История Мо. Конец детства. Часть 2

28 June

Читать рассказ с начала / Предыдущая часть / Следующая часть

Желтобровый теперь часто отлучался куда-то. Он стал увереннее, как бы вырос и повзрослел после того как подрался с низшими, защищая своего друга. Надо сказать, Мо привык к нему и даже скучал. Где шатался Желтобровый, выяснить было невозможно.

А после случая с Щу, накормившим его, Мо вдруг начал чувствовать какую-то смутную тоску; определенно, Щу становился для него тем же, чем он сам когда-то — для Желтобрового. Одиночество почему-то тяготило его все сильнее день ото дня. Не умея назвать это гнетущее чувство, он стремился к себе подобным, к эбрайлам, но выйти из укрытия и заговорить никогда не решался. Все свободное время теперь он находился где-нибудь неподалеку от разумных соплеменников, следил, вслушивался в звуки речи, вбрасывая и вбрасывая в свою необъятную память все новые идиомы и понятия.

Он узнал, что неподалеку живут еще трое совсем молодых (возраста он понять, разумеется, не мог, но различил отношение к ним со стороны взрослых). Надо бы назвать их детьми, но понятие детской игры эбрайлам незнакомо; вся их жизнь — одна сплошная игра с очень суровыми правилами. В некотором смысле они всегда остаются детьми — когда созидают, и когда разрушают, и когда выполняют повседневные дела.

Мо не раз наблюдал, как какой-нибудь огромный змей с торсом крокодила посылал одного из них с поручением принести ту или иную вещь, требовал передать что-то кому-то иногда вместе с устным посланием.

Он и не догадывался, что сам является объектом наблюдения.

Сиис-кузнец выглядел странно. У него было три ноги и три руки, а хвоста совсем не было. Вечно покрытый угольной пылью, лоснящийся от пота (шерсть у него росла только на спине), он весьма походил на черта, тем-то и привлекал малыша. Целыми часами Сиис возился у своего горна и наковальни под кривоватым навесом из ветвей и листьев: в левой руке он держал тяжелый молот, в одной из правых — небольшой фигурный молоток, а второй правой ловко поворачивал клещами заготовку. При этом непрестанно бурчал что-то себе под нос, как бы обращаясь к своим инструментам. Мо полюбил смотреть, как он работает. Продукция выходила у кузнеца однообразная — тонкие ножи, похожие на стилеты, мотыги, заступы, но он и тем был доволен.

Кое-где на стволах деревьев, заменявших столбы навеса, были развешаны куски коры с нацарапанными на них узорами. Что они означают (и означают ли что-нибудь), Мо догадаться не мог.

Однажды Сиис нагребал угольную крошку в плетеную корзину, вдруг оглянулся, повернув голову градусов на сто, и обратился прямо к маленькому наблюдателю:

— Эй, малый! А ну иди сюда, да помогай. Хватит прятаться, я тебя вижу.

У Мо дух захватило. Но, помедлив, он все же вышел. Вместе они приподняли тяжелую корзину и потащили к горну. Мо споткнулся об кусок железа, валявшийся на полу, и выпустил из рук свой край. Уголь рассыпался, а угол корзины саданул Сиису по колену. «Ай-яах! Массалах! Чтоб тебя ксирибы разорвали! Камнезадый чмор! Что ты творишь скотина мелкая!» — заорал кузнец. Мо подхватился и как ошпаренный пустился наутек в кусты. «Уронил!.. Уронил!.. Корзина, уголь, ааааааааайу!» — верещали низшие в ветвях деревьев. Мо бежал, пока не начал задыхаться. Рухнул на живот прямо в траву, жадно стал пить из глубокой лужи.

— Не стоит якшаться с твердобокими, — произнес знакомый низкий голос. — Ничему хорошему не научат.

Это был Щу. Он как всегда почти беззвучно вышел из-за деревьев и пошел вокруг лужи, глядя на Мо. Во лбу его как бы светился звездчатый шрам. Только по голосу и этому шраму можно было его узнать: теперь он представлял из себя гибкого чрезвычайно подвижного дракона. Средняя пара конечностей — согнутые в локтях изящные руки — была прижата к телу. Он двигался на передних и задних лапах так грациозно, что Мо поневоле загляделся. Но вот пропорции тела начали драматически меняться: тело и лапы укорачивались, одновременно становились толще, массивнее, наконец, Щу опустился на средние лапы и поднял вертикально гориллий торс. Шрам на лбу исчез, как не было.

— Это ты, Щу! — с восхищением вскрикнул Мо, вновь став маленьким и слабым; это было приятное чувство.

— Я следил за тобой. Больше не ходи к Сиису. Он твердобокий.

Щу приблизился, резким движением схватил за шею, придвинул к себе его лицо.

— Говорю тебе: Сиис Изменяется с большим трудом, да и не очень старается приблизиться к священной древней форме. Ты же принадлежишь к высшим эбрайлам, истинным Энноху. Ступай лучше к Дамбу, Туупу и Азальгеду. Я видел их сегодня.

Остаток дня Мо не отходил от своего нового знакомого. Это было не всегда легко, так стремительно тот передвигался порой. Он засыпал его вопросами, но редко, когда Щу снисходил до односложного ответа. С наступлением сумерек Мо внезапно потерял его и больше не смог найти даже по запаху.

Утром малыш шел по знакомой тропке к ручью, чтобы попытаться поймать рыбу, и недоумевал по поводу отсутствия Желтобрового: его не было видно уже целые сутки.

Тропа свернула направо, поворот скрывал большой округлый камень. В измятой траве прямо у тропы спал, вытянувшись во весь рост, Желтобровый. Мо кинулся к нему, начал радостно теребить. Желтобровый никак не реагировал. И пахло от него как-то... странно. Мо перевернул обмякшее тело.

Труп еще не успел остыть и задеревенеть, но кровь, залившая нижнюю часть туловища, уже свернулась. На животе и груди зияла страшная рана, внутренности вывернуты и разодраны. Одна рука была сломана и болталась как тряпка.

— К... кто? — прошептал Мо, присев на задние лапы.

— Сочувствую, — сказал Щу, появляясь на камне, — но теперь это просто еда. Так и тебе надо к этому отнестись.

Он легко спрыгнул на землю, спокойно обнюхал тело, хмыкнул задумчиво:

— Кто-то очень сильный и быстрый. Острые лезвия: край раны ровный, не рваный. Первый час утра.

Мо, оцепенев внешне и внутренне, полными непонимания глазами смотрел, как Щу аккуратно обходит мертвого Желтобрового и, не спеша, уходит по тропе за поворот.

(с) Алексей Беляев

Давай сыграем в игру? — читайте о настолке по вселенной Ауберианских трапперов
Читайте и другие рассказы канала

Читать рассказ с начала / Предыдущая часть / Следующая часть