Зло из леса

18 February

Если даже в Англии, где и в средние века на квадратный километр приходилось двадцать жителей, оставалось место для народца холмов и для причудливых лесных существ, то что можно сказать, например, о Якутии, плотность населения в которой даже в наши дни в сотню раз меньше? Этой землёй никогда по настоящему не владели люди. Горстки охотников и скотоводов боролись за существование в бескрайнем мире, принадлежащем призракам. В стране, где снег лежит семь месяцев в году, а температура зимой опускается ниже -60 градусов, духи олицетворяющие величественную и беспощадную природу не прощали обид и могли диктовать условия.

Основную массу призрачного населения Якутии составляют иччи, духи природы. Подобно японским ками, они могу быть персонификациями, как отдельных объектов, в том числе и рукотворных, так и покровителями местности, воплощениями идей и явлений. Но в отличие от ками, иччи не отождествляются с предметами. Если в Японии старая сосна, становится не только деревом, но и воплощённой идеей дерева, то в Якутии иччи в дереве просто живёт и если оно будет срублено, не погибнет, а лишь обозлится.

К счастью для лесорубов, духами «заняты» лишь некоторые стволы. Но территорию, не отдельные её участки, а всю тайгу, луга, болота, горы, речные разливы и озёрные просторы, иччи контролируют так плотно, словно Якутия является одной священной рощей. До сих пор вдоль дорог республики можно видеть изукрашенные ленточками деревья. Духи – случай, кстати, беспрецедентный, – таким образом собирают с людей небольшую дань (это может быть сувенир, монета, глоток кумыса) даже не за хозяйственное использование земли, а просто за вход на свою территорию.

Оскорблённый иччи станет мстить, при необходимости отправившись в погоню за обидчиком. И если меньшие из духов способны лишь на пакости в стиле полтергейста, то иччи владеющие «поместьями» располагают массой средств для того, чтобы убить человека. Они, ведь, духи и хозяева природы. С природой же в Якутии не шутят. Небольшая задержка в пути или пустячная, в сущности, неудача могут погубить путника.

Бестелесным, невидимым и не имеющим облика иччи удалось без потерь пережить даже христианизацию Якутии. К святой воде, кресту и молитвам духи тайги выработали полный иммунитет, так что, каких-либо средств противодействия им не существует. Но, к счастью, иччи не злы. Наиболее могущественный из них, правитель лесов, шутник Бай Байанай склонен покровительствовать охотникам. Хотя и не всем, а лишь достойным. Достоинства же добытчика определяются путём испытаний. Впрочем, чувство юмора божества настолько специфично, что даже те, кому эти испытания удаётся пережить, не всегда способны оценить шутку старика Бая по достоинству.

По-настоящему злой нечистью якутских просторов являются призраки-абасы. Так же, как и иччи, абасы бестелесны, но это не мешает демонам сеять ужас, показываясь людям в разнообразном, неизменно пугающем обличии. Классической для абасы считается внешность ирландских фоморов: одноногих, одноруких и одноглазых великанов. Последние же пару столетий более модной стала форма трёхметрового непроницаемо тёмного, часто безголового, силуэта. Если абасы появляется днём (а света эти привидения не боятся), и его черты удаётся хорошо рассмотреть, то отмечаются огромные чёрные глаза на мертвенно-белом лице и отсутствие ног. Призрак просто скользит над землёй. Иногда, впрочем, демоны скачут по дорогам на странных, искажённых конях.

Какой бы облик не принял абасы, его присутствие выдаёт нестерпимый запах разложения. Не имея тела и не обладая физической силой в обычном понимании, призраки этого типа умеют манипулировать гравитацией, делая тот или иной предмет невероятно тяжёлым, или придавливая к земле человека. Главную же опасность представляет способность абасы выпивать душу. Люди, столкнувшиеся со злыми духами в лесной чаще или в заброшенном доме, умирают от неизвестных причин, не получив никаких внешних повреждений.

Единственный способ спастись от абасы заключается в игнорировании присутствия призрака. Главное оружие демона – страх, и если абасы не удаётся напугать и обратить в бегство жертву, он сам приходит в замешательство. Если же абасы побеждает, последствия для человека могут оказаться даже хуже смерти. В некоторых случаях злой дух входит в опустошённое тело, и появляется деретник – зомби.

Сибирские восставшие мертвецы столь суровы, что с европейскими зомби их едва ли можно сравнить. Прорвавшийся в материальный мир абасы сносит всё на своём пути. Деретник не только кровожаден и невероятно силён, он ещё и быстр, как молния. Остановить его очень трудно. Ведь, про серебро, чеснок и святую воду деретник никогда не слышал, а к пулям и ударам топора он, как и полагается зомби, относится философски. Для того чтобы вывести из строя, его нужно, как минимум, обезглавить. Пришпиливающие к земле колья тоже не повредят. Как можно видеть, сходные проблемы, с которыми сталкиваются охотники на вампиров разных стран, подразумевают и сходные решения.

По счастью, деретник недолговечен. Присутствие абасы ускорят разложение трупа до такой степени, что тело гниёт буквально на глазах. Опаснее другая якутская нежить – юёры. После смерти, похороненные без необходимых предосторожностей самоубийцы и опасные безумцы, возвращаются в мир в виде причудливой помеси высшего вампира с оборотнем. Зачастую юёр живёт под водой, где его никак не достать (Дракула до такого не додумался бы), выходя же на ночную охоту, безукоризненно копирует облик человека и без особого труда уговаривает жертв пустить его переночевать. В нужный же момент юёр превращается в покрытого шерстью монстра. Убить это чудовище практически никогда не удаётся. Раны лишь заставляют юёра отступить. Регенерировав полученные повреждения, он вернётся.

Не вся сибирская нечисть оказалась безразличной к звону колоколов. Сюлюкюны – пресноводные Deep One, лавкрафтовские глубинные, поселившиеся в холодных озёрах Якутии – приняли православие. Как следствие, посреди зимы, в Святки, когда вся вода становится святой, им приходится эвакуироваться на сушу. А так как вместе с религией, сюлюкюны заимствовали у русских водяных чертей пороки и образ жизни, то время на берегу рыболюды проводят за игрой в карты, в подводных же хоромах оставляют мешки с золотом.

Правит же всем этим пандемониумом Улу тойон – бог смерти и зла, живущий высоко в обледенелых горах, и в облике непроницаемого тумана спускающийся в долины, чтобы крушить леса свирепыми бурями, насылать мор на племена и стада, если жертвы принесённые ему не удовлетворят его голод. Пожирая же сердца пленников, Улу тойон превращает их души в свои орудия, вселяя затем в тела хищных зверей. Якуты считают, что просто так медведь на человека не нападёт. Медведь, одержимый злым духом, - другое дело.

Другие статьи на темы: Юмор, фантастика, мифология, картинки