дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

Гражданство и власть Древнего Рима. Путь к власти.

9 November 2019

Продолжим изучение истории гражданства Древнего Рима....

d3e1m60ptf1oym.cloudfront.net/a38ac41c-3a25-11e0-9af6-1fac388184fe/000005_xgaplus.jpg
d3e1m60ptf1oym.cloudfront.net/a38ac41c-3a25-11e0-9af6-1fac388184fe/000005_xgaplus.jpg

Новые права, старая дискриминация

Гражданство в полном смысле слова представляет собой способность индивида свободно действовать в различных областях гражданской жизни. Римская женщина, однако, не имела своего собственного potestas (законной власти или агентства); она была подчинена авторитету своего отца, а затем своего мужа.

Если бы она осталась без отца или мужа, то попала бы под власть мужчины-опекуна, который взял бы под свой контроль ее собственность и осуществлял бы для нее определенные законные сделки. Этот мужчина-опекун должен был дать официальное согласие на ее действия.

Юристы того времени утверждали, что это подчинение было законным из-за широко принятых предрассудков того времени. Женщины считались более слабыми, невежественными в юридических вопросах и неумелыми в суждениях.

Не имея никаких юридических полномочий, женщины не могут взять на себя роль главы семьи. Если они овдовеют, то не смогут усыновлять детей или осуществлять опекунство над любым другим членом семьи, включая своих собственных детей.

Имеются также свидетельства того, что богатые граждане женского пола занимаются предпринимательской деятельностью в провинциях, находящихся под управлением Рима.

В Новом Завете отмечается, что Лидия, приветствовавшая святого Павла и его спутников в Филиппе (Македония), была вовлечена в прибыльный фиолетовый бизнес.

Все женщины, принадлежащие к одному роду или семье, назывались по женскому или миниатюрному имени мужчины. Например, дочь Клавдия будет называться Клаудия.

Если бы у Клавдия было две дочери, старшей была бы Клаудия Майор, или Максима, и младшей - Клаудия Минор. Если бы было несколько сестер, можно было бы использовать ординалы, Клаудию Тертию, Клаудию Кварту и т.д.

От солдата к гражданину

Военные предоставили другим лицам, не являющимся римлянами, другой путь получения гражданства. Поскольку членство в легионе было зарезервировано за гражданами, серегринус (иностранец) мог быть принят на службу только во вспомогательные подразделения.

Но по окончании 25 лет службы он получил римское гражданство в качестве награды после окончания учебы. Затем он мог бы воспользоваться всеми преимуществами своего нового статуса, включая право на вступление в законный брак с женщиной-иностранкой, в том числе правом на конубиум.

Перегрини также могут получить право на гражданство на основе индивидуальных или коллективных уступок, иногда в качестве награды за исключительные военные действия. В 89 году до н.э. главнокомандующий армией Гней Помпей Страбон (отец Помпея Великого) предоставил гражданство эскадре из 30 латиноамериканских всадников, известной как турма Сальлюитана, за отвагу в захвате Асколи Пичено, оплота повстанцев во время социальной войны в Италии в начале Х века.

Обещая получить гражданство, римские генералы укрепили лояльность вспомогательных войск в провинциях. Таким образом, между генералом и его армией могут быть созданы отношения, подобные отношениям между покровителем и зависимым лицом.

Способность мобилизовать эти верные войска оказалась неоценимым ресурсом во время гражданских войн. Когда Квинт Цецилий Метеллий Пий и Помпей объединили свои усилия для борьбы с угрозой Квинта Сертория в Испании с 75 года до н.э., оба генерала предоставили там гражданство перегрини, которые были верны своему делу.

Получив гражданство, многие солдаты часто называют себя генералами, которые его предоставили. В Испании был найден ряд надписей с названиями Цецилий и Помпей.

Граждане империи

Во время правления Юлия Цезаря в I веке до н.э. был принят закон о предоставлении римского гражданства колониям и муниципалитетам в Сизалпин-Галлии (северная Италия), впервые это право было распространено за пределы римской Италии.

Эта квалифицированная форма гражданства была известна как Jus Latii, часто называемая по-английски "права латиноамерикански". Он дает владельцам право заключать римские юридические договоры и законные межбрачные отношения.

В 74 году император Веспасиан еще больше расширил латинские права на Испанию. Общинам в современной Испании и Португалии было предоставлено квалифицированное гражданство в форме латинских прав, тот же статус, который был распространен на итальянские поселения в период Юлия Цезаря за столетие до этого. Эдикт был еще одним важным шагом вперед в продолжающейся латинизации империи, которая вот-вот достигнет своих максимальных пределов.

Последующие императоры продолжали этот процесс, мало-помалу даруя гражданство всему римскому миру. В имперские времена любой римский гражданин из любой части империи, находящейся под судом, мог выразить свое желание обратиться непосредственно к Цезарю.

Самый известный пример гражданина, ссылающегося на это право, - апостол Павел. Родившийся евреем в 4 году до н. э. в Тарсе в современной Турции, Павел-латинизированная форма его еврейского имени Савл - был римским гражданином. После его ареста римлянами в 59 году н. э.

https://slide-share.ru/image/584576.jpeg
https://slide-share.ru/image/584576.jpeg

Павел использовал свой статус, чтобы драматически остановить свой суд перед Порцием Фестом, губернатором Иудеи: "Фест, когда он совещался с Советом, ответил: ‘Вы обратились к Цезарю? К Цезарю ты пойдешь!".

Павел был переведен в Рим, где он оставался в течение нескольких лет, прежде чем его мученичество там. Последний шаг к распространению римского гражданства почти на все покоренные народы империи был сделан с эдиктом Каракаллы. Промульгированный в 212 году н. э., он предоставил гражданство всем свободным людям Римской Империи.

Несмотря на это, концепция о том, что люди из разных этнических групп могут разделять одни и те же права, обязанности и чувство национальной гордости под зонтиком гражданства, является столь же волнующим понятием сейчас, как и для многих римлян два тысячелетия назад.

За столетие до эдикта Каракаллы оратор Элий Аристид произнес в Риме речь, в которой обрисовал это возвышенное видение: “и ни море, ни обширные просторы промежуточной земли не мешают человеку быть гражданином; здесь также не различаются Азия и Европа. Но все это открыто для всех мужчин.

Никто не является иностранцем. . . и подобно тому, как Земля поддерживает всех людей, так и Рим принимает людей со всех земель.”