Телесериал «Criminal», 2019 г.

Компания Netflix, вообще-то, американская. Но, (даже не могу сказать – «в порядке исключения», в нашем глобалистском мире это – «в порядке вещей») её телесериал «Criminal» («Преступник») - вполне европейский. Снят в Европе, с европейскими актёрами и европейскими проблемами.

Сериал, конечно, следует назвать «детективным», но это не детектив в классическом понимании. Тут нет расследования, поиска улик, размышлений и умозаключений. И уж тем более это не «детектив по-голливудски» (который правильнее называть, наверное, триллером) – с беготнёй, стрельбой и неожиданными «вот это поворотами».

Тут есть только допрос – некая следственная команда допрашивает некоего подозреваемого, оперируя тем, что есть, практически не получая новых данных, и за сорок минут экранного времени каждой серии (от часа до суток времени сюжетного) пытается докопаться до истины. Где прямым давлением (психологическим, без мордобоя, конечно же), где хитрыми играми и подковырками.

Подход к сериалу интересный – он состоит из не связанных между собой четырёх четвертей, каждая четверть – для одной из стран. Англия, Германия, Франция и Испания. Каждой стране – по три серии, всего их, значит, двенадцать. Немного, что хорошо, и серии недлинные, по сорок минут, как я уже сказал, что тоже хорошо. Расследуемые преступления между собой никак не связаны, а вот отношения в следственных командах за эти три серии как-то идут, развиваются, эволюционируют. Надо ли говорить, что немцев играют немцы, испанцев – испанцы, и говорят они все на своём языке.

Но надо отметить, что сериал не стремится показать какие-то реальные «особенности» работы полиции той или иной страны, «специфику» процедуры допроса или преступлений. Всё подано достаточно абстрактно, вместо имеющихся стран с тем же успехом могли быть, скажем, Австрия, Швеция, Италия и Португалия. (Видимо, просто взяли самые большие европейские страны). Главное тут – взаимоотношения героев, (следователей, подозреваемых, адвокатов), их эмоции, их истории.

Время действия – ничего особенного, наша современность, восемнадцатый – начало девятнадцатого года. Соответственно, и проблемы современные. Впрочем, «современного» в них только форма, причина, повод. Что до содержания… Убийство остаётся убийством всегда и везде.

Место действия – вот тут интересно. Во-первых, сериал очень камерный, практически театральная постановка, имеется всего три локации. Комната для допроса, стол стулья, всякие видеокамеры и микрофоны, и традиционное зеркало на стене, которое не зеркало, а стекло Гезелла. За ним – вторая комната, для наблюдающих, с записывающей аппаратурой и прочим. И Г-образный коридор, что огибает эти комнаты и идёт к лифту. Всё. Всё действие разворачивается на вот этих 60 квадратных метрах. А во-вторых, описанные локации одинаковы во всех странах, и в Испании и в Германии дело происходит в одних и тех же декорациях, даже стандартно-урбанистический вид за окном одинаков. Словно всё это происходит в одном и том же условном месте, а не в Лондоне или Париже. Интересный подход.

Действующие лица. Как я уже сказал, сериал камерный, и действующих лиц там очень мало – в каждой команде пяток следователей (из которых на передний план выходит то один, то другой), допрашиваемые, ну и их адвокаты или работники социальной службы (которые чаще всего для мебели, а то и вовсе без них обходится). И всё. Даже бессловесная полицейская массовка почти отсутствует.

В общем, необычно и интересно получилось.

Кроме непосредственно допроса-расследования, и взаимоотношений следователей и допрашиваемых, большую роль играют их внутренние следовательские взаимоотношения. Кто-то с кем-то дружит, кто-то против кого-то интригует и подсиживает. Кто-то крутит служебный роман, кто-то ворчит на начальство. Кто-то подделывает улики, а кто-то просто потихоньку пьёт на работе.

Расследуемые дела – по большей части убийства, покушения и исчезновения, про другое современному зрителю уже и не интересно. Чтобы не нервировать зрителя, каждое дело доведено до конца, но далеко не всегда допрашиваемый подозреваемый оказывается виновным, далеко не всегда торжествует закон и справедливость, и даже не всегда дело в итоге оказывается тем, чем казалось изначально.

Не знаю, предполагали ли создатели какой-нибудь определённый порядок при просмотре всех серий «стран-четвертей», разве что, явно не надо метаться между разными «четвертями», и стоит досмотреть историю каждой следовательской команды от начала до конца. Но так уж вышло, что сам я смотрел «с юга на север» - начал с Испании, потом Франция, Англия и, наконец, Германия. В принципе, наверное, всё равно, как. Но английская часть мне показалась послабее – и по интриге, и по драматизму, и по интересности расследуемых дел. К тому же, чисто визуально она подана так, что может считаться первой.

Я бы рекомендовал такой порядок, по нарастающей, от менее интересного к более интересному – Англия, потом Испания с Францией, и, на сладкое, Германия.

Да, как ни странно, больше всего мне понравилась немецкая четверть.

(Плюс, знакомых актёров там, у немцев, больше всего. Не сказать, чтобы много, но некоторые фильмы с участием троих я видел. Из испанцев, понятное дело, никого не знаю, один француз показался знакомым, и парочка англичан – одного точно видел, второго – возможно).

Чем ещё, кроме чистого сюжета и драматизма, привлекла немецкая часть – так это «лихими девяностыми». Ведь не только у нас они были. У нас Союз распался, у них ФРГ и ГДР объединились. Да, у немцев «девяностые» свои, но не менее весёлые, когда капиталистический Запад прожевал и переварил бывший социалистический Восток. (Вообще, отношение западных немцев к бывшим гэдээровцам, как к людям второго сорта, в немецком кинематографе регулярно проскальзывает). В общем, немецко-немецкие тёрки гораздо ближе и понятнее, чем, скажем, испано-арабские (неужели они это ещё припоминают друг другу? Со времён Реконкисты пять сотен лет прошло!).

Если подвести итог – сериал мне весьма понравился. Хорошо, очень хорошо. Однозначно рекомендую к просмотру.

В качестве послесловия – необязательная ложка дёгтя и нетолерантная викторина :-)

Не сказать, что это хоть как-то подчёркивалось или выпячивалось, скорее наоборот, но определённые «приметы современности» были видны невооружённым взглядом. Наверное, я плохой, несовременный и нетолерантный человек. Фу таким быть. Но!

Первое – тремя из четырёх следовательских групп руководят женщины. Причём, это не какие-то заслуженные тётки, с огромным опытом, которые в своей работе собаку съели, крокодилом закусили. Они больше похожи на вчерашних выпускниц юридического.

(На самом деле, в четвёртом коллективе, хоть там начальник мужик, тоже рулит женщина. Просто начальник – персонаж эпизодический, его и не видно почти в кадре, а заправляет всем старший следователь. Но тут хоть тётка заметно за сорок, с опытом и сноровкой).

Второе – засилье негров, арабов и индусов. Коренное население Европы, чтоб вы понимали, да. (Армянина я в это экзотику записывать отказываюсь, вот с ним-то как раз, всё нормально). В одной из «четвертей», среди следователей, «национальных меньшинств» было чуть ли не больше, чем представителей коренных жителей. Не сложно догадаться, в какой.

(Кстати. Среди полицейских работников – ни одного «нетрадиционно-ориентированного» и ни одного еврея! Упущение, как я считаю. Может быть, даже, ущемление).

А теперь, внимание, вопросы нетолерантной викторины!

Угадайте, в какой «четверти-стране» пункт первый и второй совпадают? (Начальница-негритоска). Угадайте, какая страна оказалась самой нетолерантной по гендерно-национальному составу?

Ладно, ладно, перестаю ёрничать. С этой темой в сериале не то, что не пережимают, её даже не поднимают. (Просто с нашего шестка в глаза бросается).

Сериал хороший, и посмотреть его вполне стоит.

(Версия для LiveJournal)