Прионозух: Крупнейшее земноводное в истории планеты

31 August
Прионозух: Крупнейшее земноводное в истории планеты

Жил этот монстр давно — задолго, за десятки миллионов лет до динозавров. Первых динозавров. Они ещё мелкие были. Ящеры сравнимого с ним и более крупного размера появились значительно позже. Впрочем, размер прионозуха — 9 метров — внушал бы уважение и хищникам эпохи юры. В средней же перми — 270-280 миллионов лет назад — мощь трёхтонного монстра являлась непревзойдённой. Возможно, лишь некоторые акулы могли сравниться с ним, но оценка размера хрящевых рыб по окаменелостям предполагает значительные допущения. А значит, не исключено что прионозух являлся крупнейшим хищником и даже самым большим позвоночным своей эпохи, периода когда земноводные переживали последний приступ величия.

Прионозух
Прионозух

Как ни странно, жил супертритон в Амазонии. То есть там же, где и сверхгигантские крокодилы после него. Странно это, впрочем, лишь как случайное совпадение, поскольку в пермский период никакой Амазонки ещё не было, как не было ещё и Южной Америки. Да и вообще, обитали прионозухи не в реках, а в озёрах, причём, в озёрах под стать им самим — крупных. И питались амфибиями и рыбой, — тоже крупными. Длиной до 2-2.5 метров. По образу жизни чудовище примерно соответствовало современным рыбоядным гавиалам. Об этом свидетельствуют мелкие (относительно к телу) иглоподобные зубы, усеивающие как челюсти, так и нёбо. Годились они для удержания добычи и ни для чего другого.

Остальные связанные с прионозухом факты странны в куда большей степени. И начать, наверно, стоит с размера: 9 метров! Странно? Нет? Ну, допустим, современные крокодилы достигают лишь шести метров, но в прошлом-то всё больше было… Хотя, пермь составляла исключение, — тогда-то, как раз, всё, кроме прионозуха, было меньше… Но в любом случае, порядок величины одинаков.

Прионозух
Прионозух

Странным размер прионозуха начинает казаться, если вспомнить, что это земноводное. Земноводные же, как и рыбы, мечут икру, а икринка не имеет твёрдой оболочки и не может быть велика. С виноградину — максимум. Гигант начинал карьеру, как крошечный, диной всего 5 сантиметров головастик с наружными жабрами, опасность для которого представляли даже личинки стрекоз. Много ли личинок доживало до метаморфоза? Для того, чтобы вырасти примерно в 100 раз требовалось не меньше 20 лет. Амфибии не живут столько, сколько у прионозуха занимало одно лишь взросление.

С метаморфозом всё тоже не просто. Ведь ещё в личиночной стадии прионозух бил все рекорды, достигая размеров кратно больших, чем любое иное существо с наружными, похожими на бахрому по бокам головы, жабрами. А поверхность жабр должна расти пропорционально объёму тела, то есть, по отношению к его длине — прогрессивно. Так что, четырёхметровый головастик должен был выглядеть очень странно.

Прионозух
Прионозух

Необычно протекал и сам метаморфоз. В норме, взрослые земноводные приобретают лёгкие и ноги для движения по суше. И прионозух ноги действительно получал, но скелет амфибий весьма примитивен и для ходьбы приспособлен плохо. Лишь много позже лягушки отчасти решат проблему передвижения посуху. Но лягушки невелики, а 9-метровому прионозуху не стоило даже пытаться. Оказавшись на берегу, вероятно, он смог бы ползти, волоча брюхо, но недалеко и недолго. Предположительно, лапы использовал он лишь для преодоления мелей по дну, полностью же из воды никогда не выбирался.

Необычным, по сути, обратным, в связи с возвращением к полностью водному образу жизни, являлся и сам метаморфоз прионозуха. Вместо наружных жабр он отращивал не лёгкие, а жабры внутренние. Как у рыб. Но не те же, которые амфибии в процессе происхождения от лопастепёрых рыб однажды потеряли, а новое эволюционное приобретение аналогичного устройства. Легкие же гигантской амфибии сохранялись лишь как недоразвитый, рудиментарный орган, возможно, вернувший себе функции плавательного пузыря. Вместе с кожным дыханием они могли обеспечить 10-20% нужного существу кислорода, что делало время пребывания прионозуха вне воды весьма ограниченным. Наличие внутренних жабр, не встречающихся у прочих земноводных, позволяет говорить, что прионозух, по сути, амфибией уже не являлся и заслуживает выделения в отдельный класс имени самого себя. Что, впрочем, не делается во избежание усугубления путаницы.

...Но возникает вопрос «зачем»? Или, по крайней мере, такой вопрос возникать должен. Как и прочим гигантам, собственный размер создавал прионозуху массу проблем, ограничивая его возможности, а в каких-то случаях и угрожая жизни. Так, зачем?

Разгадка кроется во всё тех же примитивных особенностях амфибий. А именно в особенностях восприятия ими окружающего мира. Острота их зрения является вполне удовлетворительной, но способность к расшифровке и анализу сигнала не выдерживает критики. Глаза земноводных работают лишь как датчик движения и прицел. Отделять от фона они способны только движущиеся объекты. В пространстве прионозух, как рыба, ориентировался с помощью боковой линии — по отражению поднятых его собственным движением волн от препятствий.

И да. Несмотря на размеры, сохраняя неподвижность в засаде, он становился абсолютно невидимым для прочего населения пермских водоёмов — рыб и других амфибий.

Прионозух
Прионозух

У амфибий имелась и ещё одна слабость — крайне несовершенные челюсти и зубы, не дающие возможности добычу расчленить. Земноводное будет атаковать лишь движущуюся цель подходящего для заглатывания размера. Что само по себе делало гигантизм в эпоху перми непопулярным. Даже полутораметровый лабиринтодонт становился неуязвимым для самых больших — трёхметровых жителей водоёмов. Технически, он уже был «гигантом». Погибала в чужих желудках лишь молодь, крупные же позвоночные рек и озёр без помех доживали до конца естественного, и даже после него на тела их претендовали лишь членистоногие и черви. Соответственно, крупных амфибий оказывалось слишком много.

Колоссальный, кратно превосходящий аналоги размер позволял прионозуху заглатывать взрослых лабиринтодонтов, и открывал ему доступ к избыточному биологическому ресурсу, на который никто больше не претендовал. Ради этого стоило превозмогать, и становиться слишком большим! Но уже в средней перми хищные звероящеры, большинство из которых отлично плавало, охотилось в воде и на суше, с расчленением добычи затруднений не имело, и селилось на берегах рек, испортили прионозухам праздник. Имея массу слабостей и никаких иных козырей, кроме способности глотать больших земноводных, гиганты вымерли.

Другие статьи на темы: Палеонтология, прошлое Земли, эволюция

Группа в VK