Темп - наш современный чародей? Или страх?

Мы всё время торопимся. Скорей, скорей, скорей! Утром - встать, наспех позавтракать и бежать на работу: как бы не опоздать! На работе - успеть всё сделать. После работы - зайти в магазин, всё купить. Когда приезжаем домой, мы уже измочалены, но и дома масса дел, которые нужно успеть перелопатить.

Примерно так мы видим то, мимо чего проходим
Примерно так мы видим то, мимо чего проходим
Примерно так мы видим то, мимо чего проходим

Конечно, каждый из нас легко объяснит, почему он так живёт (если это можно назвать "жизнью"). Мы все в заботах, все в хлопотах. Конечно, конечно, есть объективные причины! Деньги нужно заработать. Детей накормить. Всем угодить. Мы взрослые, серьёзные, деловые люди.

Темп - не чародей, а убийца
Темп - не чародей, а убийца
Темп - не чародей, а убийца

Но что, если бешеный темп нашего существования объясняется не объективными, а субъективными причинами? Вдруг мы крутимся, как белки в колесе, потому - что боимся?

Надо торопиться! Можно опоздать на тот свет!
Надо торопиться! Можно опоздать на тот свет!
Надо торопиться! Можно опоздать на тот свет!

Чего боимся? Мы боимся самих себя. Боимся остаться наедине с собой. Боимся задать себе некоторые, самые главные, вопросы - и ответить на них себе. Боимся заметить, что давно заблудились в жизни, живём не так, теряем время своей единственной жизни, что она испаряется, течёт между пальцами, пропадает, что мы теряем её, тратим, транжирим напрасно. Боимся признаться себе, что мы не знаем, как жить, что мы на самом деле совсем запутались, что мы одиноки и несчастны.

Шнель! Шнель! - кричали эсэсовцы в концлагерях. Похоже, мы тоже - в концлагере.
Шнель! Шнель! - кричали эсэсовцы в концлагерях. Похоже, мы тоже - в концлагере.
Шнель! Шнель! - кричали эсэсовцы в концлагерях. Похоже, мы тоже - в концлагере.

Мы очень деловые? А что, если нет? Что, если наши так называемые "серьёзные дела" придуманы только для того, чтобы максимально занять себя, одурманить, отвлечь?

Что, если мы - просто трусы? Которые боятся взглянуть в глаза правде жизни, не хотят видеть правду о самих себе. И поэтому не останавливаются ни на секунду. Скорей! Скорей!! Скорей!!!

"Как страшно всё, как дико: дай мне руку. Товарищ, друг, забудемся опять." (так писал А. Блок).

Что если этот бешеный темп - как наркотик? И мы основательно подсели на него?

Это амёбы? Или люди?
Это амёбы? Или люди?
Это амёбы? Или люди?

Попробуйте остановиться. Если вы вдруг почувствуете себя плохо, если вы не в состоянии просто сидеть, глядя в окно на падающий снег, ничего не делая, если вас неудержимо тянет чем-то занять себя, - значит, вы больны.

И то, что в этом огромном сумасшедшем доме нет врачей - одни больные, вовсе не доказывает, что эти больные - здоровы.