Баритовые штольни Адыгеи

29 October 2019

Идея поехать в экспедицию и понырять в каких-нибудь труднодоступных местах давно меня посещала, я внимательно смотрела кто куда ездил, читала отчеты рассматривала фотографии, иногда завидовала. С Эрнстом Антоновым познакомилась в феврале в фб, когда Андрей Герасименко, у которого я покупала свет для подводного видео, поделился его отчетом об экспедиции в штольни Адыгеи. А в мае Эрст пригласил всех желающих в экспедицию и выкложил фотографии и сухопутные и подводные. Тогда я не смогла удержаться и позвонила узнать подробности - примерно километр под водой неразведанный! Читала в интернете о штольнях изучала материалы. Там искали золото, когда то в реке Белой можно было намыть золотого песка, но нашли уран и барит. В интернете везде пишут что разработка урана оказалась экономически не выгодной, поэтому добывали барит, но местные рассказывают совсем другое. Штольни это пожалуй самое загадочное и самое опасное из технических погружений, там помимо надголовной среды как в пещерах, еще и достаточно индустриального мусора, хлама и других опасных предметов. Впервые мы познакомились со штольнями в Рускеале на Мраморном карьере в марте 2018 года и влюбились с первого погружения, с тех пор они нам сняться регулярно. В общем это никак нельзя пропустить.

Наверное самая ответственная часть это сборы в экспедицию, проверить все снаряжение, упаковать к жесткой заброске баллоны, докупить чего не хватает. Сбор снаряжения для меня привычная вещь, раньше я собиралась в любую поездку за 15 минут, но последнее время так не получается, то ли потому что снаряжения все больше, то ли я медленне собираюсь. Ребризер и камера упаковались как обычно, баллоны с кислородом в этот раз везу с собой, софтнолайм тоже. Из нестандартного, много времени ушло на поиски линя для простановки исследовательского ходовика, он должен быть и прочный и не вспывающий и яркий и длинный - в итоге купила паракорд 2мм две катушки по 500 метров.
Все проверить и все подготовить заранее - важный этап экспедиции, всего должно быть с запасом и регуляторов и кислорода, и даже второй сухарь упакован в машину, на всякий случай. Ведь ехать за полторы тысячи километров и не нырнуть в штольню из-за того что сухарь потек или газа не хватило или регулятор сломался, это означало бы подвести всю экспедицию и провалить задачу еще до начала экспедиции.
Наконец все упаковано, топливо заправлено и можно двигаться в путь, но еще в Москве пришлось познакомиться с одним из важных участников экспедиции – Гисметео сообщил, что погода в горах Адыгеи будет суровой. Эрнст позвонил и сообщил что в связи с погодными условиями, которые угрожают нам ливнями и грозами, ставить лагерь наверху не получится и будем подниматься каждый день с базы наверх к штольням.

Полторы тысячи километров до станицы Даховская в республике Адыгея, это 15 часов чистого движения плюс остановки на заправках и пару часов отдыха. Это гораздо быстрее написать чем проехать, но только в таком пути можно встретить все самые прекрасные чудеса природы - что может быть прекраснее чем закат? наверное только рассвет? или наоборот... не уверена... а еще дождь и радуга в дороге обязательно к удаче! И с этой удачей как с крыльями я долетела до Адыгеи, а там поля подсолнухов невероятной красоты, и на горизонте начинают виднется горы, которые становятся все выше и в далеке уже виднеются белоснежные пики, дорога сворачивает в горы, вьется вдоль обрыва, еще немного и я на месте.
В Даховской меня встречает руководитель экспедиции Эрнст Антонов и главный казачий Атаман Сергей Михайлович. С ними мы едем до базы Никель, где знакомимся с остальными участниками экспедиции:
Дмитрий Михайлович - младший брат атамана и зам по тылу,
Дмитрий Сергеевич - руководитель поисковых отрядов из Киева
и армия казачат от 10ти до 15ти лет.

Общее построение и официальное знакомство, 15ти минутная готовность и начинаем грузить снаряжение в ЗИЛ 131. Из моей машины все перекидывается практически не касаясь земли, черную сумку с кислородными баллонами грузим особо бережно.

Выдвигаемся. Заброска наверх это отдельная песня - такое у меня реально в первые! Дорога края которой выще самого ЗИЛа с колейе глубина которой больше чем колеса этого ЗИЛа... вся жидкая и в глине.. ЗИЛ жужжал, пыхтел и чихал но ехал, пару раз доставали лебедку, пока добрались до верху он перегрелся и дальше решили 500 метров идти пешком.

Дорога шла сначала вниз, решили спускаться по ручью, а потом дальше по тропе. Русло ручья Дмитрий Михайлович освобождал от бурелома с помощью бензопилы. Из ЗИЛа выгрузили снаряжение и распределили его по казачатам, каждому по возможностям. Я несла рюкзак с головой от ребризера, камеру и GoPro, рук не хватало чтобы хвататься за камни, удерживать равновесие и снимать фото и видео для репортажа. До тропы оказалось больше чем 200 метров вниз, потом еще по тропе почти километр с подъемами и спусками, буреломами и осыпями.
У входа в штольню развели костер, согрели чай - это тоже кажется гораздо быстрее и проще чем происходит на самом деле, потому что на сыром кострище изи сырых дров развести костер и согреть чай хотя бы за пол часа это почти чудо. Когда костер наконец задымил, комаров стало гораздо меньше и вести они себя стали скромнее.

Мы с Димой лезем в штольню посмотреть что же там, но на входе вода и в моих розовых сапожках-вездеходах я там явно не пройду. Переобуваемся в высокие сапоги-заброды, и идем смотреть что же там дальше. Вода при входе чуть ниже колена, но через 50 метров заканчивается и становится просто мелкой лужей. Дальше идет длинный туннель с ответвлениями, через 500 метров поворот, за поворотом наваленные опоры сгнившие в труху, обвал камней, но пройти можно. Решаем вернуться, потому что нужно разобрать мешки и подготовить снаряжение на завтра.
Пока мы гуляли, Эрик с казаками занесли все снаряжение в небольшую комнату недалеко от входа, постелили там пленку, сделали подставки - в общем орагнизовали подобие базового лагеря внутри штольни.
Распаковываю ребризер, немного волнуюсь, а вдруг не заведется, вдруг батарейка, или не откалибруется, мало ли кислородные датчики в такой влажности... но все хорошо, все работает как часы. Осталось собрать стейджи и на сегодня с подготовкой все.

Начинаем спуск вниз, четыре киломметра по горной тропе-дороге с подъемами и спусками, горными ручьями и речками, осыпями, скользкими спусками, поваленными деревьями, буреломом, крапивой и прочими прелестями - производят на меня угрожающее впечатление, пока иду думаю о своих коленях и спине, которые вместо походов в спортзал слушали лекции по фотографии... жалею, что пользы от фотокружка тут гораздо меньше чем было бы от спортзала.

Внизу в лагере прошу казаков поставить мне наверху палатку, не хочу ходить, лучше буду ночевать наверху в штольне, а то не выдержу, хрустну на полдороги и не смогу нырять. Сказать что я устала в этот день ничего не сказать, возможно дальняя дорога и бессонная ночь наложили такой отпечаток, но я завалилась спать совсем без сил, спина ныла, ногу гудели, но больше всего гудела голова, от впечатлений и знакомств сегодняшнего дня и еще больше от мыслей о том что ждет завтра, как там под водой, что же там дальше в штольне.

Второй день экспедиции начинается с завтрака у костра, встречаем журналистов, даем интервью - это очень странно давать интервью до погружений, я ведь сама еще не знаю что же там.

- как давно вы ныряете и с чего все начиналось?

- примерно 20 лет, первый раз пробовала нырять в Крыму, еще когда в школе училась, потом были пробные погружения в Египте.

- а почему именно пещеры?

- в детстве ездила с родителми в Крым и там мы ходили на экскурсии в горы и пещеры, наверное пещеры я полюбила еще раньше чем дайвинг.

- а что такое технический дайвинг?

- это любые погружения, где нет возможности быстро всплыть на поверхность, например погружения в надголовные среду или глубокие погружения с декомпрессионными обязательствами. В таких погружениях очень высокие требования к оборудованию, его надежности и дублированию.

Эрнст рассказывает про задачи экспедиции, участие РГО и пользу от изучения штолен. Что там несколько горизонтов общая длинна которых около 30 км, а мы изучаем именно затопленные части.

Сергей Михайлович рассказывает про казачий отряд, воспитание молодежи, уроки по выживанию в горах.

Но меня гораздо больше беспокоят предстоящие подъемы и спуски, к которым я не готовилась, а без подготовки есть риск получить травму, которая может помешать нырять. Кроме того, подъем это дополнительно полтора часа времени и еще столько же спуск, а вернуться надо до темноты, то есть времени на дайвинг становится значительно меньше, и два погружения сделать уже вряд ли получится. Уговориваю казаков поднять мне туда палатку, положить паек чтобы я смогла переночевать в штольне и пойти нырять на следующий день пораньше. Палатку взяли, паек положили, но очень просили спуститься в лагерь, потому что ночевать в штольне страшно, а на улице медведи ходят и еще всю ночь ливень с грозой ожидается.

Поднимаемся в гору 4 км пешком с подъемами и спусками, сыпухами, речками, ручейками, поваленными деревьями с вывернутыми наверх корнями, зарослями папоротника, лопухами, цветочками и грибочками. в целом больше удовольствия чем усталости.

Пока я дошла с остановками на фото и передышки, наверху уже развели костер и заварили чай. Немного отдышусь, но чай пить не буду, а то нырять потом долго не получится. Журналисты поднялись с нами, снимают, задают вопросы.

Девушка репортер не хочет заходить внутрь, говорит что пещеры не любит, но в итоге она решилась и зашла с нами. Интерью в штольне... "как вы себя чувствуете?" - не ну вы серьезно?? как я себя чувствую... - да офигенно я себя чувствую!! это самое крутое приключение! я же сейчас пойду нырять туда, где до меня еще никто не нырял! это мой первый первопроход, там пару километров затопленной штольни, которую я видела только на схеме - что может быть круче! - "нормально " говорю.. а то вдруг подумают что я не в себе и нырять не пустят )) Девушка ушла, с нами остался оператор. Собираю снаряжение, ребризер готов еще вчера, стейджи тоже, сегодня подвеска, свет и катушки. Тперь самое главное не торопиться чтобы ничего не забыть, и все проверить, ведь каждая мелочь там в штольне может стать самой важной. И так со мной в этот раз нет самого главного - моего напарника, который дублирует все, что нельзя продублировать снаряжением, а значит мне надо быть в два раза сосредоточеннее и внимательнее, поскольку рассчитывать можно только на себя. Ребята-казаки заходят в штольню и всегда здороваются, хотя мы уже виделись на завтраке и только что пили чай снаружи, наверное есть что то особенное в этой коптерке внутри штольни, потому что все кто заходят непременно здороваются. Собранное снаряжение пакую в гермомешок, ребризер в отдельный мешок и они помогают нести все это к следующей мини-базе полочке для сбора у воды, которую смастерили из валявшихся в штольне шпал и накрыли полиэтиленом. мне еще надо собрать камеру - она ведь главный инструмент экспедиции, потому что для отчета в РГО нужно послать фото и видео материалы, показать что мы нашли и как это все выглядит. выставляю все настройки заранее, добавляю тампоны в бокс чтобы защитить камеру от влаги. Друзья фотографы советовали класть в бокс силикагель, который перед этим надо сушить феном, чтобы в нем не осталось влаги, а бокс перед погружением охлаждать под кондиционером, чтобы не было перепада температур и меньше образовывался конденсат. Но тут в штольне нет ни фена ни тем более кондиционера, и силикагель давно бы напитался этой стопроцентной влажностью, поэтому женские тампоны из герметичных упаковок лучший вариант в этих условиях.
одеваюсь, загидриваюсь только до половины, чтобы легче было идти, топаю в сухаре по штольне до воды... этот километр в темноту туннеля, такое странное ощущение... оператор идет рядом спрашивает про обитателей пещер, рассказываю ему про летучих мышей и прозрачных дракончиков которые водятся в естественных пещерах, но в итоге мы встретили лягушку в лужеце по дороге, которую наверное дождем сюда смыло и она попрыгала не в ту сторону. так за разговорами дошли до воды, все снаряжение уже на месте, отдышаться минутку и будем загидриваться.

В технических погружения очень важный этап это планирование, но какой может быть план если никто даже примерно не знает что там под водой? Поэтому мой план прост: зайти, привязать ходовик, потому что безопастность в первую очередь, на обратном пути поснимать фото и видео. В воду баллоны и ребризер занесли только по колено, дальше ребята не могу, потому что они в сапогах, но мне и по колено нормально, дальше плыть все равно легче чем тащить. Эрик помогает мне в воде, все аккуратно пристегнуть, заправить маску под шлем. Чекаюсь... сама себя... так бывает. На выставке мне мой первый учитель по кейв дайвингу - Олег Климчук, известный в мире спелеолог - сказал что все первопроходы всегда делались в одно лицо, а на мой удивленный взгляд добавил - "а ты думаешь туда в пещеру на километр глубины можно кучу снаряги затащить? два баллона уже большой подвиг". Теперь я понимаю смысл каждого слова.

Все пристегнула и не могу найти ласты, вода замутилась в ноль, так что даже фонарь не видно, нащупываю, одеваю - правая, левая - все готовы. Первые шаги на коленях, потом на пузе, глубина постепенно увеличивается, вот уже можно нормально плыть, снизу шпалы, бревна и камни, пока ничего интересного. Потолок постепенно опускается, глубина увеличивается и вот сверху остался совсем маленький просвет, только голову высунуть, зато под водой навалены даревянные балки, козлы, часть двери и еще что то лежит странное.

Сверху труба похожая на водосточную ухадит вниз под воду, и дальше в глубь штольни. Двигаюсь прямо, фиксирую ходовик сразу как аканчивается пузырь и начинается надголовка. Вязаться трудно, камни мелкие, шпалы гнилые или качаются, от каждого прикосновения поднимается облако мути, есть еще арматура или что то погнутое на нее похожее, но к металлу вязаться не очень хорошо, ведь он ржавеет и может быть внутри острым и порвать ходовик при небольшом движении, но других вариантов нет, труба, арматура и шпалы.

Размотала шпулю 60 метров целиком, зафиксировала конец. То еще развлечение кстати: сухой костюм и значит сухие перчатки, вода 10 градусов, по-другому никак, завязать узелок в толстых перчатках да еще и в воде где ниточка нейтральной плавучести увлекательное занятие. Попробуйте хоть раз хотя бы в бассейне и вы меня поймете - я вспотела больше чем за все предыдущие 4 км вверх по горам и километр по штольне. и это при том что в бассейне я тренировалась! и в подмосковных водоемах тренировалась, но тут все не так, все по-настоящему - настоящая муть и по-настоящему темно. На вторую шпулю я в первое погружение не решилась, надо ведь еще и поснимать успеть.

Достаю камеру, и двигаюсь обратно снимаю видео и фото, на обратном пути под пузырем есть ответвления, можно зайти туда поснимать, в одном из них лежит сбоку лестница а сверху плавают бревна поперек прохода, который нужно отодвинуть чтобы проплыть.

Эрик и Дима тоже тут снимают фото и видео в каверне, вместе двигаемся к выходу. Стейджи и подвески оставляем у воды, ничего лишнего тащить наружу не надо, забираю только ребризер и аккумулятор от фонаря. Именно в таких условиях ребризер имеет значительные преимущества, потому что расходуется только кислород и абсорбент. Кислорода у меня с собой четыре трех литровых баллона по 200 бар достаточно на 40 часов погружений, а абсорбента в канистре примерно на 20, все остальное не используется и баллоны с воздухом перезабивать не надо.

Разгидриваюсь и быстрее наружу, глоток свежего воздуха и кружка горячего чая, что может быть лучше, после такого приключения. Обсуждаем погружение, смотрим на схему и пытаемся сопоставить с тем что мы видели, по схеме понятно, что я прошла совсем не далеко, но начало положено, главное теперь понятно какие условия и что ждет впереди. Еще два дня тяжелой нырялки чтобы хоть немного продвинуться дальше и найти что-нибудь интересное. Осталось разобрать и собрать все что нести вниз и спускаться. Пока разбираю ребризер, ребята казаки внимательно за мной наблюдают и конечно вопрос - " что это за порошок" не могут удержать в себе, а меня такие вопросы подталкивают к длинному последовательному рассказу, про воздух которым мы дышим и про кислород, который потребляет наш организм и углекислый газ, который в результате выделяется. А порошок и есть абсорбент, который впитывает углекислый газ из контура, чтобы можно было дышать. Помогают мне упаковать канистру с абсорбентом в гермомешок и поплотнее закрыть, потому что порошок чувствительный к влаге и если отсыреет, то работать не будет, а отравление СО2 пожалуй самое неприятное что может случится с ребризер дайвером. Они с интересом слушают и задают еще больше вопросов, так за увлекательным разговором, все собрали упаковали и выходим из каптерки. Мой сухарь повесили на стену и он выглядит как пугало для все кто входит.

Вниз спускаемся уже с какой то легкостью, почти на одном дыхании, ведь мой поек был уничтожен кем то еще до того как я вышла из штольни, а горячий ужин ждал внизу. Невозможно передать вкус этого чуда супа из тушенки и доширака, но поверьте это вкусно и питательно. Канистры на зарядку, фонари на зарядку, все розетки заняты и можно спать. Несмотря на усталость, уснуть непросто - голова гудит, впечатлений море, что же там дальше в штольне, завтра пройду дальше, по схеме там должна быть развилка.

Всю ночь лил дождь, стихия бушевала, хорошо что я не осталась наверху и спасибо тем кто унитожил мой паек.
Батарейки заряжены, завтрак у костра - сегодня поднимаемся наверх малой группой, со мной Эрик и трое казачат постарше, которые помогут внутри штольни, еще они планируют сходить в сухопутную штольню рядом, поискать там интересные камни. Подниматься по размытой ночным ливнем горной дороге немного сложнее, но лес чистый и сияющий после дождя, останавливаюсь чтобы сфотографировать папоротники, буреломы, корни деревьев, камни заросшие мхом.

Доходим до речки, которая еще вчера была едва заметным ручейком и тоненькими струйками стекала по камушкам - ее не узнать - сегодня это настоящий водопад и бурный поток, через который даже не понятно как переправиться. Просто перейти как вчера по камушкам невозможно, ребята перепрыгнули по крупным валунам, подали руку, после успешной переправы фотографируемся на фоне водопада и идем дальше.

На полянке возле штольни сыро, ребята разводят костер с помощью газовой горелки, греют чай. Сегодня погружение рабочее, планирую проставить ходовик подальше, на сколько хватит терпения, сил и времени. Камеру тоже беру, но особо снимать не планирую. Все собрано и готово, еще километр пешком в темноту, уже привычно шлепаю по лужам штольни и перепрыгиваю через шпалы.

Под водой мутновато, вчерашнее не полностью осело, то что намутили на входе расплылось молоком дальше, так что от камеры толку не будет. Долетаю до конца своего вчерашнего ходовика, оставляю камеру, чтобы не мешала, потому что толку о нее сегодня никакого, ставлю следующую катушку, снова туннель, такой прямой и скучный как вчера и ничего кроме камней и следов от шпал, уже даже начинаю сомневаться что дальше что то будет. Но долго сомневаться не приходится - снизу лежит что-то странное видимо железное, потому что желтые наросты ржавчины выросли как сталлагмиты, оказываюсь в комнате где лежат доски и бревна, проволки и еще куча разного хлама, на полу фонарь, глаза разбегаются, кучка белых кристаллов такая белоснежная и яркая словно сверкает, трогаю краешек и кристаллы разваливаются в руках как желе.

Но самое интересное - прямоугольный проем, это проход дальше! Это то самое что будоражит и восхищает одновременно. Разумеется мне туда! прохожу проем боком, маленькая комната с огромной трубой поперек и сразу следующий проем, дальше новый туннель перпендикулярно предыдущему, теперь точно понятно в каком месте я прошла по схеме, поворачиваю налево. Катушка закончилась, но в туннеле ничего интересного, мелкие камни следы от шпал и даже привязать конец катушки некуда, от слова совсем, как на песчаном дне. Разворачиваюсь обратно, сматываю шпулю, пойду направо. Тут гораздо интереснее поперек лежат оргомные трубы, навалены так словно с потолка упали, снизу валяются шпалы, железяки, арматура, сверху тоже что то свисает... не зацепиться бы... аккуратно маневрирую между всем этим хаосом.

Слева проем заложенный досками, но прохода нет, жаль, там по схеме было интересное развитие.Ффиксирую катушку, достаю следующую, разматываю еще 60 метров, дальше туннель почти пустой, в некоторых местах небольшие обвалы породы. На сегодня все, катушки кончились, устала и кушать хочется. Иду обратно, по дороге забираю камеру пристегную к ходовику. Уставшая но довольная, разбираю снаряжение, на выходе меня ждет паек и горячий чай. Можно считать сегодня результативный день, продвинулась на 150 метров внутрь штольни, определила соответствие схеме, нашла комнату с интересным хламом.

Вечером после ужина у костра обсуждаем погружение, планируем на завтра. Рассказываю старшим казакам Сергею и Дмитрию что видела внутри штольни фонарь и что он на проводе и если найдутся кусачки, то я могу его забрать и принести – будет трофей для музея РГО. Но кусачек нет и ничего похожего тоже. Еще одно важное занятие на вечер - помотать катушки, ведь линь остался в пещере, шпули все пустые, зову девиц-казачек они мне помогаю намотать шпули заново. А ночью поют песни у костра, настоящими чистыми девичьими голосами, которые трогают душу за самые дальние уголки.

Еще один день, еще один подъем, этот день заключительный, после погружения надо все снаряжение собрать и спустить вниз, поэтому наверх поднимаются все. Но по дороге одного бойца жалят пчелы, вот так неудачно остановился отдышаться в лесу и сразу 7 укусов. Парнишка в шоке, ему надо обязательно вернуться вниз в лагерь, чтобы принять лекарства, двое друзей вызываются его проводить и догонят остальных позже, потому что по одному в горах даже по тропе ходить нельзя. По дороге замечаю что камера начинает глючить, видимо влага в боксе все таки ее покалечила, плохо настраивается экспозиция, то есть отрегулировать чувствительность матрицы невозможно. Под водой еще хуже, в бокс встала не удачно и с трудом получилось ее включить, поэтому я не рискнула ее выключать и резерв батарейки сразу стал существенным лимитом в моей работе.

А ведь сегодня самый день для съемки, когда ходовики проставлены и надо все зафиксировать и отснять для отчета РГО. Снимаю видео по максимуму, фото получаются не очень, но может в редакторе будет лучше, поэтому снимаю как получается, главное ракурс и отснять все важные места – проемы заложенные стеной непонятно из чего, сначала казалось что это дерево, но местами вроде не дерево, похоже на отпечатки дерева в бетоне.

С собой еще три катушки со свежим линем, проставляю еще две 60ти метровые и одну большую 120ти метровую. Размотала все по прямой по длинному тунелю который уходил направо от проема. После перекрестка с заложеным проемом в тунелле почти ничего интересного, сверху появляется пузырь с кальцитовой пленкой и постепенно уменьшается глубина, к тому времени как закончилась моя последняя катушка глубины осталось меньше двух метров, но ничего интересного ни на дне ни на стенах не нашлось.

Иногда встречаются россыпи камней, разного цвета и разной структуры, но под водой трудно понять что из этого ценно. В пузырь я не выглянула, как то не очень интересно было. Катушки закончились, разворачиваюсь обратно, снимаю все возле проема пока не кончится батарейка в камере и выхожу. На обратном пути проверяю фонарь, который валяется на полу, вдруг провод не крепко держится и получится его оторвать. Дергаю и провод оказывается у меня в руках, видимо давно был оторван – это прямо настоящая удача, забираю трофей с собой.

Миссия выполнена, на выходе меня встречают, помогают вынести оборудование. Уставшая но невероятно довольная, шлепаю по штольне к выходу, который сияет словно малюсенькая лампочка там вдали. По дороге один из ребят спрашивает, как мне удалось вытащить фонарь, ведь кусачки не нашли – зубами говорю отгрызла – дальше шли молча и я поняла что он даже не сомневается.

Собираемся, сегодня вещей гораздо больше, упаковать нужно все и все унести, часть веще уже забрали, остались только мои баллоны и ребризер, костюм одежда, камера. Большинство ребят уже забрали все что могли и ушли вниз, нас осталось трое а мешков четыре и еще мой рюкзак и чемодан с камерой, Чувствуется нехватка того бойца, которого осы вывели из строя. Фонарь придется оставить, потому что донести его до лагеря просто нет рук.

Спуск был почти таким же героическим как и подъем, медленно но верно мы спустились в лагерь, на пол пути даже пригодились мои протеиновые батончики, которые я всегда ношу с собой на самый крайний случай, когда силы кончились и второе дыхание уже на исходе, а идти все еще далеко. Эти спортивные батончики маленькие и легкие 30-50 грамм в полиэтиленовой упаковке похожие на сникерс, поэтому их удобно брать с собой даже под воду, а эффект от них гораздо круче чем от обычного сникерса. В рюкзаке в штольне они всегда были со мной, но до сих пор не пригодились – а на последнем спуске добавили ребятам сил. Внизу казаки приготовили праздничный ужин, из настоящего мяса купленного утром на базаре в деревне, невероятно вкусно. После ужина обмениваемся фотографиями с коллегами.

На утро ритуальная каша из ласты. Это самая вкусная дайверская каша, рецепт которой совершенно секретный. Но казаков я научила кипятить карабинчики и размешивать катушки, потом добавили немного овсянки и сухофруктов, кураги и орешков, малинового варенья и каша удалась! А то что ласту забыли положить – так это не страшно ведь в все равно в ней весь смысл этой каши.

Упаковываю снаряжение в багажник, прощальные обнимашки и пора выдвигаться в сторону дома. Перед выездом доезжаю посмотреть ущелье реки Белая, ведь тут столько кругом красивых мест и Кавказкий биосферный заповедник и горные озера, а я все по штольням да по штольням.

Перед дорогой заезжаю в местный магазин купить адыгейский сыр, останавливаюсь на обочине купить горный мёд и дальше без остановок. Обратная дорога с облаками как в мультике, дождь, радуга, закат, рассвет и утренний туман неизбежно сменяются московскими утренними пробками. Экспедиция закончилась, остались прекрасные воспоминания, фотографии, появились новые друзья, с которыми мы обязательно еще что-нибудь разведаем и покорим новые высоты или глубины.