Книга без названия (Глава V)

25 November 2019
A full set of statistics will be available when the publication has over 100 views.

В вопросах сексуальности я всегда путался, потому что тяжело выразить свои чувства рационально, когда у тебя не работает мозг. Ни для кого не секрет, что мужчины думают о сексе чуть ли не 15 раз в день, и как можно описать это все, когда ты в свои 27 испытал уже, если не все, что можно, то многое точно; и вот оно наваливается в том возрасте, когда ты не можешь пойти выпить вина, посмотреть кино, отлично поболтать и провести хороший вечер с девушкой у себя дома. И что я должен делать? Вопрос интересный, но нерешаемый абсолютно. 

-ты решил вообще не здороваться, негодяй. - как будто бы шепчет 12-05.

-конечно нет! Ты чего! – пытаюсь как-то наивно пробормотать я.

-у тебя сегодня сколько уроков, сможем увидеться?

- не знаю, все как-то вылетело из головы при виде тебя. – зачем я пытаюсь флиртовать? Есть такое, что меня вытесняет 16-летний мальчишка, не, стоп, Станислав, возьми себя в руки.

-дурак! – лукаво улыбаясь говорит она, - напиши, как вспомнишь, я побегу, у нас физ-ра.

Целует меня в щеку и как будто бы в чуть подскакивая уносится по коридору в сторону спортивного зала. Я не хочу показаться крайне приземленным человеком, который в своем развитии стоит у основания пирамиды Маслоу, но инстинкты, видимо, в таких ситуациях берут верх. Попытаюсь вам описать 12-05, чтобы картина сложилась, и вы могли взглянуть на эту ситуацию с моей точки зрения. В 2020 мне пришлось бы открыть Инстаграм или Фейсбук, чтобы вспомнить как она выглядит, а тут она буквально пару мгновений назад стояла передо мной, настоящая. Сколько мы не виделись, получается... Да, 10 лет, наверное, и не виделись. По коже побежали мурашки, но не приятные, а холодные такие, колкие, тяжело всё-таки это время на себя надеть, не моё оно уже совсем, не моё.

В чем я совершенно не разбираюсь, так это в том, как определить цвет глаз и волос, если не спросить это непосредственно у человека лично. Вообще странный факт, кого не спроси, все про себя все знают, как будто в детстве анкету заполняли, просто по пунктам все расписано, рост-вес-цвет глаз и волос. Но тем не менее, она была небольшого роста, но выше многих сверстниц, замечательная фигура, фантастическая улыбка, темно-каштановые волосы, такие же темные глаза цвета горького шоколада, с черными небольшими штрихами на радужке. Высокий, почти кинематографичный лоб, ямочки на щеках, горячий, буквально обжигающий взгляд, и, к сожалению, ледяное сердце. Но это я потом узнаю, сейчас-то в 2008 для меня это все закрыто пеленой, как покрывалом, когда снег накрывает поля у меня на исторической родине. Сплошным и бесконечными холодом укутывает, что и двинуться не можешь. Откуда во мне вообще все эти сложноподчинённые предложения по отношению к человеку, которого уже нет в моей жизни и никогда не было по-настоящему. Дурак-простак. Фраза, вычитанная у Глуховского сейчас ясно появилась у меня в сознании: «нам на время наплевать, мы временем не болеем». Да, Дмитрий, модифицировав ёе под мою текущую ситуацию, я бы наоборот сказал, что я полностью отправлен этим временем и оно меня душит все сильней.

Картинка взята из открытого доступа.
Картинка взята из открытого доступа.

Раз уж разговор зашёл по все эти дела сердечные, глупо будет не вспомнить про 12-01. Та самая, с кем я здоровался с утра перед школой, но она меня и в 2018 году не оставляла, поэтому сейчас я думать о ней совершенно не хотел, если быть честным, я вообще не хотел думать ни о чем подобном. За что мне этот гипертрофированный бэд-трип? Я вижу, что появился вопрос, почему я не называю их имен, но ответ же совершенно прост, он настолько очевиден, что нужно постараться, чтобы не понять. Серьезно? Это серьезно нужно объяснить? В двух словах. Я всегда старался дать людям какое-то обозначение в моей системе координат, и когда ты обезличил их, лишил индивидуальности и привел к какому-то общему знаменателю, вообще не проявляешь никакого участия. Все становится упрощено настолько, что уже не нужно испытывать чувств, но у этого есть и обратная сторона. Некоторые въедаются на подкорку так глубоко, что не выставить из оттуда никак. Вот и получается, и жить с этим нельзя и без этого уже невозможно. Получается, что в своей голове выделяешь комнату под это все, маленькую неприметную, но в самом центре бульвара эмоций, на пересечении с улицей загонов и закрытых перед лицом окон.

- А ну-ка, в класс, шустрей! – этот голос, мне кажется, я не забуду никогда в жизни, это голос моего классного руководителя.

Пролог

Первая глава

Вторая глава

Третья глава

Четвертая глава