Теории заговора

Часто приходится наблюдать яростные споры сторонников и противников какой-то теории заговора. В этих спорах обычно неприятны обе стороны. Слишком уж все уверены в своей правоте, слишком хотят подогнать реальность под свою веру или неверие во что-то. Для верующего спор, как способ установления истины, вообще не имеет смысла. Истину он по своему убеждению уже знает, а спор для него – это способ унизить и высмеять оппонента. К истине может стремиться тот, у кого её нет, кто не знает, кто сомневается. Это неопределённое состояние для многих невыносимо. Одни хотят заполнить дыры в своём знании любым вымыслом. Другие, сославшись на мнение каких-то авторитетов, вообще перестают думать самостоятельно. Последнее – это самый простой способ разрешения любых противоречий, и многие им охотно пользуются.

Имеют ли теории заговора право на существование? Конечно же имеют. Заговор сам по себе – вполне обычное для людей дело, и мы знаем в истории много разных заговоров. Какие-то сразу, а какие-то со временем раскрылись. Логично предположить, что мы знаем не всё, и что какая-то часть удачно осуществлённых заговоров остаётся нераскрытой. Ведь заговорщики обычно стремятся к тому, чтобы их заговор оставался в тайне. А значит, чисто по теории вероятностей, часть заговоров в тайне и остаётся. И волне объяснимо желание людей выявить нераскрытый заговор. Это даёт надежду на наказание злодеев и торжество справедливости.

Можно составить критерии, позволяющие отбросить заведомую чушь, не рассматривая её подробно. Во-первых, нужно оценить масштаб возможного заговора. Сколько нужно человек, чтобы его осуществить, и сколько из них должны быть хотя бы отчасти посвящены в курс дела, то есть понимать, в чём участвуют, или иметь возможность догадаться. Далеко не всем участникам заговора нужно быть в него посвящёнными. Человек мог просто выполнить приказ перевезти коробку с неизвестным содержимым из пункта А в пункт Б, при этом так и не поняв, для чего, и так и не связав это с событиями, которые вскоре произошли.

Оценив порядок количества в той или иной степени посвящённых лиц, можно уже сделать некоторые выводы. Если порядок до нескольких десятков человек, заговор вполне вероятен. Несколько сотен – маловероятен. Несколько тысяч – практически нереален.

Другой важный момент – принципиальная возможность явного или неявного сговора участников заговора. Практически невозможно сговориться людям, между которыми есть противоречия, которые соперничают или враждуют друг с другом. Если вам рассказывают о глобальном заговоре, в котором участвуют, например, все физики мира или правительства всех государств, то это заведомый вздор.

Также следует обратить внимание на техническую осуществимость сокрытия правды, особенного длительного сокрытия. Бывает, что согласно некоторой теории, для того, чтобы скрыть заговор требуется другой заговор, по своим масштабам превосходящий первый. Возникает цепочка заговоров, идущая от поколения к поколению, которая должна продолжаться чуть ли не веками. Такое всерьёз воспринимать невозможно.

И ещё один момент. Соразмерность масштаба заговора и его целей. Чем крупнее и серьёзнее заговор, тем более крупные цели он преследует. А есть ли эти цели вообще и достигнуты ли они? Например, заговор по внедрению в науку заведомо ложной теории, которая закрепится там на десятилетия, фальсификация экспериментов, подкуп (устранение) каких-то не в меру любопытных учёных. Да и само создание ложной теории требует участия учёных очень высокой квалификации, одни политики и спецслужбы не смогут. Всё это дело непростое, а зачем? Кто получит выгоду, и в чём она заключается? Ответа на этот вопрос часто нет. Злодеи творят зло из бескорыстного желания творить зло. Но тогда к чему такие сложности? Со злодейством в истории человечества никогда особых проблем не было, и все желающие могли заниматься им открыто, безо всяких заговоров.