Томичка прокляла продажных следователей

12 November 2019
A full set of statistics will be available when the publication has over 100 views.

С 5 по 12 ноября пикетировала Следственное управление следственного комитета по Томской области томичка Елена Ярулина. Она рассказала каналу "Левый блог" о причинах подтолкнувших выйти её на акцию:

8 ноября 2019 года была на приеме у первого заместителя руководителя СУ СК по Томской области Лабуткина Сергея Геннадьевича, где я озвучила, что не согласна с постановлением о прекращении уголовного дела об убийстве моего брата.

Елена Ярулина на пикете возле Следственного комитета в Томске
Елена Ярулина на пикете возле Следственного комитета в Томске

Я задала ему 8 вопросов по существу уголовного дела, но он не смог ответить ни на один вопрос. Например, если я добровольно заблуждаюсь и нет состава и события преступления, тогда откуда у моего брата на теле появились следы (точки) от электрошокера (это подтверждает моя видеозапись, сделанная в кардиоцентре) и томская судмедэкспертиза, в которой написано, что есть пятна от удара тупым предметом, а у соседа Егорова С.В. в руках кроме электрошокера ничего больше не было.

Второй вопрос: Следователь Богданов ссылается на четверых врачей с кардиоцентра, которые утверждают, что при поступлении в реанимацию кардиоцентра у моего брата телесных повреждений не было, а тогда, что я снимала в кардиоцентре на видеокамеру, показывая пальцем точки и ожоговую полосу на теле? Судмедэкспертиза тоже показывает, что есть телесные повреждения, значит врачи его не осматривали и дают ложные показания.

Третий вопрос: Следователь Богданов ссылается на свидетельские показания соседей Егорова. Это Лебедев Костя и Лебедева Маша, но они в своих показаниях утверждают, что их не было во время конфликта, они были дома и ничего не видели. А следователь пишет, что они не слышали треск электрошокера и не видели сам электрошокер. Он сфабриковал показания свидетелей, которых там не было во время конфликта.

Почему мои коллеги по работе, даже не друзья, а просто сотрудники, которые подтвердили, что я хромала 4 месяца после удара электрошокером, для следствия являются заинтересованными свидетелями, а у соседа - незаинтересованные свидетели (свидетель Нестеренко, сожительница Геворгяна, который во время удара электрошокером, держал руки за спиной моему брату, по сути являясь соучастником преступления).

И много-много вопросов, не состыковок и не доработок со стороны следователя Богданова, который ни разу за два года не вызвал меня, не опросил меня и свидетелей, сфабриковал, исказил факты. Проверки никакие не проводились и 2 года наше уголовное дело лежало на полке (все начальники ждали судмедэкспертизу с Москвы). Она пришла через 2 года под напором следователей СУСК по Томской области, где якобы расширенная комиссия в августе за один месяц провела экспертизу, в которой написано, что мой брат умер ночью во время операции не выдержало сердце. Меня это повергло в шок.

Не могла расширенная комиссия такого написать. Во-первых, когда делается плановая операция, она делается с утра и до обеда, никак не ночью. Ночью никакие операции в кардиоцентре не проводятся вообще. Не поверю, что расширенная комиссия из Москвы не могла отличить порез от ожоговой полосы.

Следователи должны были присутствовать при вскрытии и взять образцы ткани кожи, где конкретно были видны точки или пятна у моего брата на спине в области сердца. Ничего этого сделано не было, поэтому якобы расширенная комиссия написала, что без образцов ткани кожи и по видео, мы ничего определить не можем. Со слов свидетелей никто электрошокер не видел, значит его и не было, а откуда появились следы от электрошокера никто пояснить так и не смог. В общем, опять круговая порука, покрывательство своих прежних сотрудников, которые ранее вели дело.

Ссылка на видеозапись.