Я вспоминаю дни в Америке, как полные отчаяния: финансовые проблемы, проблемы на работе, ежедневные истерики.

13 February
25k full reads
3,5 min.
27k story viewsUnique page visitors
25k read the story to the endThat's 91% of the total page views
3,5 minutes — average reading time
Я вспоминаю дни в Америке, как полные отчаяния: финансовые проблемы, проблемы на работе, ежедневные истерики.

Глава вторая: Америка. Миннесота, Миннеаполис .

Начало читайте здесь-Брат описывал Израиль как цветущую страну с неограниченными возможностями.

На пересадке в Атланте у меня украли сумочку с деньгами и кредитными картами (к счастью паспорта остались у мужа). Осталась только одна кредитка мужа. Мы переехали из летнего даже в декабре Израиля, в морозный Миннеаполис , и сразу побежали покупать тёплую одежду.

Муж нашёл квартиру, где мы должны были жить, поблизости мы нашли садик для сына, где нам написали длинный список того, что нужно для сада приобрести. Мы поехали с этим списком в Волмарт , но на кассе наша единственная кредитная карта не прошла.

Кое-как расплатившись оставшейся наличкой, мы попытались снять ещё деньги, но карта оказалась заблокирована. Мы предупреждали наш израильский банк о том, что едем за границу, и будем много тратить, но карту нам почему-то все равно заблокировали. В результате мы сидели в гостинице, из которой не могли выехать , т .к. не могли расплатиться за гостиницу. Мы не могли вселиться в квартиру, т.к. не было денег на депозит. И я просто не знала, чем буду кормить завтра ребёнка, хотя в израильском банке лежали деньги на год жизни в Америке.

Положение спас мой новый сослуживец-израильтянин, который просто одолжил нам денег до зарплаты. Вообще я нигде не встречала столько чудесных людей, как в Миннесоте. Когда мы искали квартиру, и не могли найти нужный адрес, совершенно незнакомая женщина посадила нас к себе в машину, и колесила с нами по району. Соседи совершенно бесплатно снабдили нас предметами мебели. В лифте незнакомые люди здороваются, в автобусе пассажиры здороваются с водителем. К тому времени у меня сложились довольно странные отношения с иностранными языками, я конечно за 7 лет в Израиле научилась говорить, и читать на иврите.

Но диплом я писала по-английски , а так же имела несколько опубликованных научных статей, написанных по-английски . Но при этом я совершенно не понимала английский язык на слух. Если в личном общении я еще кое-как по мимике собеседника и по контексту я могла понять о чем речь, то телефонные звонки вгoняли меня в ступор.

Выяснилось, что тема моей новой работы весьма далека от темы моего диплома, кроме того работать предстояло на совершенно незнакомой мне программе. Начальник в первый же рабочий день озвучил мне задание, из которого я поняла только предлоги.

К счастью при разговоре присутствовал тот самый израильтянин, он сказал, что задание легкое, и он прямо сейчас поможет мне его сделать. Действительно, входной файл описывающий вычисления составлял всего три строчки. Но компьютер, подумав несколько минут, самостоятельно поменял состояние запрашиваемой системы, и выдал совсем не тот результат, который был нужен. Мой товарищ повторял вычисления, меняя параметры, обзванивал знакомых компьютерных физиков. Его входной файл составлял уже страницу, но компьютер упорствовал.

Я рыдала каждый день, если уж опытный пользователь не может решить такую простую задачу, то куда мне?! В конце концов, конечно, все разрешилось, я научилась делать эти вычисления, и за 2 года на этом рабочем месте я опубликовала 3 статьи.

Но все же я вспоминаю эти первые дни в Америке, как полные отчаяния: финансовые проблемы, проблемы на работе, ежедневные истерики сына, который привыкал к новому детскому саду на чужом языке, и постоянный пронизывающий холод, от которого казалось никуда не деться. Нам всем было трудно, у мужа тоже складывалось на работе не все гладко. Сынa , до этого никогда не ходившего в садик, сразу запихнули туда на полный день с 7 утра до 7 вечера на незнакомом языке. В 2.5 года он уже довольно хорошо говорил по-русски , но в Америке замолчал, и через 3 месяца заговорил уже только по английски .

Летом казалось, что все исправилось, в Миннесоте потрясающая природа, ее называют страной тысячи озер. Мы много гуляли. Но зимой вместе с холодом вернулось отчаяние, , мне катастрофически не хватало солнца, и я заявила мужу, что больше не хочу здесь оставаться. Когда закончитcя рабочий контракт, мы либо возвращаемся в Израиль, либо переезжаем куда-нибудь еще. Времени для поиска новой работы было вполне достаточно, текущий контракт кончался в августе. Я рассылала резюме по всему миру, предпочитая англоязычные страны (т.к. сын говорил по английски ), и Израиль, но иногда отвечая и на другие интересные объявления .

По запросу о моей специальности постоянно выскакивало объявление из Сингапура, ну я написала и туда, впрочем, не рассматривая этот вариант всерьез. В один из летних дней я открыла свою почту, и нашла там целых 2 предложения о работе. Одно было из Калгари, шикарные профессиональные возможности, интереснейшая тема, именитый профессор, но фотографии заснеженного Калгари наводили такое же уныние, как и Миннеаполис .

Второе предложение было из Сингапура от молодого китайского профессора. По контрасту с Калгари Сингапур сиял на фотографиях чистотой и красотой. Кроме того, Сингапур большой город, и там наверняка нашлась бы хорошая работа для мужа. В общем выбирать предстояло между карьерой, и теплом и комфортом. Я колебалась. Моя мама рыдала в телефонную трубку, переставляя Сингапур рисовыми полями, где работают по колено в воде китайцы в круглых плетёных панамках. Окончательное решение принял мой муж, он твердо выбрал Сингапур, и за 10 лет я ни разу не разочаровалась в его решении.

Продолжение следует-Переехала в Сингапур и не стала своей. Я всегда здесь буду "красноволосая"-прозвище европейцев.