. А я вообще улетел на переговоры в Женеву. У меня там повис в воздухе важный заказ — мне было ни до чего. Кате пришлось в экстремальном режиме заняться выставкой. И все это, разумеется, внесло хаос в ее жизнь. Приходилось передоговариваться с няней, подтягивать бабушек, дедушек, у которых тоже свои планы… А для Кати это убийственная проблема. Она ведь очень системный человек, любит порядок, расписание. В общем…— Антон замолчал.

— А как в принципе получилось, что выставкой никто не занимался?

— Это совершенно отдельная тема. Выставка — один из многих примеров того, как ведут себя мои подчиненные. Они очень инертны. Об этом я планирую вам рассказать в дальнейшем подробно. Стоит мне что-то забыть, упустить из виду, не перепоручить, недосказать — и все летит к чертям.

— Получается, что ваша жена выступала по отношению к вам спасителем? Подхватывала дела, брошенные вами?

— Ну… Примерно так.

— Но как вы думаете, что может чувствовать системный, организованный человек в моменты, когда ему приходится перекраивать планы и разрушать столь ценный для него и выстроенный им порядок? Она говорила вам, чего это стоит?

— Да. Постоянно. Катя считает, что мне не хватает взрослости. Не хватает взвешенности, ответственности, расчетливости. По ее мнению, я действую эмоционально и хаотично, небрежно обращаюсь с деньгами, с людьми, не выполняю взятые на себя обязательства, пускаю многое на самотек… Бывает, она даже как-то слишком эмоционально реагирует, чересчур серьезно.

— А какова ваша ответная реакция? Вы даете ей обратную связь? Проявляете понимание?

— Я пытаюсь ее как-то успокоить, повеселить… Хочу, чтобы она оптимистически взглянула на обстоятельства. Я говорю ей: «Ну же! Ведь все закончилось хорошо! Мы выкрутились, мы победили, мы прошли и это». Типа «Все класс!». Н-да…

Антон умолк, опустил голову и несколько секунд смотрел куда-то в пол. Но после внезапно поднял на меня открытый, полный удивления взгляд.

— Вы знаете, я ведь никогда не останавливался, никогда не обдумывал ее слова, не пытался увидеть их обратную сторону. Я понимал, что ее обижает, но почему ее это обижает, кажется, я до конца не понимал… Или, может быть, не очень стремился понять.

Я наблюдала классический момент в терапии. На моих глазах Антон будто бы «поймал» то, что систематически ускользало, — то, что оставалось на уровне понимания, но не переходило на уровень осознания. На самом деле во время нашего разговора я не сказала ему ничего нового — ничего из того, что он не знал сам. Истина, которая, как ему показалось, открылась ему только что, на самом деле уже давно созрела внутри него.

— Кто-нибудь кроме Кати в вашей компании может выполнять функции кризис-менеджера? — спросила я.

— Да. Мой финансовый директор. Михаил. Смело могу назвать его моей правой рукой.

— И каково его отношение к работе в авральном режиме?

— Да в целом такое, как и любого на его месте. Бывает, он жалуется, бывает, даже психует. Всякое бывает. Но как-то мы всегда выплываем.

— Кто-то всегда спасает вас.

— Строго говоря, да.

Продолжение читайте в моей книге «Бизнес и/или свобода».

Реклама, которую вы видите в Яндекс.Дзене, не имеет никакого отношения к каналу Ольги Лукиной. Реклама автоматически формируется сервисом в соответствии с вашими запросами и интересами. При заказе услуг психолога и психотерапевта мы настоятельно рекомендуем тщательно перепроверять информацию об опыте консультанта и читать отзывы о его работе. Никогда не забывайте, что за наше здоровье отвечаем только мы сами.