История Мо. Желтобровый. Часть 2

30 May

Читать рассказ с начала / Предыдущая часть / Следующая часть

Десятки глаз с неослабевающим интересом следили за малышом Мо, сопровождая его повсюду. И десятки языков неумолчно бормотали ему во след. Мелкие Низшие следовали за неразлучной парочкой, как привязанные, и без конца комментировали все, что он делал. Звуки речи исподволь вливались в его мозг, минуя сознание. Так он учился. Глаголы, слова, обозначающие движение, были первым, что он усвоил.

«Напал, напал… убегает… полез… прыгнул… сидит… напал, дерутся…». Какое дело Низшим до эбрайлов? Возможно, подспудно они продолжают чувствовать свое родство. Кто знает.

Поначалу он даже не замечал этого шума. Потом вдруг заинтересовался. Стал повторять отдельные фразы. В один день погнался за кем-то, напоминающим хорька-переростка с поросячьим рыльцем, поймал, прижал к земле и битый час выжимал весь его словарный запас из двухсот идиом.

«Говорить!» — кричал Мо, «Мхы, мхыы! Больно, победил!» — хныкал Низший.

«Больно! Больно! Победил! Победил! — повторял Мо, — говорить!»

«Мхыыы... Не знать... Почему... Почему... Кушать дааай!..». Мо повторял и требовал еще и еще.

Он запомнил все, что произнес Хорек, хотя значения слов еще предстояло выяснить. Низшие, наученные опытом Хорька, теперь старались держаться на безопасном расстоянии, но все так же преследовали своими комментариями. Соотнести звуки и ситуацию для мозга эбрайла — пустяк. Вкусив от древа знаний, Мо ощутил новую для себя тягу, отныне он целенаправленно искал новые и новые словесные обозначения всего, что его окружало.

Это был трудный период. Приходилось питаться чем придется и без конца совершенствовать пищеварительную систему. Мох и полусъедобные грибы, подобные плесени, набивали живот, но энергии для жизни давали мало; в сезон туманов растительность пожухла, мелкая живность попряталась глубоко в землю, под камни и в бурелом. Это чрезвычайно злило маленького эбрайла, злость он срывал на Желтобровом.

Блоо-Иша исчезла. Когда, куда она ушла — неизвестно. Да он ее и не искал, и без того имея вокруг достаточно пищи для ума. Эбрайлы вообще обычно довольно мало привязаны друг к другу, особенно те, что способны к Изменению, к трансформации. Гораздо меньше, чем Низшие привязаны к ним.

Постепенно роли менялись — уже Желтобровый следовал за Мо, молчаливо признавая его главенство, а тот в раздражении иногда немилосердно кусался и царапался, впрочем не слишком стараясь прогнать приятеля. Желтобровый теперь и спал вместе со своим маленьким покровителем в его хижине.

В своих блужданиях по пролеску, где расположился клан, Мо постоянно натыкался на жилища других эбрайлов: землянку — почти что нору в земле, или шалаш, или замысловатое гнездо из толстых веток на дереве. Но их хозяева, если были дома, неизменно гнали малыша прочь, так что, получив десяток больших и малых ссадин, ушибов, он поневоле стал осторожнее.

Обычно Мо, затаившись в кустах, подолгу наблюдал за взрослыми, подслушивал. Учился понимать, оставаясь незамеченным.

Однажды исследуя в поисках чего-нибудь съедобного один из дольменов, разбросанных тут и там по округе, он наткнулся на нечто странное, раньше не виданное. Заваленная валежником решетка, свитая из железных прутьев, закрывала проход в полуподземное помещение. Чувства, обостренные голодом, подсказали ему, что там скрыто много очень питательной еды — вяленое мясо, сушеные плоды. Ему и в голову не пришло, что это богатство может кому-то принадлежать. Не медля ни секунды, он начал копать, форма передних конечностей с каждым движением больше и больше приспосабливалась к копанию.

(с) Алексей Беляев

Читать рассказ с начала / Предыдущая часть / Следующая часть

Давай сыграем в игру? — читайте о настолке по вселенной Ауберианских трапперов
Читайте и другие рассказы канала