15. На царской службе

Безмятежно проходила наша тихая и спокойная жизнь в новом качестве придворных при покоях царицы Иранды. В мае у нас с Дашенькой родился долгожданный сын Дималий. По непостижимому совпадению в тот же день родился сын и у царской четы Олегосфера и Иранды. Они назвали его Дионисием.

Через три года службы, царским указом, я был назначен начальником гвардейской охраны покоев царицы. А когда маленькому царевичу Дионисию исполнилось шесть лет, по настоятельной просьбе царицы Иранды, высочайшим царским повелением меня определили придворным воспитателем-наставником молодого царевича.

С тех пор моя жизнь неразрывно связана с наследником престола Гереганы Дионисием. За это время у нас с фрейлиной Дарьей родилась красавица-дочь, мы дали ей имя Юлиана. В ней текла благородная материнская кровь татакурской княжны. Много позже, когда возмужавший Дионисий занял царский престол отца, он взял себе в жены дочь княжны Даръал – Юлиану. Но это произошло потом, а пока Дионисий рос, изучал науки, готовил себя физически и нравственно к будущему царствованию.

Однако неумолимый рок фортуны круто поменял ровную линию судьбы на гороскопе венценосной семьи и соответственно весь уклад жизни царского двора. Последний, один из многочисленных военных кампаний, боевой поход против враждебного западного царства Парихтов оказался для царя Олегосфера крайне неудачным.

Сначала его войско оказалось зажатым врагами на небольшой равнине между непроходимыми болотами с одной стороны и отвесными скалами с другой. Пришлось вступить в бой с неприятелем в крайне невыгодных условиях: не удалось в полной мере развернуть против врага свою главную ударную силу - боевые фаланги. Парихты били по отрядам гереганских войск сбоку с высоких крутых и обрывистых скал тучами стрел из луков и градом камней из пращей. Скатывали вниз огромные валуны и сбрасывали приготовленные заранее обломки скал и большие пылающие шары, пропитанные горючим маслом. А с фронта, то есть спереди, в порядках пехоты противника наступали двадцать боевых слонов с воинами-лучниками на спинах.

А потом в тыл наших войск ударила вражеская конница, обошедшая непроходимые болота вокруг. Только мужество и выдержка Олегосфера спасли от неминуемого разгрома гереганцев. Он вовремя развернул позади находящиеся войска лицом к коннице. Фаланги прикрылись щитами и выставили вперед длинные копья. Когда вражеская кавалерия разбилась о них, эти фаланги двинулись вслед за ней к выходу из ловушки.

В это же время, фронтальные, передовые ряды воинов расступились, пропуская боевых слонов внутрь строя, и вновь за ними сомкнули ряды. Сплоченные передние фаланги отбросили наступающую пехоту врага. Но уничтожить прорвавшихся боевых слонов не получилось. Они могли изнутри разрушить весь строй гереганской армии. Что воинам Олегосфера удалось сделать, так это уничтожить стрелами наездников на их спинах и остановить продвижение слонов, а позже развернуть их и, напугав, отправить назад.

Правые когорты центра войска Олегосфер повернул в сторону неприступных скал. Создав из бронзовых щитов надежную стену от стрел и камней, он бросил на скалы вверх легковооруженную пехоту. Их атаку поддержали из-за щитов гереганские лучники. Наши пехотинцы под градом вражеских стрел и камней, прикрываясь небольшими щитами, лезли вверх по почти отвесным склонам. Но их стремительная атака хоть и напугала парихтов на скалах, но не достигла поставленной цели. Под непрерывной стрельбой и катящимися со скал камнями им пришлось вернуться назад, на равнину.

Олегосфер сам был в гуще битвы. Он в первых рядах воинов пытался остановить продвижение прорвавшихся внутрь строя грозных боевых слонов. Потом уводил свои войска из проклятой равнинной западни. Тогда и настигла его коварная отравленная стрела парихтов. После тяжелого ранения царя гереганские войска отступили от страны Парихтов и стали возвращаться домой. На третьи сутки пути царь Олегосфер скончался от яда, занесенного в рану отравленным наконечником стрелы.

* * *

В Казукрос направили гонца с трагическим известием. Дионисию тогда только исполнилось шестнадцать лет. Он являлся единственным законным наследником царского престола и после гибели отца должен занять трон правителя Гереганы. Но произошли те страшные события в дворцовой жизни, непосредственным участником которых вместе с Дионисием довелось стать мне.

На трон Гереганы нежданно объявились еще двое претендентов. Двадцатисемилетний племянник царя по материнской линии – Интораций, а также - двоюродный брат Олегосфера военный советник Димитрий-Павлений.

Сразу же после получения из походных войск драматичных вестей, я распорядился удвоить посты охраны во внутренних покоях Иранды и Дионисия. Вместе с царицей-матерью жили средний царский сын – четырнадцатилетний Максимилиан и совсем еще юный одиннадцатилетний царевич Игуреш. Наследнику же престола во дворце были отведены отдельные личные покои.

Увеличили караульных и по внешнему периметру дворца, а также у главных ворот, на стенах и башнях крепости. Часовым на въезде в цитадель поставлена задача прекратить свободный допуск вовнутрь. Сам же я не отходил от наследника ни днем, ни ночью.

Коронацию назначили через пять дней. В этот срок будут завершены необходимые формальности и подготовка к важнейшему мероприятию в жизни страны. За это время из похода вернутся в столицу гереганские войска с телом государя.

Я предупредил Дионисия, что тайно от всех, до самой коронации, буду все ночи находиться подле него. Настоял на том, чтобы под одеждой он носил легкую незаметную кольчугу. Вечером, после отхода наследника ко сну, я не заметно для придворных расположился с оружием в его спальне за большой портьерой. Первая ночь прошла без происшествий.

Зато на следующую ночь, уже под утро, я услышал за дверью слабый невнятный шорох. Обнаженную саблю я держал наготове, под рукой. Приготовившись к любой неожиданности, встал и чуть отодвинул вбок край скрывающей меня шторы. В слабом отсвете ночного масляного светильника увидел, как медленно приоткрывается дверь, ведущая в коридор. Неясная тень бесшумно двинулась по направлению к кровати царевича.

Резко отдернув штору, я в два прыжка подскочил к незнакомцу и приставил острие сабли к его горлу. Тут же заметил в руках наемного убийцы слабо блеснувшее лезвие кинжала.

– Брось оружие. – Тихо скомандовал ему. – На колени!

Тот сразу бухнулся на колени, уронив кинжал на пол. От неожиданности моего появления и страха за свою жизнь у него широко округлились глаза и мелко затряслись губы. Грубо ухватив его за воротник камзола, я нагнул заговорщика вперед вниз и уложил ничком на пол. В этот момент мое шестое чувство заставило оглянуться назад, при этом непроизвольно взмахнуть саблей снизу вверх. На взметнувшееся лезвие моего клинка со звоном опустилась чья-то сабля. Неизвестный, осторожно зайдя вслед за убийцей, сделал попытку зарубить меня, пока я был занят пленником.

Не глядя отбив коварный удар, вскочил и сам набросился на напавшего. Но тут в комнату с шумом ввалились еще двое с обнаженным оружием в руках. Дело принимало опасный для наследника царского трона поворот. Я бился с тремя опытными бойцами, почти в темноте, в стесненных условиях царской спальни. Кроме того, был ограничен в свободе перемещения, так как своим телом прикрывал ложе царевича Дионисия.

В один момент боя первый убийца попытался подняться с пола, но я ударом ноги отшвырнул его к противоположной стене. В то же мгновение резко присел и снизу вверх ударил острием сабли в пах одного зазевавшегося противника. Тут же парировал нанесенный сверху одновременный двойной удар клинками и, крутанув саблю вокруг своей оси, вышиб оружие из руки второго. Не мешкая, резким ударом эфесом сабли прямо в лицо вырубил его. Далее, радиальным движением сабли справа, молниеносно отсек третьему противнику кисть его руки вместе с пальцами, намертво вцепившимися в эфес клинка.

На шум боя и громкий звон сабельного металла к комнате наследника уже бежала охрана. Снаружи комнаты на полу лежали тела двух гвардейцев, которые этой ночью должны были дежурить в коридоре. Они были зверски зарезаны. А из четырех ворвавшихся в спальню убийц в живых я оставил троих.

Уже ранним утром, в результате примененного к ним допроса с пристрастием, они указали на заказчика убийства – Инторация, племянника погибшего в бою с парихтами царя по материнской линии. Чуть позже его арестовали и впоследствии предали справедливому царскому суду. Первый заговор против наследника на престол Гереганы был с моей помощью предотвращен.

* * *

Подходил срок возвращения в страну сорокатысячной армии из Западных земель. Но тут с дальней западной границы страны на взмыленных лошадях прискакали гонцы со страшным известием. Они доложили наследнику, что двоюродный брат павшего в бою царя Олегосфера – военный советник Димитрий-Павлений – тайно сбежал из дворца, появился в возвращающихся войсках, возглавил их и объявил себя царем Гереганы. А теперь ведет их в столицу для захвата власти.

Он приказал казнить тех генералов и офицеров армии, которые отказались ему повиноваться. Но десятитысячный отряд под командованием молодого генерала Богдания не подчинился узурпатору, отверг его незаконные притязания на царский трон. Этим солдатам удалось под покровом ночи незаметно уйти на юг, а где они находятся в настоящее время не известно. Посланные вдогонку когорты не смогли нагнать Богдания.

Услыхав об измене своего двоюродного дяди, Дионисий гневно воскликнул:

– Снова предательство! И опять от родного человека! Этому нет прощения! Измену надо беспощадно искоренять! Сначала на меня поднял меч брат, хоть и двоюродный. Теперь мой дядя. Чтобы не было соблазна для следующей неверности, с предателями надо поступить предельно жестко!

Затем, несколько успокоившись, наследник взял себя в руки, присел и продолжил:

– Я тотчас выезжаю навстречу войску. Мое появление там заставит солдат вспомнить о присяге, данной моему отцу.

Мне, как наставнику молодого царевича, требовалось удержать его от необдуманных действий. Сдержать его пылкий порыв.

– Царевич! - Обратился к нему. – Ваше решение верное. Но второпях ехать не следует. Сегодня мы приведем в полную боевую готовность столичный военный гарнизон. Вызовем когорты с севера, востока и юга страны. Завтра к вечеру сконцентрируем их на западном берегу реки Иртышан. А на рассвете все вместе двинемся навстречу бунтовщикам.

– Как ты думаешь, Клевантий, мы сможем победить? - Спросил Дионисий. Кстати, почтительное обращение Клевантий, вместо ранее привычного Клевант, царевич впервые применил, обратившись ко мне. С этого его обращения, в дальнейшем, прозвище Клевантий стало моим постоянным именем.

Я, конечно, мог обнадежить юного наследника, ответить утвердительно на его еще по-детски наивный вопрос. Но Дионисий находился на пороге царствования. Впереди его ждали славные, героические дела и суровые, порой жестокие и беспощадные поступки. Я ответил ему прямо, без сглаживания острых углов:

– Мой царевич, около тридцати тысяч солдат поддержали в мятеже вашего дядю. Мы же сможем за столь короткое время собрать и выставить против узурпатора не более десяти-пятнадцати тысяч верного нам войска.

– Но дело наше правое! – Закончил я. – Боги за нас! Отступать нельзя. А я с вами до конца. Победа будет за нами!

На том и порешили. Набранные отовсюду в течении суток войска были сосредоточены за рекой Омьса. Ранним утром армия Дионисия двинулась на запад. Вместе с наследником, под торжественно развернутыми царскими стягами и воинскими знаменами, ехали его младший брат царевич Максимилиан, дядя по отцовской линии Алехандр, молодой военачальник военного гарнизона гереганской столицы Тимурон. И двенадцать тысяч оставшихся верными наследнику престола солдат.

Мы шли с Дионисием на предателей родины. Двигались в плохо предсказуемую неизвестность без малейшего страха и напрасных колебаний. Следовали на смертный бой за правду и за светлое будущее нашей страны. Сам я в полной мере оставался уверенным в воцарении законного наследника на отцовский трон. Даже, несмотря на, в два с половиной раза, меньшую по численности армию царевича. Накануне, вдвоем с Дарьей, раскинули оставшиеся от ведуньи Еленуйи кости и разноцветные колдовские камешки. Они показали благополучный для Дионисия исход предстоящей опасной авантюры.

Уже во второй половине дня состоялась встреча двух армий. Наши разведчики заблаговременно доложили о приближении узурпатора. Дионисий заранее развернул свои фаланги на вершинах линии холмов, тянувшихся с юга на север. Полуденное солнце над нашими головами светило прямо в лица солдат противника, еще несколько суток назад бывших близкими соратниками.

Дионисий, верхом на высоком белом коне, галопом спустился с возвышенности. Он без сопровождения, в ярко блестящих на солнечном свете золотых царских доспехах и с обнаженным мечом в вытянутой вверх руке, подъехал к середине расстояния, разделяющего противостоящие армии. Наследник престола, внешне, совершенно спокойно остановился и громко крикнул в сторону линии войск противника:

– Гереганцы! Вспомните царя Олегосфера, с которым вы защищали нашу страну! Посмотрите на священные боевые знамена, под которыми вы совершали беспримерные подвиги во славу Отечества! Ответьте, почему сейчас вы стоите напротив?

Повернув коня, он поскакал вдоль наших фаланг и линии противника.

– Перед вами стоят ваши братья! А среди вас – предатель родины! С кем же вы?!

Но тут, Димитрий-Павлений взмахнул рукой, указывая в направлении холмов. Прокричал команду начала атаки. Линия его фаланг нестройно качнулась вперед и медленно, как будто нехотя, извиваясь, двинулась на войска Дионисия, значительно уступающие им по численности.

Как бы закончился неравный бой на подступах к столице Казукрос? Верные Дионисию войска готовились стоять насмерть. Но выстоят ли? Наследник, вернувшись к своим когортам, мужественно встал в их неподвижные ряды. Рядом с ним расположились я, Максимилиан, Алехандр, другие его сподвижники. Молча, смотрели воины на все приближающееся к ним море солдат противоборствующей стороны.

Внезапно, в рядах неприятельского войска произошли непонятные пока изменения, продвижение вперед как-то замешкалось и застопорилось. Некоторые когорты совсем остановились, другие продолжали идти вперед, поглядывая в правую сторону. На крайнем левом от нас фланге солдаты вдруг развернулись и побежали назад, забирая круто вправо. Димитрий-Павловий напрасно старался восстановить порядок в строю его войск.

В скором времени этому неконтролируемому хаосу у противника нашлось объяснение. С южной стороны, слева от нас, развернувшись в четкие боевые порядки, шли во фланг армии Димитрия-Павловия сплоченные и ровные шеренги воинских когорт. Над их рядами перекатывался гереганский атакующий боевой клич «В-ар!» Что на нашем языке означает «Врага в землю!» Впереди этого строя, под Значком легиона на высоком древке, невозмутимо и спокойно шел генерал Богданий. Десять тысяч его верных и надежных солдат переломили ситуацию и определили закономерный исход этого противостояния.

Почти тридцатитысячная армия Димитрия-Павловия бросала оружие наземь и сдавалась на милость преемника трона - Дионисия. А над сохранившими преданность наследнику престола войсками беспрерывно несся перекатывающийся по рядам возглас: «У-ра-а-а-а!». Этот крик радости означает: «Победа! Мы наверху! Мы у Солнца!»

Впоследствии, после осуществления коронации, все военнослужащие армии мятежников, присягнувшие новому царю на верность, были прощены. Кого из них отпустили по домам, кто-то продолжил военную службу под знаменами Дионисия.

Я всю свою последующую жизнь оставался подле молодого царя. Сначала как наставник, позже стал Первым советником. Своей верной рукой, дельной рекомендацией, практическими делами помогал ему царствовать в Герегане. А когда наша с Дашей дочь Юлиана вышла замуж за царя Дионисия, он назначил своего тестя Главным летописцем царской династии, придворным мудрецом и царским астрологом-предсказателем.

Поддержавшие в трудные времена молодого Дионисия, тогда еще наследника престола, военачальники и придворные в благодарность получили новые должности, звания и поместья. А все предатели получили по заслугам. Об этих иудах и изменниках даже и писать не хочется. Пусть в истории нашей благословенной страны не останется для них места.

© 2018 Aleksandr Klevakin. All rights reserved