LR Interview #02| Олег Игоревич Карасёв: о рейтингах лучших университетов мира и интеллектуальном стратегическом сканировании

1 May
LR Interview #02| Олег Игоревич Карасёв: о рейтингах лучших университетов мира и интеллектуальном стратегическом сканировании

Представляем Вашему вниманию эксклюзивное интервью LR Олега Игоревича Карасева - заместителя директора Центра НТИ МГУ «Центр хранения и анализа больших данных», ведущего научного сотрудника экономического факультета МГУ имени М.В.Ломоносова (далее - МГУ, Московский университет).

Как только мы обратились к Олегу Игоревичу с предложением дать LR интервью, он с готовностью согласился и оперативно ответил на наши вопросы, но - все по порядку.

О Московском университете

LR: Олег Игоревич, как известно, МГУ вошел в топ-15 лучших университетов мира согласно рейтингу Times Higher Education-2020 (THE) по показателю влияния на промышленность (трансфера знаний). Какие осуществленные мероприятия со стороны МГУ, на Ваш взгляд, способствовали этому? Какие мероприятия запланированы в текущем периоде?

О.И.: Сегодня система финансирования науки в стране претерпевает существенные изменения. В 2018 году был принят национальный проект «Наука», который предусматривает создание принципиально новых инструментов организации научной деятельности. Среди них – центры компетенций Национальной технологической инициативы (НТИ) и научные центры мирового уровня. В отличие от традиционных подходов к финансированию научных проектов, при которых объектом поддержки выступали отдельные темы исследований, такие центры объединяют целый комплекс взаимосвязанных направлений деятельности. Это и собственно научные исследования, и подготовка кадров, развитие научной инфраструктуры, а также проведение мероприятий научной коммуникации.

Московский университет принимает активное участие в этих инициативах. За последние годы в МГУ созданы два центра НТИ – в области технологий хранения и анализа больших данных и квантовых технологий. В прошлом году в консорциуме с известными математическими институтами – Институтом прикладной математики им. М.В. Келдыша и Институтом вычислительной математики им. Г.И. Марчука – был создан центр мирового уровня «Московский центр фундаментальной и прикладной математики». Это крупные и значимые проекты, которые призваны консолидировать научный и образовательный потенциал университета в передовых областях, создать на этой основе научные результаты мирового уровня.

В этом году планируется развитие как уже созданных центров, так и участие в новых мероприятиях нацпроекта «Наука», таких как создание центров мирового уровня по приоритетам Стратегии научно-технологического развития. Большой потенциал, по нашему мнению, имеет развитие сотрудничества с региональными научно-образовательными центрами, которое отвечает задачам проекта «Вернадский», инициированного Московским университетом.

LR: В совместной научной статье “Интеллектуальное стратегическое сканирование – система методов решения прогнозно-аналитических задач”, написанной Вами в соавторстве с Е.И. Муканиной, С.С. Тростьянским и А.В.Белошицким, которая была опубликована во 2 номере Вестника Московского университета за 2019 год в серии “Экономика”, говорится о такой системе методов решения прогнозно-аналитических задач как интеллектуальное стратегическое сканирование. Вы не могли бы поделиться с нами процедурой проведения данного метода? Если ли ограничения в сфере применения данного метода? И, если есть, то какие?

О.И.: С изменением социально-экономической реальности меняются подходы к ее изучению, прогнозированию развития. В последние десятилетия в научной политике наблюдается переход от поддержки отдельных научных направлений к поиску комплексных ответов на вызовы, стоящие перед экономикой и обществом. Такой принцип закреплен, в частности, в Стратегии научно-технологического развития России.

Концепция «больших вызовов» была связана с развитием такого подхода к прогнозированию и управлению инновациями, как форсайт. Его появление было связано с тем, что значимость науки, технологий и инноваций как фактора экономического развития во второй половине XX века значительно выросла, но существующий инструментарий прогнозных исследований в этой области столкнулся с ограничениями. Методы форсайта позволяли прогнозировать такие явления, которые были для экономики новыми, не имели предыстории развития, но были способны оказать существенное влияние на ее будущее. Они предполагали широкое участие экспертов и различных заинтересованных сторон (стейкхолдеров).

Сегодня экономическая реальность отличается от той, которая сложилась в эпоху роста интереса к форсайту в середине-второй половине XX века. Информационная революция привела к резкому росту объемов доступной информации, в том числе в научно-технологической сфере. Это предопределяет возможность использования новых инструментов для прогнозирования развития науки и технологий, в том числе основанных на использовании расчетного модельного инструментария, больших данных. Мы предложили комплекс прогнозных методов, решающих ключевые задачи форсайта – определение приоритетов развития, выработку сценариев их реализации и формирование соответствующих дорожных карт – с учетом этих новых возможностей. Он основан на синтезе экспертных методов и достаточно сложного модельного аппарата. Этот подход был апробирован в ряде исследовательских проектов, выполненных в интересах ведущих российских компаний разных секторов экономики, и доказал свою эффективность.

LR: Имеются ли преимущества у коллаборации при проведении научно-исследовательских работ в стенах университета? И, если имеются, то какие?

О.И.: Университет — это уникальная среда общения, творческая, открытая и профессиональная. В нём есть возможность реализовать свой исследовательский потенциал в разных научных направлениях, как фундаментальных, так и прикладных. Университет — это сообщество ведущих экспертов в различных областях знания, а также молодых ученых, готовых это знание воспринять и развить. Поэтому возможности научного сотрудничества здесь очень велики. Практически любой крупный проект, которым приходилось заниматься в последние годы, предполагал участие экспертов различного профиля, и такое междисциплинарное объединение открывало новые возможности.

Наиболее значимые проекты, в которых мы принимаем участие, — Центр НТИ в области больших данных и математический центр — являются наглядными примерами таких коллабораций. Так, вокруг центра НТИ сформирован консорциум из десятков организаций, являющихся генераторами и потребителями инноваций. Их участие позволяет формировать исследовательскую программу центра с учетом современных вызовов, стоящих не только перед наукой, но и перед реальным сектором экономики.

LR: Какие направления научно-исследовательской деятельности считаются наиболее привлекательными среди студентов и молодых учёных? А какие среди инвесторов?

О.И.: Новые формы организации науки, которые созданы в университете в рамках мероприятий нацпроекта, предполагают активное вовлечение молодых учёных в процесс исследований. Интересы у каждого человека разные – кто-то специализируется на теоретических исследованиях, кто-то на программных разработках, прикладных проектах и консалтинге для компаний, на экспертных процедурах. В сложном междисциплинарном проекте каждый может найти область для применения своих способностей. Большое значение имеют мотивация, готовность развиваться и, конечно, чувство ответственности за общий результат.

Со стороны компаний-партнеров мы видим большой интерес к сотрудничеству. Чтобы воплотить его в конкретном результате, необходимо хорошо понимать потребности реального сектора, специфику стоящих перед ним задач, уметь создавать продукт, отвечающий ожиданиям заказчика. Этому способствуют консалтинговые проекты, проводимые центром НТИ наряду с исследованиями и разработками в конкретных технологических областях.

Кейс для наших читателей

О.И.: В последние десятилетия развитие науки прогнозирования связано с постановкой таких задач, как изучение слабых сигналов и «джокеров». Слабый сигнал (weak signal) – это явление, незначительно проявляющееся в настоящее время, но способное значительно усилиться в будущем, меняя сложившиеся тенденции и по-новому расставляя приоритеты. «Джокер» (wild card) можно определить как маловероятное событие, которое в случае наступления может оказать очень большое влияние на развитие экономики и общества. Пример, насколько важно уметь изучать и прогнозировать такие явления, мы наглядно видим в условиях пандемии COVID-19. Какие подходы, по Вашему мнению, можно было бы использовать для того, чтобы предсказывать подобные события?

Личные взгляды и управленческий блиц

LR: Что для Вас здоровое управление и здоровое администрирование?

О.И.: По моему мнению, здоровое управление — это управление в единой системе ценностей как организации в целом, так и отдельных ее сотрудников. Не случайно метод изучения факторов, влияющих на развитие организации, широко известный как PEST-анализ (Political, Social, Social, Technological) на определенном этапе развития был дополнен анализом ценностных факторов (V – Values). Система ценностей человека формируется не только на рабочем месте; это делает актуальной задачу развития гармоничной личности начиная с самых ранних этапов. В этом я вижу и роль университетского сообщества.

LR: Какие Вы могли бы назвать наиболее существенные сдерживающие факторы развития коммерчески перспективных научно-исследовательских работ в России? В каких странах наблюдаются схожие сдерживающие факторы?

О.И.: Данные объективной статистики говорят о том, что в последние двадцать лет уровень государственных вложений в науку в России существенно вырос, достигнув сопоставимых значений со многими ведущими зарубежными странами. Однако общий уровень затрат на исследования и разработки в нашей стране составляет порядка 1,1%; для сравнения, в США – 2,7%, в Японии – 3,1%. Это происходит за счет сравнительно небольшой доли вложений в эту сферу за счет предпринимательского сектора, которая равна 30% против 66% – за счет средств государства. Схожая ситуация наблюдается в ряде стран СНГ. Если сравнить, например, с США, там имеет место обратная закономерность – более 60% вложений в исследования и разработки обеспечивает предпринимательский сектор; в Японии этот показатель еще выше и приближается к 80%.

Важность государственной поддержки науки очевидна. Но не менее актуальной задачей является повышение восприимчивости экономики к инновациям, формируемым за счет внедрения научных достижений. Применительно к университетской науке большой потенциал имеет развитие Инновационного научно-технологического центра «Воробьевы горы», который призван стать площадкой для взаимодействия науки и бизнеса.

LR: С чего бы Вы могли начать программу оздоровительных мероприятий в сфере развития научно-исследовательских работ и подготовки научных кадров в России прямо сейчас?

О.И.: Ключевой вопрос научной политики – кадры. За последние 10-15 лет в структуре кадрового потенциала науки произошли серьезные изменения: доля возрастной категории 30-39 лет, бывшей в начале 2000-х годов одной из самых малочисленных, выросла почти в два раза, превысив 25%; таким образом, сегодня это самая большая по численности категория российских исследователей. При этом удельный вес исследователей в возрасте до 29 лет за этот период изменился очень мало, и тенденция к росту этого показателя сменяется его снижением.

На мой взгляд, это ставит задачу повышения привлекательности научной карьеры для молодежи. И инструментом ее решения может служить создание исследовательской аспирантуры. Такой подход предполагает, что аспирант активно участвует в исследовательских проектах, для чего зачисляется на научную или научно-вспомогательную должность с выплатой конкурентоспособной зарплаты. В обучении аспиранта делается акцент на таких курсах, которые способствуют развитию его исследовательских навыков, умению выполнять сложные научные проекты, работать в составе научного коллектива, а в перспективе – и руководить им.

LR: Вы участвуете в нашем исследовательском проекте “Индикаторы здорового администрирования”, активно его поддерживаете. В чем вы видите практическую пользу и важность данного исследования?

О.И.: Исследование посвящено важной и актуальной проблеме – поиску резервов совершенствования системы управления на разных ее уровнях. Оно основано на международно признанных методологических подходах, а результаты интересны широкому кругу организаций. Такие исследования способствуют позиционированию университета не только как ведущего научного и образовательного центра, но и как экспертной площадки по актуальным вопросам.

LR: Какая управленческая новость запомнилась Вам в последнее время?

О.И.: Перевод университетского образования на дистанционную форму. Это говорит об огромном потенциале новых образовательных технологий, который удалось практически реализовать в очень короткие сроки в ответ на серьезный внешний вызов. Убежден, что многие полезные нововведения, созданные в этот непростой период, будут способствовать развитию российской системы образования и после окончания пандемии.

LR: Какую крайнюю книгу или статью про управление Вы прочитали? Или, материал из какой книги Вам запомнился?

О.И.: Из наиболее запомнившихся изданий могу отметить книгу Р. Слотера «The Foresight Principle». Работа интересна тем, что она представляет определенный целостный подход, идеологию предвидения и управления инновациями, не концентрируясь исключительно на методах и инструментах такого рода анализа. Широкому кругу читателей может быть интересна книга М. Гладуэлла «Переломный момент», в которой автор анализирует причины возникновения масштабных общественных изменений и предлагает методы управления ими. В нынешних условиях изменений практически во всех сферах общественной жизни, вызванных пандемией, актуальна книга Н. Талеба «Черный лебедь». В ней поднимается проблема маловероятных событий, имеющих очень масштабные последствия – в прогностической науке такие события получили также название «wild cards» или «джокеров».

LR: Какое крайнее Ваше управленческое решение Вы приняли? Любого уровня.

О.И.: Об использовании дистанционных технологий в некоторых новых областях, связанных с управлением научными проектами. Кризис – это событие, которое не только реализует угрозы развития, но и открывает новые возможности, заставляет нас искать новые решения, которые, возможно, не появились бы в стабильных условиях. Думаю, что эти нововведения будут нам полезны и после окончания кризиса.

LR: Какую одну управленческую ценность Вы считаете для себя основной?

О.И.: Выбрать какой-либо один пункт как самый важный, на мой взгляд, невозможно, поскольку ценности существуют и сохраняют важность только как система. Если убрать из неё какой-либо один элемент, вся система разрушится.

LR: Какое Ваше кредо как руководителя?

О.И.: Эффективная команда - это команда единомышленников. И то, что я говорил о ценностях в предыдущем вопросе, имеет к ней самое прямое отношение.

Авторы вопросов и интервьюеры: Надежда В. Макогонова, Ольга С. Дробышева, Ирина Д. Яшина.

Автор статьи: Надежда В. Макогонова