Про доброту деревенских и злых городских

27 December 2019
Про доброту деревенских и злых городских

Не перестают удивлять публикации на Дзене якобы от деревенских жителей.

Может быть, все эти "деревенские" такие же, как моя свекровь, которая родилась и выросла в частном секторе крупного промышленного города в Подмосковье, и считает себя деревенской только потому, что в детстве у неё были свои яблоки.

Может быть, люди посмотрели рекламу сметаны "домик в деревне" и пишут сочинения на тему...

Вот вчера прочитала очередной опус и особенно меня удивили слова:

"пропала недоверчивость к соседям – тут все намного проще, человечнее и добрее".

Вы серьёзно? Добрее? Проще?

Единственное, что проще, что к тебе в дом и  на участок припрутся без разрешения и возьмут, что нравится. Мне такая простота не нужна. У меня от этой простоты камеры появились в первый год жизни в деревне.

Ещё простота - залезать в заброшенные дома, вырубать берёзы на участке соседей на дрова, пристроить сарайчик, заехав пару метров на соседский участок.

Про "добрее" даже не знаю, что сказать. Сложно обсуждать то, чего не существует в природе.

Расскажу вам 3 правдивых истории, которые произошли со мной или моими хорошими знакомыми.

История первая.

Про сердобольных деревенских и помощь всем миром.

Один парень Миша, с некоторыми умственныии отклонениями, жил всю жизнь вдвоём с мамой в просторной квартире в центре Рязани. Ему было 28, когда мама умерла. Тут же нарисовались "чёрные риэлторы", и парень переехал в нашу деревню. Переехал поздней осенью, жулики  ему выдали какие-то деньги, на первое время (видимо, чтобы не поднимать шум раньше времени). К весне деньги закончились. Приходит Михаил к соседу, т. н. " местному фермеру". Говорит, Колька, помирать буду, есть мне совсем нечего! На что Колька ему отвечает, что, мол, ему самому жрать нечего, ещё не хватало о нем, Мишке, заботиться.

На следующий день приходит Колька к соседу "москвичу" попросить немного бензина. Рассказывает о визите Мишки. Что делает городской сосед?

Едет в город, покупает мешок продуктов тыщи на 2 (2012 год) - круп, консервов, хлеба, сладостей, сосисок - всё, что этот паренёк сумеет себе приготовить. После чего звонит в местную администрацию и поднимает всех на уши насчёт того, что парню необходима пенсия (странно, что она не была оформлена при жизни матери), а сам он больной беспомощный ничего себе не оформит. Начинается процесс оформления пенсии, медицинские комиссии и так далее. В это время выясняется, что Миша живёт в холоде, дрова чёрные риэлторы ему не купили, самому купить не на что, и спит он на раскладном кресле, поставив электрическую плиту с одной стороны и кинескопный телевизор (который жутко греется, если кто помнит) задом к креслу с другой стороны. Вот так спасался от холода. Короче, местная власть после пинка внезапно вспомнила, что они могут выписать малоимущим бесплатные дрова, и дрова эти в начале марта привезли.

Дальше случилось страшное. Миша печку никогда в жизни не топил, сделал что-то не так, и дом сгорел.

Как вызывали пожарных, это отдельная песня. Отказалось, что наши местные пожарные на пожар едут только после отмашки от главы сельсовета. Ибо, слишком много ложных вызовов с пьяных глаз.

Значит, просыпаюсь я в 3 часа ночи, вижу пылающий дом, звоню в пожарную, прыгаю в машину, еду встречать пожарных на центральную дорогу (чтобы показать, где они смогут проехать в объезд, так как дорогу по улице местный животновод  завалил катушками с сеном - он же местный, значит, как он думает, он здесь главный, делает, что хочет). Жду 15 минут, 30, 40.... Перезваниваю. Оказывается, они только выехали. Пока дозвонились до председателя (ночью блин, в 3 часа, могли и вообще не дозвониться). Назвали ему ФИО, чей дом горит и ФИО, кто звонил. "А, этот мог!" и "А, ну эти зря вызывать бы не стали" - вот были её слова. После этого машина поехала в нашу деревню, а это 20 км от пожарной части по убитым дорогам (хотя, зимой ямы не так заметны). Пока приехали, тушить уже было нечего.

А Мишу председатель подобрал на трассе... Миша увидел, что дом загорелся, сказал себе: вот была у меня квартира, теперь нету. Вот, был у меня дом, теперь нету. Куда же мне идти? И пошёл, куда глаза глядят...

Председатель обратился ко всем местным жителям с просьбой приютить парня на несколько дней. На что все по порядку ответили:

- у нас у самих семеро по лавкам, ещё один не поместится;

- я, что, должен пожалеть его? меня бы кто пожалел;

- его ж ещё и кормить придётся. Кто мне за это заплатит?

Вы уже догадались, у кого Миша жил эти несколько дней? Ну конечно, у понаехавших москвичей, которые сами купили дом недавно, у которых ремонт, нет условий и все такое.

Потом, дня через 2, сельсовета нашёл безхозный домик, подвели свет, и поселили там погорельца.

В качестве материальной помощи председатель сельсовета выпросил по 1000 рублей с двух местных предпринимателей и по 5000 с "московских дачников".

Сейчас Миша живёт в этом доме, получает пенсию, печку топить научился.

История вторая. Деревенские в беде не бросят, не то что эти ваши городские.

Один парень в нашей деревне бухал вместе с мамой. Бухал долго и тщательно. И однажды по пьянке маму убил.

И вот ситуация - сын в тюрьме, родственников нет, жена сбежала за пару месяцев до этого (повезло бабе, а то он и её убил бы). Не работает. Живёт у подруги.

А хоронить надо.

Всей деревней местные ходят причитают. Ох, как же так! Родную мать! Боже мой! А как хоронить—то? Но, чтобы что-то сделать, никого нет.

Падчерица, городская девушка (выросла в приёмной семье, с маминым мужем у неё были очень-очень плохие отношения) заказала труповозку, оплатила услуги морга, гроб, венок.

Я, "московский дачник", звоню двум местным мужикам насчёт копки могилы (кладбище находится прямо у нас в деревне и здесь все по простому, по старинке). Объясняю, что готова заплатить по тысяче рублей каждому (за три часа работы! Разве мало?) Но это, блин, стоит пять!

Я говорю, Серёжа, милый, ты же с ней вместе пил, вы же дружили, так что сделай, дружок, подешевле, ведь это наше общее дело, безхозную бабку похоронить, я плачу свои деньги за чужого человека, больше не заплачу. Тот же разговор с Колькой, который у неё дома отсиживался, когда поддатый прятался от своей жены, и пивком угощался бесплатно. Оба живут натурально в нищете. Забыли, как выглядит сливочное масло или целая курица. Но, блин, тысячу рублей за полдня заработать - это уговаривать надо.

В итоге соглашаются. Я на своей машине привожу, отвожу, выдаю лопаты, ломы (зима), плачу деньги, а они мне говорят: "согласился только из уважения к тебе. Мне это на хрен не надо. Мне она чужой человек. Что значит вместе пили? Пару раз всего то и было".

Городская одноклассница невестки покойной, Оксана (переехала из города в нашу деревню лет 15 назад, ездит каждый день за 30 км на работу), она медик из районной больницы, договаривается насчёт скидок в ритуальных услугах и морге - там у неё все свои.

Городской сосед умудряется договориться и получить свидетельство о смерти без документов (паспорт и все документы покойной сынуля сжёг с порыве пьяного гнева)

Городская женщина Ольга Николаевна, учитель православной  гимназии в нашем райцентре, в деревне жила в далёком детстве. Пару лет назад вышла в очередной раз замуж и муж оказался любителем сельской жизни. Они потихоньку приводят в порядок дом Ольгиной прабабки и заново осваивают участок. Приезжают на выходные и в отпуск. Знакомых в деревне мало - некогда общаться. Поэтому, когда Оксана позвонила Оле и рассказала эту историю, Оля снснишьсяачала спросила "а кто это такие и на какой улице они жили", а потом прислала Оксане на карточку 2500 рублей на поминальный обед. При том, что у Оли у самой зарплата тысяч 20, и эти 2500, как потом выяснилось, она отправляла с кредитки.

Сынуле дали 8,5. Его жена вернулась с опустевший дом и даже устроилась в город на работу. Оксана, как единственный работающий человек в нашей деревне, подвозит её по пути совершенно бесплатно.

История третья. О том, как деревенские друг другу доверяют.

Одна московская барышня купила дом. Нет, не в нашей деревне. Но в нашем районе. Просто я его продавала. То есть купила она вроде как у меня.

Девушка со странным именем Зина (разве давали такие имена в середине 80х?) вымирающего вида "бедный  москвич", получив после смерти отца небольшое наследство, купила дом в деревне за 150 000, взяла с собой свою парализованную собаку, велосипед, и уехала от мамы "на природу".

Через несколько месяцев она позвонила мне и позвала в гости - посмотри, говорит, как я обосновалась...

Приехав на место, я, конечно была впечатлена. Вот, москвичка без денег, но изменения с домом и участком происходят такие же, как и у обычных москвичей.

Над домом появился фонарик (патрон + лампочка - меньше ста рублей, но по вечерам на крыльце светло). Дорожки по саду по возможности мостятся - камней у нас в округе много, если каждый день в поле найти и принести один камень, то за два месяца это 61 штука. Совершенно бесплатно.

Яблони в саду обрезаны, побелены. Возле дома появились саженцы сосен. Разбит небольшой огород.

Заделаны дырки в заборе.

На улице появились столик и лавочки, сколоченные из досок (короткая доска 100*25*2000 стоит на местных пилорамах 30 рублей за штуку).

Соседи ходят удивляются, восхищаются. 

Вот ведь, оказывается, не нужно много денег, чтобы улучшать условия своей жизни. Достаточно просто что-то делать.

Кроме этого, соседки ходят за советами по любому поводу. "Зина, посмотри в интернете, что у меня болит". "Зина, какая будет погода на следующей неделе?" "Зина, что-то у меня коза не доится, что с ней?"

Все это кажется смешным и странным, но деревенские действительно обращаются к городским, к дачникам, за советами даже по чисто деревенским вопросам.

(прочитайте произведение С. Чёрного "Первое знакомство", там это очень хорошо описано. А ведь больше 100 лет пошло...)

За годы жизни в деревне я обнаружила только две вещи, в которых нам их не переплюнуть - они виртуозно ворошат сено и поразительно легко колят дрова.

Так вот. Ходят соседки. То поболтать, то за советом. А однажды соседка звонит по телефону и взволнованным голосом просит зайти к ней. Зина приходит. Та лежит на кровати, ей плохо, она уже вызвала скорую и  собирается в больницу. Просит Зину собрать вещи: в той тумбочке полис, там паспорт, в шкафу белье... В конце концов говорит: вот, там, под простынями, деньги. Возьми, храни их у себя, пока я в больнице. А если помру, внукам моим отдашь.

Сумма 160 тысяч. Больше , чем стоил Зинин дом.

Зина не понимает, что происходит. Она живёт в этой деревне всего несколько месяцев. Вокруг полно подруг, с которыми эта соседка ещё с школе вместе училась. Казалось бы, нужно доверить деньги кому-то, кого давно знаешь.

Но соседка говорит "Ты что! Разве можно им доверять! Любая моя соседка если и сама не прикарманит, то сын найдёт и пропьет! Нет уж, тебе я больше верю!"

Вот так.