Секреты холодной войны: Объект 700… жив

28 March

«Объект» - слово ёмкое и увесистое. В контексте военно-политическом обозначающее сооружение или машину, которую иначе, нежели кодом, именовать нельзя из соображений секретности. Но данный объект, скорее, напоминает страну — 20 000 квадратных километров, на которых можно найти и секретные бункеры, и специальные машины в ассортименте, — всё, кроме населения. Собственно, речь о ядерном полигоне на Новой Земле.

Полигон, — в действительности, несколько полигонов, разбросанных по острову, — был создан в 1954 году, когда растущая мощность ядерного оружия сделала невозможным его надземные испытания на территории континентальной части страны. Атоллов в распоряжении СССР не имелось, зато, наличествовал огромный остров, на котором жило только 300 человек. Таким образом, превращение южной части Новой Земли в полигон лишь способствовало её освоению и заселению. За счёт персонала полигона численность населения острова увеличилась в семеро.

Мир узнал об «Объекте 700» в 1961 году, когда над Новой Землёй была взорвана 60-мегатонная «Царь-бомба». После чего, уже в 1963 году — как только были вставлены стёкла и убраны выпавшие из неожиданных мест кирпичи, ибо грохнуло так, что не припомнят даже старожилы, — атмосферные, а заодно космические и подводные, испытания ядерного оружия были запрещены. Тем не менее, полигон продолжал использоваться уже для подземных испытаний. Благоприятные условия для которых создавала вечная мерзлота. Если грунтовые воды находятся в кристаллической фазе, разносить от места взрыва радиоактивные изотопы они не могут.

Подземные испытания в СССР были в порядке одностороннего моратория прекращены в 1985, потом, после возобновления в 1987, ещё раз в 1990 году. Ещё через шесть-восемь лет к инициативе присоединились и остальные ядерные державы. По этому часто считается, что полигон не действует уже 30 лет. Вероятно, он действительно не использовался в 90-е. Во всяком случае, проводившиеся в это период международные инспекции не обнаружили на острове признаков радиации и разумной жизни вообще. Однако, 2004 году Федеральное Агентство по Ядерной Энергии сообщило, что использует Объект 700 и намерено далее его развивать, не в ущерб соблюдению моратория. Впрочем, и после этого заявления норвежским экологам не удалось обнаружить что-либо интересное. С борта корабля «Иван Петров». На берег их пускать перестали.

Так или иначе, но последние 30 лет о Новой Земле вспоминают редко, и ещё реже о полигоне. Но оживление, связанное со стремительным строительством военных арктических баз, прикрывающих страну с севера, со стороны не менее быстро расчищающихся от дрейфующих льдов вод Северного Морского Пути, снова вывело остров на передовицы. Правда, не на наши. О Новой Земле внезапно вспомнили американцы. Глава военной разведки США генерал Роберт Эшли обнаружил, что Россия мораторию на ядерные испытания не следует. Чем сильно всех озадачил. Ведь, доказательства по американскому обычаю, приведены не были, чтобы не раскрывать источники информации. А в случае проведения ядерных испытаний источником информации является сейсмограф. Таким образом, непонятно: или американцы хотят скрыть, что по прежнему располагают такими приборами, или же, напротив, не желают признаться, что уже не располагают ими. На фоне растущей активности Йеллоустоуна эта новость пугает.

Тем не менее, по сообщению The Wall Street Journal американские разведывательные агентства считают фактом испытания на Новой Земле Россией ядерных зарядов малой мощности и новых крылатых ракет. О каких «зарядах» может идти речь, понять трудно. О каких ракетах — легко. Обычные крылатые ракеты вполне можно, удобнее и безопаснее с точки зрения сохранения гостайны, испытывать в глубине страны над населёнными территориями, так как их падение представляет угрозу меньшую, чем падение самолёта. Другое дело, если это ракета с ядерным двигателем.

С этой точки зрения можно предположить, что под «зарядами малой мощности» подразумеваются стартовые ускорители. Как и прямоточник, ядерный ракетный двигатель начинает работать только после достижения околозвуковой скорости. Ускорители, разумеется, не ядерные, их срабатывание не фиксируется сейсмическими датчиками, но вспышка может быть замечена системами оптического мониторинга. Далее включается логика: если что-то сверкнуло не где-нибудь, а именно на ядерном полигоне, значит, независимо от природы взрыва, испытывается нечто ядерное.

Другие статьи на темы уникальных российских ядерных технологий, перспективных вооружений, истории холодной войны, современной политики