Как нацисты опознавали евреев? Как они понимали, что перед ними еврей, а не немец?

4 April
115k full reads
2,5 min.
131k story viewsUnique page visitors
115k read the story to the endThat's 87% of the total page views
2,5 minutes — average reading time

Гитлер как человек за всю свою жизнь никогда не испытывал ничего плохого со стороны евреев. Скорее даже наоборот, еврейский командир молодого Адольфа, лейтенант Хуго Гутман, представил своего подчиненного к его единственной военной награде. Тем не менее, уже в 1920-х годах будущий руководитель Германии, не понимая почему его страна проиграла войну, занялся поиском внутренних врагов. По ряду причин главными из них были назначены коммунисты и евреи.

Как нацисты опознавали евреев? Как они понимали, что перед ними еврей, а не немец?

Знаменитые нюрнбергские расовые законы были введены в действие в 1935-м году, т.е., через два года после победы на выборах национал-социалистической партии. С этого момента тот человек, у которого трое из четырех бабушек и дедушек являлись евреями, тоже считался представителем этого народа. Те, у кого еврейских родственников было меньше, но они все равно имелись, признавались полукровками. В этом тоже не было ничего хорошего.

Дети Сиона в один момент оказались лишены большей части гражданских прав. Они были изолированы от немцев и получили обязанность носить звезду Давида на своей одежде. До начала Второй мировой иных мер к ним пока не принималось, но было ясно, что со временем ситуация становится хуже. Поскольку люди ни в одной стране не желают к себе такого отношения, немецкие евреи научились хорошо скрываться.

Как нацисты опознавали евреев? Как они понимали, что перед ними еврей, а не немец?

Каким же образом их выявляла германская полиция?

Ну, немцы народ вдумчивый и скрупулёзный и всегда являлись сторонниками научного подхода. Еще до утверждения НСДАП у власти существовала так называемая расовая теория, которая исследовала отличия различных народов. В дальнейшем такие «ученые» получили серьезное финансирование, и в гестапо были предоставлены списки, позволяющие отличить коммуниста еврея по внешности. Во внимание принималась форма ушей, разрез глаз, пухлость губ, высота надбровных дуг, скулы, цвет глаз и волос. Те или иные параметры были объявлены «типично немецкими» или «типично еврейскими».

К примеру, когда Третий Рейх и СССР вели переговоры о заключении пакта Молотова-Риббентропа, вместе с германской делегацией в Москву полетел Генрих Гофман, личный фотограф Гитлера. Его единственной целью было сделать фотографии Сталина, чтобы затем определить, является ли вождь страны советов евреем или нет. В Берлине эти снимки были тщательно изучены, и после чего немцы сделали вывод, что еврейских корней и Виссарионыча нет.
Стелла Гольдшлаг, знаменитая охотница на евреев
Стелла Гольдшлаг, знаменитая охотница на евреев

Другим важным способом определить происхождение человека была бюрократия. Даже самый нерелигиозный и не участвующий в жизни своей общины еврей мог учиться в иудейской школе, сдать любимую бабушку в еврейский дом престарелых, прийти на мероприятие с присутствием раввина и все такое прочее. По приказу партии гестапо наложило руки на архивы еврейских организаций и синагог, что автоматически дало возможность выявить большинство германских евреев.

Третий способ состоял в использовании осведомителей. Желающих помочь партии и правительству среди немцев было действительно много, и при желании найти еврея не составляло особых проблем. Существовали свои агенты и среди самих детей Сиона. Больше всего известна Стелла Гольдшлаг, которая помогала гестапо отыскивать своих соплеменников, которые сумели укрыться в военном Берлине. Сначала она делала это, чтобы спасти свою семью, а затем искренне прониклась этим нелегким делом.

Макс Шмелинг и ег овождь
Макс Шмелинг и ег овождь

Эти три метода были вполне достаточны, чтобы отыскать миллионы человек и сделать с ними то, что было сделано. Но несмотря на все старания, несмотря на то, что выявить еврея можно просто сняв с него штаны, пережить войну сумело множество детей Сиона. Причем, нередко их укрывали сами немцы. Лучше всего известен случай, когда любимец фюрера чемпион по боксу Макс Шмелинг спрятал в своем доме двух еврейских мальчиков, которым позднее помог добраться до надежного места.