History Empires
19 756 subscribers

Маршалы поняли, что война еще продолжается: сегодня они сдадут Жукова, а завтра придут за ними

50k full reads
56k story viewsUnique page visitors
50k read the story to the endThat's 89% of the total page views
4 minutes — average reading time

Он вдруг ясно осознал, что впервые, за много лет, ситуация складывается не в его пользу. Где-то он ошибся.

Маршалы поняли, что война еще продолжается: сегодня они сдадут Жукова, а завтра придут за ними

Резко поднявшись с кресла, Сталин быстро подошел к побледневшему Коневу, и не сдержавшись, прокричал, тыкая маршалу трубкой в лицо:

– Ты его выгораживаешь, а он присвоил себе заслуги вашей Корсунь-Шевченковской операции!

Дело Жукова

Война, в ходе которой военачальники научились действовать в большинстве случаев самостоятельно, осталась позади. В маршалах, без которых совсем недавно не могли обойтись, сейчас казалось, страна не нуждалась.

Для Сталина, почивавшего на пике вершины власти, лидера страны-победителя, они были даже помехой. Он чувствовал исходящую от них опасность. Особенно от этого выскочки.

Ну так сам же и виноват, когда осыпал его наградами и званиями. А сейчас в народе его прозвали не иначе, как "Георгий Победоносец". Жуков обладал огромным авторитетом и уважением как среди генералов, так и среди простых людей.

В конце мая 1946 года на даче Георгия Жукова был проведен негласный обыск, в ходе которого было зафиксировано огромное количество ценных предметов и вещей, вывезенных из Германии. В своих воспоминаниях Жуков утверждал, что тогда воспрепятствовал "троим молодцам" осмотреть дачу, пригрозив оружием. Здесь маршал лукавит. Обыск, пусть и не на законных основаниях, был. Так началось "дело Жукова".

2 июня 1946 года в кабинете Ивана Конева, главнокомандующего Центральной группой войск на территории Австрии, раздался телефонный звонок. Иван Степанович поднял трубку и услышал знакомый голос заместителя министра Вооруженных сил СССР Николая Булганина, которого он недолюбливал. Коневу надлежало срочно вылетать в Москву, где должно состояться внеочередное заседание Высшего военного совета.

Маршал Советского Союза Конев Иван Степанович.
Маршал Советского Союза Конев Иван Степанович.

Конев не понимал, зачем такая срочность. Повестка дня неизвестна, но если все так неожиданно, то рассматриваться на нем будут важные вопросы.

Он прилетел в Москву за сутки до начала заседания. Никто сейчас не может утверждать – консультировались ли маршалы между собой, прежде чем переступить порог зала заседания Высшего военного совета. Скорее всего, да. Пусть немного, но время у них было. Иначе чем объяснить их единый фронт, который они выстроили, чтобы защитить опального маршала.

Военачальники вдруг поняли, что если сегодня Жуков, то завтра будут они.

Фронты объединились

Заседание Высшего военного совета вел Сталин. В начале заседания генерал Штеменко, начальник Главного оперативного управления, зачитал показания Главного маршала авиации Александра Новикова. Члены совета понимали, чего стоят эти откровения Новикова, взятые следователями МГБ в ходе допроса с пристрастием.

Нет нужды пересказывать эти показания, но суть их была однозначна: маршал Жуков возглавляет заговор с целью осуществления в стране военного переворота.

В зале воцарилась гнетущая тишина, длившаяся минуты две. Георгий Жуков сидел, опустив голову.

Здесь слово взял Сталин. Хмурый, в довоенном френче. Многие присутствующие знали, что он надевал его, когда настроение было "грозовое". Он обвинял Георгия Константиновича в бонапартизме и присвоении им побед в военных операциях, в которых он не принимал участия. Обведя рукой сидевших за длинным столом, он медленно произнес:

– Похоже товарищи мы с вами все были дураками. И только благодаря гениальности Жукова страна выиграла войну.

Маршалы понимали, что в этот раз им не отвертеться. Высказаться на эту тему придется всем и занять однозначную позицию.

Почему-то до сих пор принято, что во многом благодаря выступлению маршала бронетанковых войск Павла Семеновича Рыбалко удалось тогда отстоять Жукова. Павел Семенович действительно выступил на стороне Георгия Константиновича. Все видели, что на Сталина его выступление произвело впечатление. Рыбалко прямо заявил, что давно настала пора перестать доверять "показаниям, вытянутым насилием в тюрьмах".

"Танковый Суворов" Павел Семенович Рыбалко.
"Танковый Суворов" Павел Семенович Рыбалко.

Но мы все же отдадим должное маршалу Коневу. Он выступал первым. Осознавая, что хочет от него "хозяин", он взял на себя смелость выступить против. А вот этого ему могли бы и не простить.

Конев подтвердил, что у Жукова действительно непростой характер. Что у него действительно есть принципиальные разногласия с ним по ряду вопросов. Да, неуживчивый. Да, любит иногда присваивать чужие победы.

– Георгий Константинович, будучи командующим фронтом, – медленно и громко сказал он, – неоднократно ползал на животе, когда этого требовала обстановка. Особенно когда готовилась серьезная военная операция и в интересах дела он желал на месте оценить обстановку и принять то или иное решение. Нечестный человек не будет себя так вести!

В таком же русле высказались А.М. Василевский и К.К. Рокоссовский.

Все пошло не так, как хотел Сталин. Перед заседанием он лелеял надежду, что Конев и Рокоссовский, обделенные триумфом берлинской операции, выступят против Жукова. Но он глубоко ошибался.

Что самое интересное, Сталин и здесь оказался на высоте. Он поборол свою ярость и уступил военным. Маршалы же, почувствовав свою силу, поняли, что порох надо держать сухим.

Именно тогда, на этом заседании Высшего военного совета, они, несмотря на разногласия, царившие в их среде, выступили единым фронтом. Кто знает, сдай они тогда Жукова на растерзание, как бы сложилась их судьба.