Dinaburg.ru
57 subscribers

Ольга Клен (Далецкая) - Кофейная пауза.

День начался с тревожной кофейной нотки. Это баристо убаюкивают нас, открывая тайну аромата утреннего напитка постепенно по одной соблазняющей нотке: тонкая, нежная, фруктовая, шоколадная и еще бог весть какая чудесная. А у меня сегодня эта нотка была будоражаще-тревожная.

Ольга Клен (Далецкая) - Кофейная пауза.

   Ну что странного, если утром из кухни доносится запах свежесваренного натурального кофе? В 90 процентах кухонь страны его варят чуть свет. И что? Да ничего! Просто мы живем вдвоем с мужем, а он уехал вчера в гости к маме на другой конец страны.
   Так. Мыслим логически. Не поддаемся панике. Муж вернулся? Нет, он ночью смс-ку прислал с пожеланием доброй ночи и написал, что уже подъезжает к родному городку. Подруга под утро заглянула и решила сварить мне чашечку бодрящего напитка? Как же! Самая та. А проникла она в квартиру через замочную скважину. Любовник? Отметаем. Его у меня нет. Моя мама? А вот это уже менее правдоподобно, чем любовник, потому как раньше одиннадцати мамочка не встает. Она у меня может нагрянуть после 12 ночи, но не до 12 дня.
   Логика потерпела поражение, поэтому пришлось вставать и шлепать на кухню самой. В прихожей царило оживление. Не успела я переступить порог спальни, как услышала скрипучий возглас:
   - Это что еще за привидение бродит по дому? Стешка, это ты кого-то из своих родственников привела ночевать? Сте-е-ешка! Не слышу объяснений! - костлявая дама преклонных лет, зачем-то еще затянутая в корсет, оторвалась от старинного зеркала и пыталась пристроить на носу непослушный монокль.
   Без монокля меня, конечно, разглядеть невозможно, - съязвила я мысленно, а вслух то ли высказалась, то ли поперхнулась:
   - А вы, собственно...
   В прихожую ввалилась дородная молодуха в несвежем фартуке и уперев в бока полные с перевязочками как у младенца руки, громогласно фыркнула:
   - Вечно вы, барыня, на меня клевещете. Когда такое было? Да и нетути у меня здеся никого из сродственников-то.
   Оглядев меня со всех сторон, словно собиралась покупать, Стешка резюмировала:
   - Это наверно молодой барин опять кого-то притащил с кабака.
   После этого приговора обе потеряли ко мне всякий интерес. Я, от греха подальше, ретировалась в свою спальню. От попытки собрать в кучку разбежавшиеся мысли меня отвлек шум во дворе. Я кинулась к окну.
   Посередине зеленой лужайки под старым тополем, нетерпеливо перебирая всеми четырьмя копытами, стоял каурый жеребец. Его хозяин, только что прискакавший во двор, с удивлением разглядывал мою вишневую вольвочку, припаркованную наспех возле кухонного окна. Если молодой человек в странном цилиндре и был до недавнего непозволительно для утра пьян, то сейчас хмель вылетел из него, словно пробка от ночного шампанского. Он истуканом стоял возле моей машины уже минут пять. Это немного успокоило и даже рассмешило меня. Наверно, где-то рядом снимают исторический фильм или к реконструкции готовятся в соседнем доме культуры, решила я, совершенно забыв на минуту о странных соседках в прихожей. События надвигались друг на друга, словно в детском калейдоскопе разноцветные стеклышки.
  Во двор, чуть не задев старинные кованные ворота, влетела тачанка времен революции с живописным седоком в матросской форме и бескозырке. Он мастерски управлялся с допотопным пулеметом, поливая свинцом своих преследователей. Кони пронесли тачанку мимо вольвочки, истукана-наездника, удивленного каурого жеребца и меня, прилипшей к оконному стеклу. Топот белогвардейцев в длинных шинелях растаял за углом дома.
   Скрип открывающейся двери вернул меня в комнату. Стешка решила выяснить, кто же я такая. Этому не суждено было сбыться. Как только взгляд Стешки лег на плоский экран моего работающего телевизора, и без того не тихий голосок домработницы стал напоминать ерихонскую трубу:
   - А-а-а-а! Сгинь, сатана! Барыня! Не входите сюда, зовите батюшку. Там нечистый скачет!
   Я взглянула на экран. Ну какой же это сатана? Это всего лишь концерт Валерия Леонтьева транслировали. Ну, дура! Кстати, нужно выяснить наконец, что это за бабы разгуливают по дому. Решив воспользоваться преимуществом, подаренным мне гуру современной эстрады, я перешагнула порог кухни. Дама в корсете и молодой человек в цилиндре, успевший отмереть и отлипнуть от вольвочки, приводили в чувство Стешку. Та уже прекратила орать и только всхлипывала в дальнем углу. Рядом с моей электрической, никому не пригодившейся плитой, мирно пованивал керосиновый примус. На нем стоял кофейник, явно не мой. На не вписывающемся в авангардный интерьер моей кухни грубом деревянном столе стоял кофейный сервиз 19 века.
   - Эй, я не знаю, кто вы такие, но объявляем перемирие. Давайте просто поговорим, - срывающимся от страха голосом произнесла я.
   Присутствующие молча закивали в знак согласия. Кофе был разлит в чашечки. К слову сказать, такого вкусного кофе я не пила никогда. Дама в корсете с гордостью объявила, что выписывает его из самого Парижа. Молодой человек в цилиндре все никак не мог обрести дара речи и только знаками пытался спросить что-то о машине во дворе. Объяснений, видно, ждал и каурый жеребец, удивленно ржащий рядом со странным для его века средством передвижения.
   Вдруг из соседней комнаты донесся жизнеутверждающий мужской голос:
   - Здравствуйте, дорогие товарищи! В эфире - утренняя гимнастика. Начинаем с ходьбы на месте.
   Мы вчетвером рванули на звук бодрых аккордов. Рывком открыли дверь в мою гостиную и застыли, обрамленные дверным проемом. Среди безликой советской мебели старательно маршировал средних лет мужчина в семейных трусах и растянутой голубой майке. В очередной раз подняв ногу, он так и застыл, изображая знак вопроса.
   Мы без объяснений закрыли очередной портал, то есть, дверь. Это было для меня последней каплей. Кофе. Скорее нужно выполнить привычный ритуал и выпить кофе. В этом мире самым надежным остался только он. Хотя, кофе тоже уже далеко не тот, если судить по поставкам из Парижа для дамы в корсете. Мы молча сели за стол, словно за спасительные круги схватились за чашечки. "Спортсмен" как-то незаметно присоединился к нам.
   Главный вопрос мы старательно обходили стороной. А зря. Через пару минут у меня в спальне зазвонил мобильник. Когда я вернулась на кухню, никого из неожиданных гостей уже не было. И стола не было тоже. Остался только наполовину опустошенный кофейник с обалденно настоящим кофе.
———————
   Хранитель времени удовлетворенно потер испачканные руки и завел механизм. Колесики скрипнули, начали двигаться.
   - Ну вот, кажется опять удалось починить эти часы. А то непорядок может в мире произойти без часов-то. Мир без упорядочения времени - это хаос.