161 subscriber

Колодец детских невзгод. От стресса к хроническим болезням

Источник https://wallpapersgood.ru
Источник https://wallpapersgood.ru
Источник https://wallpapersgood.ru

Детство – это не только наш сокровенный уголок памяти и души, где живут светлые воспоминания и теплые объятия родителей, это еще и несущий фундамент, на котором строится вся дальнейшая жизнь и судьба человека.

С высоты прожитых лет и жизненных испытаний детские годы могут нам казаться островком безопасности или даже маленьким раем, когда многое было простым и понятным, знакомым и достижимым. Но часто мы забываем, что и в детстве у нас тоже были душевные обиды, боль и даже психологические травмы, часть из которых продолжает сопровождать нас по жизни и влиять на нее. Травматический детский опыт оказывает разрушительное влияние на здоровье человека. Именно поэтому очень важно, чтобы в момент развития и в процессе становления рядом с маленьким человеком были добрые, мудрые и любящие взрослые.

Стараясь забыть тяжелое детство, мы играем в опасную игру, так как тело и мозг помнят все. Подавленные эмоции проявляются болезнями и неадекватными реакциями. Наша задача – посмотреть на случившееся без трагизма, с целью самопомощи. Зная особенности психики, легче освободиться от чувства вины и стыда. Прочитав книгу «Колодец детских невзгод. От стресса к хроническим болезням», вы станете бережнее относиться к себе и к близким.

Колодец детских невзгод. От стресса к хроническим болезням

Вдумчивый автор этой книги, врач педиатр из Сан-Франциско Надин Бёрк Харрис, смогла увидеть закономерности там, где многие ее коллеги видели только случайности. Она проделала огромную аналитическую и исследовательскую работу, собрав большой массив практических данных и научных исследований. И пришла к важнейшим выводам, позволяющим нам взглянуть на проблему детских травм еще глубже и увидеть тесную связь большинства тяжелых медицинских проблем с проблемами, пережитыми на самом чувствительном этапе нашего развития.

                                                        Надин Берк Харрис
Надин Берк Харрис
Надин Берк Харрис

Делимся фрагментами из книги

Отрывок из Главы 10

ВСЕ СИЛЫ НА СМЯГЧЕНИЕ СТРЕССА

Два года спустя Кэролайн сидела в темной комнате с шестью другими женщинами и смотрела видео. Все эти женщины не были ей знакомы, но они тоже были матерями, которые оформи ли судебный запрет и которые, как и она, с удивлением смотрели на отражение самих себя в низкобюджетном видео, выпущенном по заказу суда. Фильм был не о них, а об их детях. На видео пара ссорилась в спальне, а маленькая девочка пустым взглядом смотрела в телевизор. Мальчик не реагировал на вопросы, которые ему задавали в школе. Другой мальчик набрасывался на сестру и бил ее так, как папа бил маму. Кэролайн помнит, что видео должно было объяснить людям и без того понятную истину: наблюдение за физическим насилием вредит детям. Но говорилось там и о другом, и это заставило ее ерзать на кончике стула: о вербальном и эмоциональном насилии.

Оказалось, что оно влияет на детей так же плохо. А может, даже хуже.

Дети на видео демонстрировали те же симптомы, что и Карл. И когда наконец показали малыша, который заплакал, стоило родителям начать ссориться, она вспомнила вой Карла на детском стульчике, когда ему было всего полгода.

И сама зарыдала.

***

Спустя годы, сидя в моей гостиной, она уже не плакала, но все равно была поражена.

— Я прожила так пятнадцать лет, — произнесла она, качая головой. — И думала, что это нормально. Я винила себя. Я все эти годы думала, что со мной что-то не так. Жаль, что никто не показал мне такое видео, пока я училась в школе.

Когда Кэролайн завершила свой рассказ, на окружавших ее лицах читались сочувствие, солидарность и удивление. Хотя многие из собравшихся на этом ужине женщин уже много лет знали Кэролайн, никто из них ни разу не слышал эту историю раньше.

Оказалось, она и предположить не могла, что подвергалась эмоциональному насилию, до тех пор, пока эти слова не произнес ее адвокат. Крики, запугивание и контролирующее поведение — вот чем они, оказывается, были.

— А как Карл поживает сейчас? — поинтересовалась Кэтлин.

— Намного лучше, — ответила Кэролайн.

Она рассказала, что перемены стали заметны вскоре после переезда. Сын не так быстро расстраивался и в целом вел себя спокойнее. Она снова отвела его к психологу, и они оба ходили на сеансы психотерапии, вместе и раздельно.

Однако, как ни странно, больше всего на Карла повлияли изменения, на которые его мать пошла для себя. Кэролайн стала проводить больше времени с сыном и наедине с самой собой. Она вспомнила о своей любви к живописи и балету. Оказалось, она способна быть неторопливой и открытой. Она чувствовала себя спокойнее и мягче. И Карл будто бы насыщался энергией матери. Они вместе пошли в секцию скалолазания и стали заниматься йогой в гостиной их новой квартиры. В конце концов они приняли решение больше не принимать лекарства от СДВГ.

Поначалу после завершения приема медикаментов вернулись некоторые поведенческие проблемы. Карл очень остро на все реагировал и быстро расстраивался. Кэролайн постаралась объяснить учителям, как найти к нему подход. Они следили, чтобы он записывал на уроках, усилием воли переключался с одной задачи на другую, а затем, если нужно, возвращался к первой. Долгие годы он не мог освоить эти навыки, потому что был подавлен. С тех пор каждый раз, когда нежелательное поведение возвращалось, сама Кэролайн, учителя и психолог могли успешно работать с его проявлениями сообща.

Тут я вступила в разговор:

— Честно говоря, звучит так, словно Карл переживал токсичный стресс. Тогда понятно, почему твои действия так ему помогли, ведь исцеление от токсичного стресса выглядит именно так.

— Во-первых, это снижение воздействия неблагоприятных факторов;

— во-вторых, увеличение способности опекуна выступать в роли буфера для ребенка.

Твое собственное здоровье на самом деле было невероятно важным элементом уравнения. Помнишь, в самолетах бортпроводники всегда говорят, что кислородную маску нужно надевать сначала на себя, а потом на ребенка. И это не шутки. У тебя у самой была дисрегуляция стрессового ответа, и твой ребенок, естественно, не мог справиться со своим. Понимать это крайне важно. Твоя забота о себе не была проявлением эгоизма, Карл нуждался именно в этом. Кэролайн кивнула:

— Да, я заметила, что чем больше я делала для себя, тем лучше мой сын справлялся с трудностями.

— Просто поразительно, какую жизнестойкость проявляют дети, когда у них есть качественный буфер, — сказала я.

— Точно! Теперь он ходит на встречи с папой под наблюдением соцработника. И вот, скажем, он возвращается, и на встрече что-то его побеспокоило. В ближайшие несколько дней он может быть эмоционально неустойчив, но потом наша с ним общая жизнь возвращает его в привычную колею. Если бы толь ко я поняла это раньше! Я бы ушла быстрее, — качая головой, заключила Кэролайн.

Более подробно с книгой можно ознакомиться на нашем сайте на нашем сайте.

Для покупки дарим промокод «Кофе» на скидку 30 %.