Почему про Довлатова заговорили только после смерти?

4 December 2019

Судьба Сергея Донатовича, как и его рассказы - сплошной фарс и трагикомедия. О таких, как о покойниках, стоит говорить либо хорошо, либо никак. Человек выразительного языка и необыкновенного таланта из любой бытовой ситуации мог сделать невероятную притчу. Довлатов - это легенда, ставшая ей, к сожалению, уже посмертно - как обычно это и бывает с великими..

В своей краткой биографии Сергей пишет так:

«Я родился в не очень дружной семье; посредственно учился в школе; был отчислен из университета; служил три года в лагерной охране... Был вынужден покинуть родину. А в Америке я так и не стал богатым или преуспевающим человеком. Мои дети неохотно говорят по-русски. Я неохотно говорю по-английски. Жизнь коротка. Человек одинок...»

Про Довлатова бытует мнение, что он был скорее успешным рассказчиком, нежели писателем, о чем он и сам говорил. Но всё же очевидцы, друзья и литературные критике видели в его издевках, юморесках, шутках и блестящей сатире очевидный талант художника писательского жанра, способного оформить свой рассказ таким образом, чтобы он затесался где-то посередине писательского труда и бытового очерка.

Он умел находить “изюминку” во всём - в характере родственников, в ленинградской коммунальной жизни, в учебных буднях на филфаке, в лагерной службе, в еврейских знакомых, в эмиграции..

Так ёмко и кратко умел находить суть только он:

Порядочный человек – это тот, кто делает гадости без удовольствия.
Человек привык себя спрашивать: кто я? Там ученый, американец, шофер, еврей, иммигрант… А надо бы всё время себя спрашивать: не говно ли я?
Мы без конца ругаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить — кто написал четыре миллиона доносов?
Чего другого, а вот одиночества хватает. Деньги, скажем, у меня быстро кончаются, одиночество — никогда…
Это безумие — жить с мужчиной, который не уходит только потому, что ленится…
Знаешь, что главное в жизни? Главное то, что жизнь одна. Прошла минута, и конец. Другой не будет…

Из университета Сергей был отчислен за неуспеваемость. В то время у него были безумные отношения с первой супругой Асей Пекуровской. Это была невероятная харизматичная женщина,загадка и нимфа, которая сводила мужчин с ума и, к сожалению, оставляла после себя пепелище. Довлатов посвятил ей немало биографических рассказов, исказив лишь имена.

Их брак распался окончательно, когда он уехал служить надзирателем в лагерь. Об этом был написан один из самых знаковых его сборников “Зона”.

По возвращении его ждал путь бесконечных литературных скитаний и непризнанности, отказов печататься от газет и изданий, новый брак и первая дочь, ленинградские друзья - такие же признанные и жутко талантливые и впоследствии эмиграция в Америку.

Но нигде не смог найти покой гонимый писатель. В Америке о нём заговорили, а на Родине уже только после смерти, когда спала диктатура и цензура.

Несмотря на явные изменения жизни в лучшую сторону за границей, Сергей Донатович очень скучал по Родине и не находил успокоения.

Но, знаете, Довлатов и депрессия также неотделимы друг от друга, как душа и тело, поэтому он остался верен себе, сохранив себя и свой непревзойденный писательский талант.

Умер Сергей в 48 от сердечной недостаточности на чужбине.