Честный диалог с неформалом из 80-х. (Часть первая)

26 March


1. Начнём с самого простого. Вспомни самую первую группу, которую ты начал слушать целенаправленно, и в каком году это было.

- Привет. Твоё совко...во и наивность мне прекрасно известны, не хотелось бы начинать интервью с нотаций и старческого брюзжания, но, увы, придётся. При Клятой Коммуне некое систематизированное структуризированное фанатство было если не невозможно, то уделом очень узкой зажиточной прослойки из столиц, находящейся под назойливым колпаком ментов и гэбистов. Тогдашние магазины были ни чета нынешним, где можешь часами копаться и выбирать себе по вкусу, продавался в них никому не нужный бред сивой кобылы из базедических кобзонов и мордасовых, народ радовался любой более-менее стильной музыке, которую удавалось достать по блату, желания с возможностями редко у кого совпадали, так что слушали всё подряд. Целенаправленно коллекционировать дискографию любимой группы (это был АКВАРИУМ) я смог только после переезда в Свердловск в 1990-м году, где получил доступ к рокклубовской фонотеке, потратил на это дело рублей триста (эквивалент годовой стипендии студента университета). Там же открыл для себя, ультрамодный по тем временам, сибирский панк и записал заодно тонны всеразличной летовщины. В 1992-м я, наконец, вышел на мировую подпольную панк-сцену, с тех пор началось серьёзное взрослое собирательство, отдавал предпочтение японскому красту.

2. На каких носителях по большей части слушали музыку в 80-х?

- В моём случае, это был исключительно винил и вражьи голоса из радиолы по ночам, потому что родители жмотились купить нам с братом магнитофон. Так-то самым популярным форматом были, разумеется, кассеты, жуткого качества, как правило, эстеты пёрлись по бобинникам. Для владельцев проигрывателей существовала также полуподпольная полукустарная сеть нарезных односторонних флекси (lathe-cuts, по общепринятой терминологии), "звуковые письма" так называемые. Счастливые владельцы видаков могли смотреть западные клипы с MTV. Компакты были чем-то из области фантастики, позволить себе их могли лишь единицы из мажорной среды.

3. Сколько стоили пластинки и как плавала цена в зависимости от исполнителя? Кто ценился выше?

- Советские цены были фиксированные: 70 копеек за семидюймовку (винил или гибкая), 10 дюймов уже не помню, но больше рубля, долгоиграющие же начинались от 1.45 (основной сегмент), по 2.50 всякий дефицит, вроде Пугачёвой и Леонтьева, по 3.50 лицензионная западная попсуха, вроде Тото Кутуньо и Дидьё Маруани, импортные из соцлагеря стоили рубля четыре. Западные контрабандные винилы с роком начинались от 70-80 рублей и до бесконечности. Звуковые письма "Привет из Крыма" армяне толкали по рублю. Ещё были потрясные виниловые односторонние пятидюймовки по 15 копеек, произведённые московской театральной мастерской -- мои самые любимые. Когда начал напрямую покупать панковские пластиночки у независимых лейблов, то в 90-х ипаки стоили по 3 бакса (с почтой выходила пятёрка), лонгплеи начинались с десяти долларов, с почтовыми расходами могло дойти до двадцатки. Сейчас цены где-то раза в два выше из-за инфляции.

4. Интересна тема самиздата. Как всё это расходилось по рукам? Имело ли влияние?

- Речь о печатном идёт, если правильно понимаю?! Ну вот Кушнир досконально изучил тему совкового самиздата, его стоит почитать. В реале же ни знаменитый "Рокси", ни "Зеркало", ни "Гучномовець" в руках не держал, потому что издавались они мизерными тиражами и расходились по своим. К примеру, в Свердловске я был шапочно знаком с Костей Уваровым, но даже не представлял, что он -- редактор журнала "Палево", и не видел его никогда. Зато при поздней Перестройке, благодаря ушлым, дружественно настроенным, комсомольцам, стали появляться типографские газетки "Иванов", "За Зелёным Забором", "Сдвиг-Афиша", "Перекати-Поле" и т.д., вот их достать было уже реально по рок-шопам и на концертах.

Очень большое влияние на тусовку оказал третий номер альманаха "Контр Культ Ур'а", ну и Паук со своим "Железным Маршем", что греха таить, но более-менее цивилизованные формы русскоязычная зин-сцена начала обретать только с конца девяностых. До этого были, конечно, и "Play Hooky" из посёлка Даровской Кировской области, и "Беzумец" от рижского Коня, но вот лично я был тогда к русским делам настроен снобистски и читал прессу исключительно англоязычную, которую получал пачками практически ежедневно. Присылали мне, помимо раскрученных "MRR", "Profane Existance", "Slug & Lettuce", также множество малоизвестных зинчиков (например, у меня хранится единственная копия коллажного памфлета "America?" за пределами США), любимейшим был швейцарский "No Sanctuary", посвящённый самым грязным по звуку бандам из совсем уж глубоких подвалов. Всё это изобилие и великолепие не могло не сдвинуть мне точку сборки, и решил я тоже издать что-нибудь своё. Дело в том, что у меня есть опыт в большой журналистике, в 1991-92 я год прожил в Вентспилсе, где редактировал газеты "Граждане Мира", "Масонский Вестник", "Дурдом" и цветной порно-журнал "Сексодром", там же основал собственное эсперанто-издательство "Frodo", выпустившее две брошюры моих переводов из Рёриха и Лимонова, т.е. имел представление о макетировании и прочих полиграфических премудростях. Весь цимес в том, что, сидя в Цюрупинске (ныне Олешки) Херсонской области, журналы я запланировал на английском языке, что вполне логично, т.к. русских контактов у меня не было, даже не мог себе представить русского читателя подобной литературы.

Первый зин "Go West" решил посвятить азиатскому и восточно-европейскому панку, скрупулёзно, по сусекам разыскивая хоть какие-нибудь крохи по рецензиям и флаерам. Всё шло замечательно, пока я не столкнулся с неприятной особенностью восточного менталитета, именуемой рас...вом -- на мои просьбы дать интервью все до единой группы хранили гробовое молчание, делать бюллетень из одних адресов, по которым, к тому же, не отвечают, посчитал неразумным и свернул проект, а зря: в 1994-95-м, когда я всё это мутил, не существовало ни лейбла Люка Хааса, до журнала "Exotic Underground" было тем более далеко, так что продинамил реальный шанс первым застолбить поляну, жалею, что протупил. На экзотике, впрочем, решил не зацикливаться и задумал второй зин "Da Kof" для более широкой публики, для него мне прислал свои непонятные рассказики и тупейшие карикатуры некий Арт Пол Шлоссер, для полноценного номера материала было явно недостаточно, так что и тут всё затормозилось и постепенно завяло.

Спустя годы выяснилось, что персонаж этот -- культовый, с именем, одна его картинка у меня есть в оригинале, с подписью, если он помрёт раньше меня, то на старости лет смогу спулить её на аукционе за приличное бабло, хехе. Было бы обидно спускать издательский зуд в свисток, и в декабре 1995-го я отпечатал ксероксный поэтический листок "Solнечная Боlь", к панк-культуре он не имел никакого отношения, содержал лишь авангардные стихи торчков и шизиков Херсонщины, но вот во второй номер, посвящённый пермской группировке "ОДеКаЛ", я запихнул рецензии на две кассеты немецких нойзеров G-HÖRSTURZ. В таком же формате сделал "Возвращение К Жизни" -- орган Solнечно-Stрогой Мафii Аtlaнtiды Звёздного Браtstва Мiра Вselенны (SSМАЗБМВ), мистической секты, в которой тогда состоял. Тираж каждого листочка составлял 65 копий, все они были безвозмездно раздарены друзьям. Под их влиянием, херсонский деятель Вуди затеял в подобной стилистике журнальчик "Опасные", где публиковал отчёты с местных сейшенов, а так же бестолковые рецухи на японщину из моей коллекции.

В 1997-м в Вильнюсе я выпустил двуязычный зинчик "Ныпырсытет", содержащий лишь кислотный репортаж "Похитители стрелочек" на русском и литовском, тираж там был всего две штуки, но десятилетие спустя он был перепечатан в четвёртом номере "Паддингтона" в ста экземплярах. Хотелось бы ещё упомянуть такой интересный феномен, как резкий всплеск панковского самиздата в Беларуси начала нулевых, зины насчитывались десятками, появлялись даже в деревнях, как "Defect In Industry" Саныча из Ломовичей Гомельской области. Минский Митрич умудрялся издавать свою "Выгребную Яму", находясь в армии, где устроился писарем при штабе -- наличие излишков свободного времени и круглосуточный доступ к оргтехнике привели к тому, что получился жирный журналище страниц эдак на сто. Короче, тема благодатная, можно легко натележить на книженцию, вроде кушнировской.

6. По каким причинам тебя вообще понесло в Прибалтику, а не на Дальний Восток к примеру?

- Мне здесь максимально комфортно, эдакая Европа-lite. Очень меня напрягает славянская непосредственность, когда незнакомые прохожие навязчиво лезут со своей дружбой или ненавистью. Балтийские племена же крайне деликатны во всём, что касается личного пространства. На первый взгляд, такая холодность может показаться натуральной социопатией, но это просто проявление вежливости.

7.А проявляется ли менталитет в среде неформалов? Условно русский панк из 90-х так ли уж сильно отличается от панка из Берлина или из Вильнюса?

- Разве что провинциальностью и общей культурной отсталостью. Чем дальше на запад, тем страшней ирокезы, больше дырок на штанах и заклёпок на косухах. Берлинские панки в своих живописных лохмотьях представляют собой величественное зрелище, особенно их надменные, обильно шрамированные, тевтонские лица. Какой-нибудь приблудившийся punek из Вроцлава или Радома, на их фоне, смотрится деревенским простачком.

8. Как относились в твоей среде к деятельности НБП и Лимонова с Летовым в 90-х?

- По поводу Летова царило редкое единодушие, что у него крыша поехала. Лимоновцев же в анархо-среде почитали за разновидность фашни, старались при случае нахлобучить.

9. Какие на твой взгляд группы из России в 90-х были достойны внимания и заслуживают уважения? Еще дюже интересно, не сталкивался ли ты в 90-х с таким персонажем как Ступа из Ночной Трости? И не слышал ли уже в 00-х про клуб КАКАКА в Орле?

- Ну, Ступа -- звезда Ютюба, как не знать, но не пересекались, и мне больше ваш Рэмба нравится. И в КАКАКА я выступал в 2007 году, мы огромной толпой подвалили с датчанами -- зашибанский концерт получился.

В музыкальном плане, конечно, Егорушка Летов вне конкуренции, из омских КУРТ ещё хороший. Питерская ХИМЕРА весьма лютой была, ОРГАЗМ НОСТРАДАМУСА тоже ничё так. Ещё люблю хабаровскую ГАНГРЕНУ и ранние проекты Грина из Гусева. Что ещё?! У Шведова неплохие песни попадались. Всё, пожалуй.

10. Какие еще подобные клубы существовали/существуют в России? И как устроено это всё в Прибалтике сейчас?

- Про московские клубы расскажу со слов других, ибо в Москве был только в "Доме Культуры" (по сути, это тесный магазин компакт-дисков, то, что там временами проводятся концерты -- форменное недоразумение, т.к. для нойзовых дебошей место совершенно не приспособлено). В самом начале 90-х существовало некое рок-кафе "Отрадное", чьим владельцем был директор МОНГОЛ ШУУДАН, которого там, в итоге, и завалили. Сцену от зрителей отделяла сетка рабица, с целью защиты музыкантов от летящих пустых бутылок -- дико злачный притон был, таких давно не водится.

"Клуб им. Джерри Рубина" -- помещение несравненно более интеллигентное, но и оно повидало всякое, в том числе маски-шоу. Питерский легендарный "Там-Там" Севы Гаккеля я не застал, но зато в 2000-м удалось полабать в "Василеостровском Молодёжном Центре" (ВМЦ), его идейном преемнике -- довольно мрачное, требующее капитального ремонта старинное здание, во время нашего выступления началась массовая драка анархистов с фашистами. "Молоко" возле Староневского и "Орландина" (мы туда с женой ходили на ЧЁРНОГО ЛУКИЧА) -- клубы куда цивильней, недавно закрывшийся "Рускомплект", говорят, очень душевный был. В районе Лиговского в складах сейчас есть модное заведение "Capella" -- весьма приятное место.

Мой любимый прибалтийский город -- Кулдига, самый красивый в Латвии и её неофициальная панк-столица. С начала 90-х там активна сплочённая джентльменская тусовка (всем сейчас лет по 45), во времена оны там действовало несколько талантливых банд, два независимых лейбла, зин на латышском, летом опен-эйр "Tabuns", куда съезжались табуны со всей Европы. Был у них и свой клуб "Vöns" на деревянном чердаке городской канализационной конторы, по совместительству, репетиционная точка. Там очень уютно, сколочена миниатюрная сцена, на ней барабанная установка и синтезатор "Аэлита", первым делом в глаза бросается портрет Ленина с пририсованными спайками, косухой и подписью на русском: "Один лишь дедушка Ленин хороший был дедушка". Для местных междусобойчиков места там вполне хватает, но стоит устроить что-то вроде фестиваля, как понаедет толпа из Риги, моб лиепайских, да пара десятков литовцев, чердак набивается панками под завязку, ещё где-то столько же сомнамбулически бродят в невменозе по двору и горланят всякую. Потом город сдал им в бесплатную аренду на 30 лет полуразрушенный свинарник на окраине, голландский фонд выдал грант 31000 евро (якобы под центр реабилитации наркоманов), чуваки своими руками превратили его во дворец и назвали "Zabadaks"-ом: там и зал, и бар, и дистро, на чердаке что-то вроде отеля для гастролирующих музыкантов, на улице благоустроенное кострище для жарки сосисок и тепличка с рассадой конопли -- рай.

В Вильнюсе в 90-х в бомбоубежище на Антоколе функционировал панковский клуб "Bombiakas", постоянно там происходила жизнерадостная движуха, на концертах продавалось пиво по цене ниже магазинной (брали оптом на заводе), стоял даже бильярдный стол (порубили топором по-пьяни) и телевизор с видаком, по которому крутилась единственная кассета с токийским концертом EXPLOITED -- продали его потом готам со всеми долгами за коммуналку. Самое живучее контркультурное пространство -- это "Kablys" ("Крюк"), бывший ДК Железнодорожников в стиле сталинского неоклассицизма. Несколько раз он горел, в своё время там даже сквот был, ну и в подвале до сих пор клуб "XI20" -- место обязательное к посещению.

В Каунасе, как антагонисте столицы, сейшена происходят, в основном, в кабаках, многократно возникали, конечно, попытки создания автономных концертных площадок, но они почему-то быстро закрываются, как, впрочем, и пивняки (почти всегда из-за наезда ментов). Пожалуй, воздержусь даже от краткого описания -- уж очень много их родилось и умерло даже за последнее десятилетие, одно перечисление названий способно утомить. В данный момент концерты проводят в гардеробе Художественной Галереи (так среди вешалок и лабают, угу), в которой находится пижонское кафе "Kultūra". Металхеды открыли новый клуб "Lemmy" в здании водочного завода "Stumbras", ходил туда недавно на 15-летие группы OSSASTORIUM, там мило, но пиво от двух евро.

11. Возвращаясь к 90-м. Расскажи о том, что такое тогда был рок клуб в том же Екатеринбурге? И какое влияние оказывала московская рок лаборатория на людей? Что эти места вообще значили для обычного тусовщика, а не музыканта?

- Сдаётся мне, рок-лаборатория никакого влияния не оказывала -- бессмысленный гэбистский симулякр. Так же и Свердловский рок-клуб слыл бесполезной бюрократической структурой, зала своего у него отродясь не было, сидели в каморке Грахов со Стерховым, чаи гоняли. Последними туда СМЫСЛОВЫЕ ГАЛЛЮЦИНАЦИИ что-ли приняли и то по протекции Ника Рок-н-Ролла, причём тем же вечером жуткий скандал случился -- ГЛЮКИ нажрались на радостях и по струнам не попадали, а Ник прямо на сцене себя опасной бритвой пописал в двух местах, кровища хлещет, администрация с перепугу свет отключила. Движуха вся происходила в ДК ВИЗ-а среди пионерии, насколько понимаю, рок-клуб к ней никакого отношения не имел -- добрая воля дирекции, ничто иное. Возможно, легальный статус и давал какие-то преференции, но судить не берусь, невооружённым взглядом выгоды сии не заметны никак.

12. То есть получается, что простым людям все эти рок клубы ничего-то и не давали окромя редких концертов. Из этого как раз и вытекает следующий вопрос. Как организовывались концерты в начале 90-х? Мог ли ты прийти в любой ДК и договориться с дирекцией о проведении сейшена? В конце 90-х такое делалось запросто в Орле.

- При Совке ты обязательно должен был где-то состоять, в филармонии, например, для этого, собственно, рок-клубы и создавались, чтоб было юридическое лицо с расчётным счётом, посредник между любительскими коллективами и государственными контролирующими органами. На деле же концерты устраивала и комсомолия, и отделы по делам молодёжи при исполкомах, можно было к ним напрямую обращаться, чтоб вписаться. Чаще всего же некий рокер с музыкальным образованием устраивался на работу в ДК или театр, звукорежиссёром или руководителем кружка, и уже келейно с дирекцией оформляли концерт как оптиченное мероприятие. С началом капиталистических отношений и появлением независимых клубов, отпала необходимость и в этой прокладке, ты просто приходил к организатору и он тебе озвучивал дату и сумму гонорара, либо за наличку стало возможным арендовать хоть колонный зал Кремлёвского Дворца Съездов. Либо откровенная нелегальщина по флэтам и подвалам, что проще всего.

13. Вспомни самый безумный концерт, на котором ты был. Какой коллектив тебя в живую поразил? Речь о коллективах на постсоветском пространстве.

-- Сложный вопрос, конечно. За почти три десятилетия, я посетил сотни сэйшенов, многие из них были потрясающими, лютый чад кутежа выдавали и мировые знаменитости, и группы, чьи названия мало кому известны, но самый роскошный концерт своей жизни я, разумеется, прекрасно помню, хоть в музыкальном плане там ничего сверхординарного не происходило, видал я гениев и покруче, но сама атмосфера нереальности происходящего поразила до катарсиса, вряд ли что-то подобное удастся пережить снова, но вообще бы не отказался. А случилось это событие в Каунасе много лет назад, кажется, ещё в прошлом десятилетии. Как-раз был период, когда обанкротился очередной клуб, выступать негде, а тут из Питера едет КОМАТОЗ и наши панки решили сделать нелегальный тусняк в заброшенном ещё с советских времён довоенном кинотеатре "Daina" на проспекте Саванорю. К делу подошли ответственно: предварительно взломали замок на двери, завезли аппарат, а т.к. здание обесточено, то притащили дизельный генератор, а все помещения обложили сотнями свечек, мистически мерцающими во мраке -- красиво, как на картине Чюрлёниса. Зрительный зал устроили на чердаке, куда вела полуразрушенная бетонная лестница без перил, пыли чуть не по щиколотку, от шагов поднялась до самого шифера, внутри дубак (зима), изо ртов идёт пар. Народу пришло порядочно, но явно меньше сотни, т.к., из конспиративных соображений, рекламы не давали, передавали из уст в уста. Пора бы начать, но генератор упорно не хочет заводиться, возле него суетятся матюкающиеся волонтёры, публика, от нечего делать, накачивается дешёвым алкоголем и травой. Прошёл час, пошёл второй, адский агрегат наполовину разобран, конца и края этому не видно, самые нетерпеливые начинают расходиться по домам и тут, о, чудо!!, затарахтел -- урааа!! Молниеносно проводится саунд-чек и первыми лабает местная крастовая банда DEFINSECT. Слушал их с интересом, ибо впервые, звук был отвратительным, но толпа на радостях заскакала.

Потом выступали вильнюсские грайндкоровцы PER KRYŽIŲ IR KANČIĄ TAVO, мои хорошие друзья, на вокале у них душераздирающе вопит бесноватая ведьма Касуга. Русских поставили хедлайнерами, КОМАТОЗ играют этакий злобный хардкор, так что всё в кассу. В общем, настроение у всех преотличное, сэйшн получился более, чем зашибанским, спускаемся на улицу, а там нас (сюрприз!!) ожидают несколько полицейских упаковок. Оказывается, кто-то спьяну свалился с лестницы и сломал позвоночник -- фигасе расклады!! Долго ведутся гнилые тёрки, менты всех грамотно окружили и пасут, чтоб никто не скипнул, но, в результате, садятся в свои тачки и уезжают, так никого не повинтив. Я же увязался с музыкантами на вписку. В крохотной однокомнатной квартирке в спальном районе, помимо двух панкушек-студенток, которые её снимают, нас ещё человек двадцать , пару часов флэт гудит, как пчелиный улей, пока все не отрубаются штабелями на полу. Утром Рема, водитель бусика, говорит: "Поехали с нами в Польшу!!" Не вопрос, только за паспортом ко мне заскочим. Затарились пивчанским и всё дорогу до Ольштына радостно прогомонили, перекрикивая мотор, друг-друга и новый альбом КОМАТОЗА из магнитолы. Концерт проходил в каком-то кабаке, зальчик крохотный, полно стрёмных поляков, короче, все ужрались в драбадан, происходившее воспринимал смутно. Переночевали в мажорных двухуровневых апартаментах в Старом Городе, позавтракали вегетарианской пиццей в буржуйском ресторане и поехали назад. Вернулся домой заполночь, пьяный, уставший, продрогший, но счастливый, будто выиграл миллион в лотерею. Вот такое садоводство у нас в Литве!!

14. На твой взгляд неформалы из 90-х и современные сильно отличаются?

- Довольно сильно, да. Развелось хипстерни всякой, все политкорректные, цивилизованные, прекрасно владеют английским. Понаоткрывали инфошопов, веганских фалафелен, рэйвы нелегальные проводят по лесам и фортам, в Америку летают на гранты поиграть нойз для десяти человек... У нас бедней всё было, опасней и деструктивней, но других 90-х у меня для вас нет -- что было, то было.

15. А изменилось ли отношение окружающих к неформалам? В 90-х отхватить по морде за длинные волосы было делом нехитрым. Сейчас по моим ощущениям окружающих уже ничем не удивишь. Но я-то давно уже не привлекаю внимания внешним видом.

- Если постараться, то получить по щщам и сейчас не проблема, хыхы. Работать над собой надо просто...

16. Как ты относишься к такому деятелю как Ник Рок-н-ролл?

- Я с ним лично знаком даже. Отличный поэт, шоумен и просто душевный чувак. Но характер у него -- не подарок, конечно. Девчонкам лучше держаться от него подальше.

17. На твой взгляд, почему у нас не снимают документальные фильмы об андеграунде? Практически не пишут книги. Ведь тот же Ник, Угол или Олди весьма колоритные персонажи и интересные музыканты. На Западе, к примеру, G.G. Alin достаточно широко известен и представлен в документалистике. У нас же, возникает такое ощущение, что никому ничего не интересно.

- Ты не в теме просто. Ко мне в Каунас дважды документалисты приезжали снимать (из России и Украины), и пишут вовсю (я в том числе) -- андерграунд сам себя прекрасно воспроизводит. Или ты ждёшь, что фашистское государство будет финансировать фильмы о своих врагах?! Забыл в какой стране живёшь?! Не стреляют в затылок, как в 37-м -- и то хорошо.

18. Ой, давай без этого популизма. Государство тут вообще не при делах. Ежели ты говоришь, что я не в теме, то поведай о книгах фильмах. Чего почитать, посмотреть на тему андеграунда в СССР и РФ?

- Что касается мемуарной прозы, то "Паддингтон" давно не издаётся, а тираж "Газели смерти" разлетелся за месяц -- вряд ли это всё сейчас доступно за деньги. В продаже пока имеется книга Феликса Сандалова "Формейшн: история одной сцены" и двухтомничек Жарикова можно через "Выргород" заказать (дороговато, мягко кажучи, но там два массивных кирпича по тыще страниц). Фильм про украинский панк 90-х, ради которого человек ломился ко мне аж из Харькова, насколько знаю, ещё не смонтирован, даже не все интервью пока отсняты, тема очень сложная для реализации. Про Летова зато неплохую документику недавно замутили, если не смотрел.


19. Как ты относишься к смерти? Как ни крути, но она бок о бок идёт с рок-н-роллом.

- Как психонавт со стажем, навидавшийся параллельных реальностей, к смерти отношусь спокойно. Хочу, чтоб из моего праха сделали виниловую пластинку с неизданными песнями (видел рекламу одной английской фирмы), ну, или с greatest hits, если к тому времени все по лейблам поспуливаю.

22. Ты о чём-нибудь жалеешь?

- Все мы жалеем о нереализованных возможностях, главным образом, в амурном плане, но я вот сейчас покопался в мозгах и понял, что больше всего жаба давит, что не купил на сэйшене OI POLLOI в познаньском сквоте "Rozbrat" красную десятидюймовку BATTLE OF DISARM, концерт в Словении. У меня и денег хватало, но боялся, что не довезу (автостоп вносит серьёзные коррективы в планы), вместо этого взял концертную флекси ENEMY SOIL, более удобную для транспортировки в рюкзаке. В результате, застопил на трассе знакомую тусовщицу Витька, возвращающуюся с папой из Германии, и уже в 6 утра следующего дня оказался в центре Вильнюса, с двадцаткой злотых в кармане, как дурак. Винил этот сказочной красоты, некий ничтожный шанс добыть его у меня остался, но в десятки раз дороже первоначальной стоимости. Наверно, вы сейчас держите меня за идиота, как хрестоматийного гимназиста, считавшего самым большим горем в жизни тройку в четверти по Закону Божьему, но у меня, видимо, действительно всё весьма неплохо обстоит в нынешней инкарнации.

23. Ну и мой любимый вопрос напоследок. Что бы ты сам у себя спросил?

- На самые фундаментальные вопросы мироздания (ты человек или мышь?! бывает ли умной скотина?!) ответы давно известны, а про самое себя у меня белых пятен не существует. Спасибо, что осилили такую портянку текста, живите дружно, не болейте. Это моя первая интервьюшечка для жежешки, вроде, получилось неплохо. Всем чмоки!!

Собеседник известен как Глеб Мальцев  группа PICHISMO.