14 927 subscribers

Ута из Наумбурга: вот уже 800 лет она кутает прекрасное лицо в воротник плаща, а мы любуемся ею

12k full reads
33k story viewsUnique page visitors
12k read the story to the endThat's 39% of the total page views
6,5 minutes — average reading time
Ута из Наумбурга: вот уже 800 лет она кутает прекрасное лицо в воротник плаща, а мы любуемся ею

«Стояли небывалые морозы. Птицы выпадали замёрзшие из гнёзд. Холод разрывал стволы деревьев. С рассветом на вершинах гор и в долине выпал снег красноватого оттенка. А в замке разрешилась от бремени Гидда, супруга хозяина замка Балленштедт. Старая няня считала, что снег цвета лепестков роз принесёт ребёнку красоту и любовь», – поэтично повествуют средневековые хроники.

Ута Балленштедтская (Uta von Ballenstedt) родилась в первый день января 1000 года в живописном горном районе Харц (Гарц) герцогства Саксония, входившего в те времена в состав Священной Римской империи. Её отцом был Адальберт, маркграф Баленштедта, а матерью – Гидда, дочь Одо I Лужицкого, маркграфа Восточной Саксонской марки.

Евангелие Хитды, XI век, Германия. Игуменья Хитда, настоятельница монастыря Св. Вальбурга в Мешеде, заказала его около 1020 года. Пергамент, 219 листов, Hessische Landesbibliothek, Дармштадт
Евангелие Хитды, XI век, Германия. Игуменья Хитда, настоятельница монастыря Св. Вальбурга в Мешеде, заказала его около 1020 года. Пергамент, 219 листов, Hessische Landesbibliothek, Дармштадт
Евангелие Хитды, XI век, Германия. Игуменья Хитда, настоятельница монастыря Св. Вальбурга в Мешеде, заказала его около 1020 года. Пергамент, 219 листов, Hessische Landesbibliothek, Дармштадт

Впервые я увидела её изваяние много лет назад на иллюстрации к каталогу по истории искусства зарубежных стран, и образ мечтательной юной женщины, стоящей рядом со своим владетельным супругом и зябко кутающей нежное лицо в воротник плаща, прочно врезался в память.

Ута из Наумбурга. Я пыталась представить, какой она была – прелестная маркграфиня, жившая в Саксонии в XI веке. До нас дошло единственное её скульптурное изображение, но оно стало воплощением канонов красоты в средневековом искусстве.

Ута из Наумбурга: вот уже 800 лет она кутает прекрасное лицо в воротник плаща, а мы любуемся ею

Девочка из знатного рода воспитывалась в одном из женских монастырей и получила блестящее по тем меркам образование. В Средние века монастыри имели статус не только религиозных общин, но играли роль академий или университетов, являлись хранилищами бесценного собрания книг, в них велись летописи, создавались научные трактаты.

Евангелие императора Оттона III (276 листов, ок. 1000 г., Мюнхен, Баварская библиотека). Евангеларий Оттона III был создан в мастерской аббатства Райхенау в мастерской, которой управлял монах Лиутар
Евангелие императора Оттона III (276 листов, ок. 1000 г., Мюнхен, Баварская библиотека). Евангеларий Оттона III был создан в мастерской аббатства Райхенау в мастерской, которой управлял монах Лиутар
Евангелие императора Оттона III (276 листов, ок. 1000 г., Мюнхен, Баварская библиотека). Евангеларий Оттона III был создан в мастерской аббатства Райхенау в мастерской, которой управлял монах Лиутар

Ута была разносторонне развита: прекрасно разбиралась в истории, знала целебные свойства лекарственных трав и умела их собирать, любила музыку и сама играла на органе, много читала.

При этом девушка воспитывалась в традициях почитания будущего супруга и семейных ценностей.

В это время доблестный и бесстрашный воин Эккехард II – сын Эккехарда I, маркграфа Мейсена, одного из влиятельнейших дворян Германии, претендовавшего на трон императора Священной Римской империи, и его жены Сванехильды Биллунг – совершал ратные подвиги в борьбе за влияние.

Эссенский крест с перегородчатой эмалью, ок. 1000. Источник – Википедия
Эссенский крест с перегородчатой эмалью, ок. 1000. Источник – Википедия
Эссенский крест с перегородчатой эмалью, ок. 1000. Источник – Википедия

Мы не знаем, когда и как произошла встреча Эккехарда и Уты – знаем только, что в этот момент он был уже зрелым мужем, искушённым в политике и стойко противостоящим ударам судьбы, а хрупкая утончённая Ута была ещё совсем юна. Воображение невольно рисует то трепетное выражение, с которым статный, мужественный, отважный Эккехард смотрел на прекрасную Уту – воплощение чистоты, изящества и внутреннего достоинства.

Ута из Наумбурга: вот уже 800 лет она кутает прекрасное лицо в воротник плаща, а мы любуемся ею
Ута из Наумбурга: вот уже 800 лет она кутает прекрасное лицо в воротник плаща, а мы любуемся ею

Однако бесстрастная история свидетельствует лишь, что этот брак был заключён по политическим мотивам, имея целью породнить два влиятельнейших германских рода. Так или иначе, был заключён союз между «вернейшим из верных», как характеризовал Эккехарда император Генрих III, и божественно прекрасной дочерью Саксонии, словно излучавшей мягкую женственность, тихий свет и душевную силу.

Ута из Наумбурга: вот уже 800 лет она кутает прекрасное лицо в воротник плаща, а мы любуемся ею

После смерти своего брата Германа I Эккехард стал единоличным правителем Мейсена, кроме того, он имел титул графа Хутици и маркграфа Саксонской Восточной марки. Он проводил дни в военных сражениях, был преданным сторонником императоров Конрада II и Генриха III и снискал добрую славу благоразумием, бесстрашием и справедливым управлением делами своих вотчин.

Увы, брак Эккехарда и Уты оказался бездетным, и с его смертью в 1046 году пресекся род Эккехардинеров.

Ута из Наумбурга: вот уже 800 лет она кутает прекрасное лицо в воротник плаща, а мы любуемся ею

После смерти супруга 46-летняя Ута ушла в монастырь аббатства Гернроде, настоятельницей которого была её сестра Хацеха. Маркграфиня отказалась от наследства мужа, и оно частично перешло во владение аббатства, а частично – к императрице Священной Римской империи и супруге императора Генриха III Агнесе де Пуатье.

Ута из Наумбурга: вот уже 800 лет она кутает прекрасное лицо в воротник плаща, а мы любуемся ею

Точная дата кончины прекрасной Уты доподлинно неизвестна, установлено лишь, что она скончалась 23 октября – возможно, 1046 года, вскоре после того, как приняла монашество.

Ещё при жизни Германа братья построили в Наумбурге церковь, куда перенесли останки своего отца Эккехарда I, убитого графом Зигфридом в 1002 году.

Наумбургский собор святых апостолов Петра и Павла (Naumburger Dom). Источник - Википедия
Наумбургский собор святых апостолов Петра и Павла (Naumburger Dom). Источник - Википедия
Наумбургский собор святых апостолов Петра и Павла (Naumburger Dom). Источник - Википедия
Ута из Наумбурга: вот уже 800 лет она кутает прекрасное лицо в воротник плаща, а мы любуемся ею

Спустя два столетия на месте церкви был основан Наумбургский собор святых апостолов Петра и Павла, а благодарные жители увековечили память 12 донаторов и основателей города, установив в храме скульптурные изображения из раскрашенного песчаника.

«...Я жил в старом-престаром замке, над воротами которого был высечен каменный герб и год – 1326-й!... Неподалёку от этого замка был Наумбургский собор и в нём статуи, сделанные неизвестным мастером в XIII веке. Имя мастера не сохранилось, а имя женщины, которую он лепил, сохранилось. Ее звали Ута. Она придерживает сползающий плащ, рука её закрывает воротником часть лица знакомым жестом, как это делала одна женщина, которую я знал. Только плащ у нее был нейлоновый, и стояла она у стоянки такси.
Мы прощались, и поэтому она казалась мне такой прекрасной, и такой осталась в памяти. И лицо Уты было той же красоты и нежности, которую может выразить либо поэзия, либо фотография, ничем другим, даже музыкой, не рассказать про её лицо. И я, знающий про электротехнику, и про кибернетику, и про то, что Вселенная наша расширяется, я стоял в холодном соборе, замирал от восторга, чувствуя себя счастливым и ничтожным перед этой красотой точно так же, как четыреста или пятьсот лет назад».  Даниил Гранин,1967 год
«...Я жил в старом-престаром замке, над воротами которого был высечен каменный герб и год – 1326-й!... Неподалёку от этого замка был Наумбургский собор и в нём статуи, сделанные неизвестным мастером в XIII веке. Имя мастера не сохранилось, а имя женщины, которую он лепил, сохранилось. Ее звали Ута. Она придерживает сползающий плащ, рука её закрывает воротником часть лица знакомым жестом, как это делала одна женщина, которую я знал. Только плащ у нее был нейлоновый, и стояла она у стоянки такси. Мы прощались, и поэтому она казалась мне такой прекрасной, и такой осталась в памяти. И лицо Уты было той же красоты и нежности, которую может выразить либо поэзия, либо фотография, ничем другим, даже музыкой, не рассказать про её лицо. И я, знающий про электротехнику, и про кибернетику, и про то, что Вселенная наша расширяется, я стоял в холодном соборе, замирал от восторга, чувствуя себя счастливым и ничтожным перед этой красотой точно так же, как четыреста или пятьсот лет назад». Даниил Гранин,1967 год
«...Я жил в старом-престаром замке, над воротами которого был высечен каменный герб и год – 1326-й!... Неподалёку от этого замка был Наумбургский собор и в нём статуи, сделанные неизвестным мастером в XIII веке. Имя мастера не сохранилось, а имя женщины, которую он лепил, сохранилось. Ее звали Ута. Она придерживает сползающий плащ, рука её закрывает воротником часть лица знакомым жестом, как это делала одна женщина, которую я знал. Только плащ у нее был нейлоновый, и стояла она у стоянки такси. Мы прощались, и поэтому она казалась мне такой прекрасной, и такой осталась в памяти. И лицо Уты было той же красоты и нежности, которую может выразить либо поэзия, либо фотография, ничем другим, даже музыкой, не рассказать про её лицо. И я, знающий про электротехнику, и про кибернетику, и про то, что Вселенная наша расширяется, я стоял в холодном соборе, замирал от восторга, чувствуя себя счастливым и ничтожным перед этой красотой точно так же, как четыреста или пятьсот лет назад». Даниил Гранин,1967 год

…Века поглотили отзвуки имени того, чьи руки изваяли удивительные скульптуры, полные жизни, с выразительными лицами, отражающими характер и настроение – настолько реалистичные, что невозможно найти аналоги в искусстве средневековой Европы. Мы называем его просто: Мастер из Наумбурга.

Наумбургский собор. Герман I и его супруга Реглинда Польская. Мастер из Наумбурга, ок. 1240-1250 гг.
Наумбургский собор. Герман I и его супруга Реглинда Польская. Мастер из Наумбурга, ок. 1240-1250 гг.
Наумбургский собор. Герман I и его супруга Реглинда Польская. Мастер из Наумбурга, ок. 1240-1250 гг.
Витражи Наумбургского собора
Витражи Наумбургского собора
Витражи Наумбургского собора

Он появился в городе в середине XIII века и приступил к работе над скульптурами западного хора. Так на втором ярусе на высоте трёх метров полукругом встали рядом Герман I Эккехардинер и его супруга Реглинда Польская, Эккехард II и прекрасная маркграфиня Ута, а вокруг них – рыцари и знатные дамы.

Наумбургский собор. Маркграф Эккехард II и его супруга Ута. Мастер из Наумбурга, ок. 1240-1250 гг.
Наумбургский собор. Маркграф Эккехард II и его супруга Ута. Мастер из Наумбурга, ок. 1240-1250 гг.
Наумбургский собор. Маркграф Эккехард II и его супруга Ута. Мастер из Наумбурга, ок. 1240-1250 гг.
Ута из Наумбурга: вот уже 800 лет она кутает прекрасное лицо в воротник плаща, а мы любуемся ею

Уникальная портретная галерея, не имеющая себе равных, примечательна ещё и тем, что на момент работы над ней никого из знатных вельмож и дам уже два века не было в живых, и Наумбургский мастер, конечно, не мог знать, как они выглядели. Но талант скульптора словно вдохнул в них жизнь, и, глядя в эти лица – гордые и улыбающиеся, властные и одухотворённые – мы не сомневаемся, что именно такими они были, и другими просто не могли быть.

Ута из Наумбурга: вот уже 800 лет она кутает прекрасное лицо в воротник плаща, а мы любуемся ею
Ута из Наумбурга: вот уже 800 лет она кутает прекрасное лицо в воротник плаща, а мы любуемся ею

Семь столетий фигуры донаторов безмолвно возвышались на хорах готического собора, пока в 1924 году уроженец Наумбурга Вальтер Хеге (Walter Hege) не сделал серию фотографий храмовых скульптур. На выставке 1937 года портрет Уты Баленштедтской произвёл настоящий фурор.

 Walter Hege (German, 1893–1955).  Uta. Stifterfigur im Naumburger Dom. , ca. 1924
Walter Hege (German, 1893–1955). Uta. Stifterfigur im Naumburger Dom. , ca. 1924
Walter Hege (German, 1893–1955). Uta. Stifterfigur im Naumburger Dom. , ca. 1924

Как написал Клаус Вагенбах в Die Zeit, «она излучала чистоту, холодность и силу, и это вызывало чувство её сверхчеловеческой неприступности». Немецкие газетные издания пестрели эпитетами один экспрессивнее другого: «спокойный и величественный облик, полностью сосредоточенный в себе», «воплощение гордости и достоинства».

Ута из Наумбурга: вот уже 800 лет она кутает прекрасное лицо в воротник плаща, а мы любуемся ею

Так мир узнал о несравненной Уте из Наумбурга, и с тех пор не перестаёт восхищаться пленительным образом, соединяющим в себе трепетность и стойкость, грацию и совершенство.

Читайте также:💘"Роковая cтрасть or эмоциональный БДСМ: любовь к человеку или к страданиям?"

Столетия проносятся над шпилями собора, словно облака уплывая в бесконечность, а рядом со своим супругом, опирающимся на меч и взирающим на реальность бесстрашным и решительным взором храброго воина, стоит кроткая Ута. Её взгляд исполнен нежности и силы, она словно погружена в себя и стремится проникнуть мыслью сквозь время, зябко прикрывая лилейную щёку воротом плаща вечным жестом чарующей женственности…

Ута из Наумбурга: вот уже 800 лет она кутает прекрасное лицо в воротник плаща, а мы любуемся ею

Вас может заинтересовать:

📌 "Кощунственная Мадонна" Аньес Сорель: первая красавица Франции, фаворитка Карла VII"

📌 "Италия, ciao! ЛУККА. Вилла Oliva и шелест кардинальских мантий"

Ранее:

📌 "Звезда русского балета Александр Годунов: последний прыжок в вечность"

📌 "ПРАГА: моя любовь вчера, сегодня, завтра и всегда"

Далее:

🎥 "Игры разума" с Расселом Кроу: вся правда о фильме и реальной жизни гениального безумца Джона Нэша"

©ГалопомПоЕвропам

Ута из Наумбурга: вот уже 800 лет она кутает прекрасное лицо в воротник плаща, а мы любуемся ею
Ута из Наумбурга: вот уже 800 лет она кутает прекрасное лицо в воротник плаща, а мы любуемся ею
Ута из Наумбурга: вот уже 800 лет она кутает прекрасное лицо в воротник плаща, а мы любуемся ею