34 subscribers

Безбожники по-немецки: самые верные последователи антирелигиозного Интернационала

Безбожное движение в СССР, активно развивавшееся с середины 20-х годов, получило отражение и в Европе. Самые радикальные сподвижники советских антирелигиозников, конечно, появились в Германии. Можно даже сказать, что немецкое и советское течение взаимно обогащалось визуальной символикой. Сложно даже сказать, кто был более изобретательным. У советской стороны на вооружении был государственный аппарат со своим бюджетом, зато немцы брали дерзостью, так как работали полулегально и с полной отдачей.

Пример немецкой антирелигиозной агитации из Дюссельдорфа. На фото дом компартии, украшенный в честь рейнского Дня культуры лозунгом «Религия – опиум для народа» и портретами Либкнехта, Маркса и Ленина.
Пример немецкой антирелигиозной агитации из Дюссельдорфа. На фото дом компартии, украшенный в честь рейнского Дня культуры лозунгом «Религия – опиум для народа» и портретами Либкнехта, Маркса и Ленина.
Пример немецкой антирелигиозной агитации из Дюссельдорфа. На фото дом компартии, украшенный в честь рейнского Дня культуры лозунгом «Религия – опиум для народа» и портретами Либкнехта, Маркса и Ленина.

Двигателем этого интернационального движения стало Общество друзей газеты «Безбожник», переименованное позже в Союз воинствующих безбожников. В СССР у этой организации конкурентов не было, зато в Германии в конце 20-х и начале 30-х по теме безбожия шло противостояние между социал-демократами и коммунистами. Виновником раскола называли возглавлявшего интернационал безбожников профессора Гартвига (он представлял СДПГ), а оппонировал ему, обвиняя в реформизме и сотрудничестве с властями, Германский союз пролетарских свободомыслящих безбожников. Несмотря на противодействие, последнему в марте 1930 года удалось провести антирелигиозную демонстрацию в «рейнской крепости» (так называли Дюссельдорф), на которой собралось 47 000 человек.

Союз пролетарских свободомыслящих безбожников, кроме Германии, существовал также в Австрии, Бельгии и Франции. Все активисты этих организаций, безусловно, считали своим центром в Москву, где создавались все условия для проведения общих съездов. Таким образом, существовал целый безбожный Интернационал.

Берлин, парк Реберге, август 1929 года. На фото киоск в виде кирхи, где принимались письменные обязательства прекратить посещение церкви. Там же распространялся журнал «Безбожник» (фото из журнала "Огонек" за 8 сентября 1929 года).
Берлин, парк Реберге, август 1929 года. На фото киоск в виде кирхи, где принимались письменные обязательства прекратить посещение церкви. Там же распространялся журнал «Безбожник» (фото из журнала "Огонек" за 8 сентября 1929 года).
Берлин, парк Реберге, август 1929 года. На фото киоск в виде кирхи, где принимались письменные обязательства прекратить посещение церкви. Там же распространялся журнал «Безбожник» (фото из журнала "Огонек" за 8 сентября 1929 года).

Конечно, главным центром антирелигиозных собраний Германии был Берлин. О массовости мероприятий можно судить хотя бы по газетным публикациям за 1929 год. Например, 25 августа в народном парке Реберге (пролетарский район Веддинг) компартия организовала 150-тысячную демонстрацию, в которой, несмотря на запрет, принял участие и Союз красных фронтовиков (организацию запретили в мае того же года). К вечеру акция завершилась факельным шествием (в начале 30-х факельные шествия взяли в оборот уже нацисты).

Берлин, август 1929 года. Демонстранты с лозунгом «Красный Веддинг готов к защите Советского Союза» (фото из журнала "Огонек" за 8 сентября 1929 года).
Берлин, август 1929 года. Демонстранты с лозунгом «Красный Веддинг готов к защите Советского Союза» (фото из журнала "Огонек" за 8 сентября 1929 года).
Берлин, август 1929 года. Демонстранты с лозунгом «Красный Веддинг готов к защите Советского Союза» (фото из журнала "Огонек" за 8 сентября 1929 года).

К антирелигиозной агитации в Германии активно привлекались популярные в то время художники. Среди них был австриец Виктор Слама. Он был автором плаката, заказанного немецким коммунистом Хьюго Эберлейном к майским выборам в Рейхстаг в 1928 году. На нем священник с четками в виде свастики и в полицейской каскетке хватает на улице ребенка.

"Против культурной реакции". Плакат 1928 года, нарисованный венским художником Виктором Слама (он же А. Мальзов).
"Против культурной реакции". Плакат 1928 года, нарисованный венским художником Виктором Слама (он же А. Мальзов).
"Против культурной реакции". Плакат 1928 года, нарисованный венским художником Виктором Слама (он же А. Мальзов).

Кстати, немцы также переняли моду проводить массовые мероприятия в популярные религиозные праздники. Раньше них тем же самым начали заниматься активисты-безбожники в Советском Союзе. Только если в СССР устраивали Красные Пасхи и Красные Троицы, то в Германии, где рамки законов продолжали давить на общество, слово «красный» на агитационные плакаты не добавлялось.

Комсомольские плакаты 1920-х годов авторства Алекса Кейля (он же Эк Шандор). Ostern - Пасха по-немецки
Комсомольские плакаты 1920-х годов авторства Алекса Кейля (он же Эк Шандор). Ostern - Пасха по-немецки
Комсомольские плакаты 1920-х годов авторства Алекса Кейля (он же Эк Шандор). Ostern - Пасха по-немецки

Ниже – описание митинга Союза красных фронтовиков из книги Льва Копелева «Брехт. Жизнь замечательных людей»:

«1928 год в Германии встречают, как год сытого благополучия и преуспевания. Промышленники хвастают небывалым ростом производительности, рационализацией, совершенством новейшего оборудования... В Германии на биржах все повышаются курсы акций. Растут доходы, но растет и число безработных. Газеты успокаивают: это временное явление – следствие рационализации.
Растут силы коммунистов: на «красную троицу» в мае 1928 созывается всегерманский слет Союза красных фронтовиков. Маршируют больше ста тысяч крепких парней в одинаковой полувоенной форме; серые фуражки, серые гимнастерки с портупеями, военные оркестры, красные знамена, у многих отличная выправка. В самом сердце Германии марширует армия революции...»
Значок с Всегерманского съезда Союза красных фронтовиков за 1926 год, приуроченного к Троице. Pfingsten - Троица по-немецки.
Значок с Всегерманского съезда Союза красных фронтовиков за 1926 год, приуроченного к Троице. Pfingsten - Троица по-немецки.
Значок с Всегерманского съезда Союза красных фронтовиков за 1926 год, приуроченного к Троице. Pfingsten - Троица по-немецки.

Таким образом, лидеры компартии использовали выработанный годами народный рефлекс – люди хотели праздника, и они его получали. Однако событие, сохранявшее свое привычное название, меняло содержание на 180 градусов. Выступающие на празднике запросто могли посвятить вою речь антирелигиозной пропаганде.