50 subscribers

История консервного завода в Боровом. Часть 1

128 full reads
224 story viewsUnique page visitors
128 read the story to the endThat's 57% of the total page views
3 minutes — average reading time

Говоря о промышленности края, нельзя не упомянуть о консервном заводе, располагавшемся в поселке Боровое. Строго говоря, к станице Щучинской он отношения не имел, но, как крупное производственное предприятие, сыграл заметную роль в развитии промышленности региона.

История консервного завода в Боровом. Часть 1

Позже, во время Октябрьской революции и Гражданской войны консервный завод являлся источником революционных настроений рабочих.

В конце XIX века к природным богатствам Сибири и Степного края активно начали проявлять интерес представители зарубежных торговых и промышленных компаний. В качестве примера хочется привести отрывок из «Путевых заметок» журналиста Сурина, написанных и изданных автором в 1911 году. Они непосредственно касаются и консервного завода в Боровом. Сурин проехал по железной дороге от Москвы до Петропавловска и далее до Борового и оставил очень интересное описание своего путешествия.

«…Петропавловск – это уже центр предпринимательских вожделений. Здесь англичане, немцы и американцы думают водрузить свой предпринимательский флаг и развернуть деятельность в более широком масштабе.

За ту неделю, которую я провел в обществе иностранцев, мысленно вырастали в моем представлении заводы: кожевенные, кишечнопромывательные, консервные, салотопленные; холодильники; вся степь покрывалась сетью подъездных путей. И это было не хвастовство завравшегося прожектера, а вполне продуманный план выгодной эксплуатации края.

… В этом я убедился лично. Иностранцы не скрывают своих планов, действуют открыто, как открыто удивляются инертности русских предпринимателей.

- По долларам ходят, – говорил представитель известной английской компании «Свифт», – и не дают себе труда нагнуться и поднять…

Здесь капитал даст дивиденд, на который трудно рассчитывать у нас от самого выгодного предприятия…

Иностранцы-предприниматели учитывают все, вплоть до русской инертности. Они учли и то, что Петропавловск для степной скотопромышленности своего рода Рим: к нему ведут все скотопромышленные пути; и то, что колонизационная волна, поглотившая лучшие западно-сибирские земли, оставила нетронутыми солончаковые петропавловские пастбища; и то, что сотни гуртов скота, откармливаемого на этих пастбищах, убиваются к зиме и расходятся в виде второсортного, а то и третьесортного продукта по заводам Урала; наконец, учли и ту рабскую зависимость дела от капризов погоды, которые ежегодно наносят миллионные убытки промышленности края.

Учли и смело начинают вкладывать свои свободные капиталы в ряд крупных предприятий. А пока русский предприниматель схватится и обычно начнет рассуждать о необходимости строгого протекционизма, Западная Сибирь вся будет захвачена иностранными предпринимателями, и сотни огромных насосов, в виде фабрик и заводов, начнут выкачивать из края молоко, яйца, мясо.

В 240 верстах от Петропавловска, в Кокчетавском уезде, на берегу красивого озера раскинулся поселок Боровое. Еще недавно он олицетворял собою ту непроходимую глушь, куда и ворон призадумался бы занести свои кости, а теперь – он…

- Что вы теперь видите, – говорил мне мистер Моррис, гражданин Альбиона, – это только начало… Через 15-20 лет здесь будет крупный город, заводская и фабричная деятельность которого затмит и Курган, и Омск, и другие города Сибири… Дайте только нам приложить наши свободные капиталы…

До японской войны поселок, повторяю, являл собою пустое место. Во время войны, когда русская предприимчивость развернулась во всю ширь за счет казны, один смышленый генерал предпочел боевой деятельности предпринимательскую: занялся, конечно, при приличной субсидии от казны, поставкой мясных консервов для действующей армии и с этой целью соорудил в поселке Боровом консервный завод. Каковы были эти консервы, попали ли они на позиции, или в тылу задержались – история умалчивает, да и не в этом дело. Факт тот, что завод действовал, а по окончании войны перешел в руки одного из предприимчивых граждан Шпре (т.е., немецкому подданному – П.К.).

Насколько выбор места оказался удачным, можно судить по одному тому, что дивиденд завода в 1909 году выразился в 300 000 рублей. Цифра настолько почтенная, что даже мистер Моррис, привыкший в своих лондонских предприятиях к солидным барышам, энергично причмокнул бритыми губами, увидев в отчете такой баланс. Пожар завода и ряд неблагоприятных условий последних двух лет, главным образом бескормица, отразившаяся на киргизском (казахском – П.К.) скотоводстве, а кроме того, некоторые семейные обстоятельства, понизили энергию немца, владельца завода, и он вошел в переговоры с одной английской фирмой, представителем которой и явился мистер Моррис.

В течение тех трех дней, которые мы употребили на осмотр завода, мистер, заглядывая во все закоулки, внимательно выслушивая объяснения директора предприятия, не проронил о деле ни слова, за исключением пресловутого «o, yes»… Молча посасывал он свою сигару, когда и я знакомил его с данными о положении киргизской (казахской – П.К.)скотопромышленности. Только глаза, то уходившие вглубь орбит, то широко раскрывавшиеся, явно говорили, что ожидания мистера далеко перешли пределы. Но зато, когда мы пустились в обратный путь, в Петропавловск, мистер дал волю своим соображениям и впечатлениям.

- Вы, русские, если и представляете себе, какие скрываются тут богатства, если и допускаете возможность огромного дивиденда от эксплуатации их, то никогда не сумеете учесть самых существенных моментов… Вы не сердитесь, ведь вы не предприниматель, – вдруг он с улыбкой обратился ко мне. Я поспешил успокоить любезного мистера.

- Генерал, который основал здесь консервный завод, или случайно остановился на выборе места, или в его жилах течет струйка нашей, английской крови… Эти пересекающиеся скотопрогонные тракты и обилие ярмарок дают широкую свободу выбора скота, делают невозможной конкуренцию, на этих пастбищах является полная возможность дешевого откорма гуртов, богатые сенокосы обеспечивают на зиму дешевым и хорошим кормом… Тут не миллионы фунтов вывозить можно, а сотни миллионов фунтов. Можно консервными товарами забросать не только Лондон, но и всю Англию, составить серьезную конкуренцию австралийскому мясу. Нужно только устроить правильный транспорт, а для этого требуется железная дорога от Борового до Петропавловска.

Вот тут-то, как говорят русские, и точка с запятой…

- Дело в том, дорогой сэр, что русское правительство само не будет строить этой дороги, да и нет смысла для него, а нам, за наш собственный риск и страх, оно не разрешит, потому что компания иностранная…»

Из этого отрывка видно, что по законодательству Российской империи иностранные граждане и компании не могли владеть земельной собственностью, крупным производством и владеть концессиями. Но этот закон легко обходили, формально оформляя права собственника на российские компании, которые за определенную плату предоставляли такие услуги.

Автор Павел Косович, выдержка из книги «Исторический обзор. Город Щучинск 1850-1991»

История консервного завода в Боровом. Часть 2

История консервного завода в Боровом. Часть 3

История консервного завода в Боровом. Часть 4

История консервного завода в Боровом. Часть 5

История консервного завода в Боровом. Часть 1