Темная пещера. Глава 1

29 October 2019

Темная пещера. Глава 1

Кто-то писал, что надвигающаяся трагедия обычно бросает тень перед нами, и если человечество в течение тысяч лет цивилизованного существования не утратит этого чувства предупреждения о приближении опасности, мы сможем предсказать моменты ужаса, как это предсказывают крысы, сбегающие в порт с судна, которое тонет во время круиза, или птицы, летающие под крышей домов, которые вскоре исчезнут в пламени пожара. Но мы потеряли это чувство, и нам его больше никто не даст. Наверное, поэтому в Поренба-Морске никто не предсказывал удивительных и невероятных несчастных случаев, которые произойдут там в ближайшее время. В любом случае, вероятно, только ясновидящий мог предсказать приближение трагедии.

Ничто не предвещало наступление того тихого, солнечного дня. Было лето. Свет позднего июльского полудня удлинил тени барочных многоквартирных домов на маленькой, пустынной в это время суток рыночной площади города. В центре площади находилась миниатюрная ратуша, окруженная хорошо сохранившимися цветниками, которые, в свою очередь, были окружены четырехсторонним асфальтовым проездом. Как и в шестидесятые годы двадцатого века, дорога была разрезана белыми полосами краски и полосами от зебр. Но, видимо, все эти попытки придать городу облик большого мегаполиса не имели большого практического значения, потому что - по крайней мере, в этом районе, не было видно ни одного движущегося автомобиля, и пешеходов тоже не было видно. Очевидно, ни один из жителей не был вынужден покинуть свой дом в этот тихий, жаркий полдень. Единственный автомобиль на рынке на данный момент стоял у обочины, напротив многоквартирного дома, где находилась государственная контора, потому что на овальной эмалированной доске над входом издалека светил белый орел. Машина была маленькой и явно не принадлежала никому из жителей города, потому что чемоданы и туристические мешки были навалены на багажник, перепоясанный совершенно новыми ремнями. Рядом или внутри машины никого не было. В какой-то момент молчание рыночной площади было прервано звуками медленных, неторопливых шагов. На выходе с одной из улиц, ведущих к ратуше, появился старик, одетый в старомодную рубашку с закатанными рукавами и широкие, холщёвые штаны, держащеися за скрещенные подтяжки. Он нёс в руке маленькое ведро, из которого выступал конец большой кисти, и подмышкой второй руки сжимал пачку бумаги. Мужчина остановился перед многоквартирным домом с орлом, посмотрел на длинную доску объявлений:

Районный суд г. Поремба-Морское

а затем на вторую, маленькую, расположенную не над входом, а сбоку, низко, рядом с каменным порталом в стиле барокко, окружающий железные, кованые двери:

Окружная нотариальная контора

Ежи Голдштейн - нотариус.

Он положил ведро на землю и еще раз переместил глаза на стену дома, в поисках подходящего места. Очевидно, он нашел его, потому что кивнул головой и, доставая пачку бумаг из подмышки, осторожно отсоединил от него одну карту, а остальное положил рядом с ведром. Позже он несколько медленными движениями кистью смочил стену жилого дома рядом с доской нотариуса, осторожно наложил бумагу и несколько раз переехал ее руками туда и обратно, разглаживая складки. Затем он сделал шаг назад, критически посмотрел и решил, что карта была должным образом приклеена, поднял ведро и отправился в путь, все еще не проявляя ни малейшей спешки. Увидев машину, он остановился перед ней на секунду. Он снова кивнул головой и пробормотал что-то непонятное, глядя на приклеенный только что лист бумаги.

На яркой, недавно отремонтированной стене многоквартирного дома был отрезан острый белый прямоугольник с толстыми, черными границами:

S. P.

СТАНИСЛАВ МРОЖЕК

Председатель Окружного суда Поребы.

Он трагически погиб 5 июля 1967 года, участвовал в освободительных боях польской армии и был награжден многочисленными государственными медалями.

Похоронные церемонии пройдут 8 июля в полдень на местном кладбище, как сообщают те, кто испытывает глубокую скорбь.

Племянник и семья.

Покачивая ведром, старик медленно уходил, и на рыночной площади царила тишина, но через некоторое время усеченная, стилизованная парадная дверь здания суда открылась, и из темного коридора появилась стройная, красивая, светловолосая девушка, одетая в легкий дорожный костюм, рукав которого был окружен шелковой траурной лентой. Девушка остановилась у порога и, моргая, с прищуренными глазами, отвернулась, как будто в ожидании того, кто должен был появиться прямо за ней. Траурное объявление было сделано именно на уровне ее глаз. Она начала читать, но тут же переместила взгляд на молодого человека, только что вышедшего из коридора. У него также была черная повязка на плече светло-серой, хорошо скроенной куртки.

Продолжение следует.